19 Августа 2017
$59.36
69.72
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Журналист месяца 29.12.2012

Март. Нестерова Надежда Александровна

Квартира в ветхом доме Что делать, если этот дом – памятник культурного наследия? Сносить или приводить в порядок?

1944 год рождения. Заслуженный работник культуры РСФСР. Профессиональное образование получила на факультете журналистики Ленинградского государственного университета. Несколько лет после окончания вуза работала в региональных изданиях Ленинградской и Куйбышевской областей. Более 40 лет отдано работе в тверских СМИ. С 1970 по 1991 годы возглавляла отдел экономики областной газеты «Калининская правда» («Тверская жизнь»). Позднее была заместителем главного редактора газеты «Крестьянская жизнь», а с 1994 возглавила отдел экономики редакции газеты «Тверские ведомости». Н.А. Нестерова была депутатом Законодательного Собрания Тверской области первого созыва, ведет большую общественную деятельность в руководящих органах Тверского регионального отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры.

Квартира в ветхом доме

Что делать, если этот дом – памятник культурного наследия? Сносить или приводить в порядок?

В Твери 24 памятника федерального и 39 памятников регионального значения, находящихся в муниципальной собственности. Все они поставлены на государственный учет и охрану. В их числе – жилые дома, которые сформировали привычный исторический облик нашей Твери.

Город трудно представить без многоквартирных жилых домов по улице Советской, набережной Степана Разина, без так называемых Морозовских казарм, являющихся уникальными образцами промышленного строительства XIX столетия. И, конечно, неполным архитектурный облик Твери был бы без Затьмачья, которое в значительной своей части входило в областную целевую программу по сохранению памятников деревянного зодчества. Как сообщила главный государственный инспектор Росохранкультуры по Центральному федеральному округу Лариса Попова, эта программа в свое время широко рекламировалась, на ее разработку было потрачено много средств и она могла бы частично решить, в том числе для Твери, проблему ветхого и аварийного жилья. Однако сегодня эта программа перестала финансироваться из-¬за отсутствия средств.

Между тем жилые дома-памятники ветшают и гибнут. И нередко в этом им помогают люди. Стояли два деревянных дома напротив суворовского училища, угол улиц Перовской и Ефимова. Одного дома уже нет, хотя он находился на государственном учете. Как принималось решение о его сносе? Келейно? Или экспертом в единственном числе? По положению о государственной экспертизе, вопрос ценности памятника решается экспертом единолично. И если мы обратим внимание, какие дома горят, какие сносятся, какие дома хотят вычеркнуть из списка выявленных объектов культурного наследия, – это те дома, на месте которых можно что-¬то построить и получить значительную выгоду. Соответственно, кто-то должен принять решение, чтобы снять их с учета как объекты культурного наследия.

Кому помешало здание школы № 18 на улице Софьи Перовской? Оно стояло много лет пустующим. Зачем-то даже сделали новую крышу. Почему здание нельзя было использовать под детский сад, под фонд расселения? Однако бывшую школу снесли и на ее месте строят очередной магазин.

Но, кроме жилья, имеющего статус памятника, в Твери значительное количество объектов, на которые также распространяется законодательство по охране историко-культурного наследия. Это вновь выявленные памятники, около 700 ценных градоформирующих объектов. Эти данные были озвучены на встрече за «круглым столом», организованной президиумом совета Тверского регионального отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ТРО ВООПИиК) и общественной палатой города Твери. Обсуждались проблемы сохранения объектов историко-культурного наследия, входящих в муниципальный жилой фонд. Именно они формируют облик города, и каждый случай сноса надо рассматривать очень серьезно.

В таких домах памятниках значительная часть квартир приватизирована гражданами. Собственники помещений содержать такие проблемные дома в полном объеме не могут. (Кстати, Жилищный кодекс РФ не разделяет объекты культурного наследия и рядовую застройку.) Городской департамент ЖКХ пытается по мере возможности включать такие дома в программы капитального ремонта по фасадам, коммуникациям и прочему. Но это лишь малая толика того ремонта, который требуется. Поэтому с годами такие здания ветшают до крайности, и тогда статус охраняемого государством памятника с некоторых объектов снимают со всеми вытекающими последствиями.

В процессе обсуждения за «круглым столом» выяснилось, что такая потеря исторического объекта некоторыми чиновниками от ЖКХ отнюдь не воспринимается как невосполнимая утрата. Поскольку в этом случае появляется возможность вместе с памятником отделаться и от проблемы его содержания, а на освободившуюся площадь запустить инвестора. Поэтому поступило предложение: поделить исторические объекты на те, которые городу нужны, – и тогда вкладывать в них деньги, и другие, исчерпавшие себя как памятники культурного наследия. Их ждет печальная участь. Идея такова: когда у нас появится меньше объектов культурного наследия, их будет легче содержать.

– Основная масса памятников находится в муниципальной собственности. У муниципалитета средств на их поддержание нет. Надо в первую очередь сократить число тех объектов, которые мы считаем памятниками, – заявил депутат Законодательного Собрания Тверской области Александр Тягунов. – Найти средства на проведение экспертизы и определиться: что ценно, что нет. Куда закон не пускает инвесторов, проникает криминал. У памятников судьба незавидна, особенно в центре города. Памятники разрушаются преднамеренно, поджигаются. От болезненного разговора надо переходить к делу, хотя бы по маленькому шажку. Давайте реанимируем долговременную целевую программу «Сохранение культурного наследия Тверской области», внесем туда соответствующий раздел и будем работать.

Программа переселения граждан из аварийного жилого фонда реализуется в рамках 185¬го Федерального закона «О Фонде содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства». Дома, признанные аварийными в процессе эксплуатации, подлежат сносу. Точка. Это формулировка 185-го закона, который не допускает другой трактовки. И в законе не указано, памятник это или просто обычный дом, пришедший в ветхость. Если не будут внесены изменения в закон, то это будет уже нецелевое использование средств. На 2012 год на весь Тверской регион из федерального фонда выделено 125 миллионов рублей на переселение граждан из аварийного жилого фонда. Заявку подали 25 муниципальных образований.

Кстати сказать, идея сокращения количества памятников не нова, озвучивалась она не раз и прежде. Но резонно возникает вопрос: если администрация города будет проводить такую ревизию объектов культурного наследия: что надо сохранять, что надо снести, что потеряло свою культурно-историческую ценность – то на каких правовых основаниях предполагается это делать? И не чиновники, а специалисты в области охраны памятников должны сказать здесь решающее слово.

Что ж, резонно. Вот только не хотелось бы, чтобы специалисты в области охраны государственного культурного наследия выбрали путь сокращения объектов охраны (меньше объектов – меньше заботы). Истина в том, что «историческая ценность» – понятие непреходящее и не коммерческое. Пока люди помнят историю, свидетельства материальной культуры будут иметь ценность. Кто¬-то считает, что памятников у нас слишком много, хватит и потомкам. Вот только хватит ли? Как проинформировала заместитель генерального директора ОАО «Тверьпроектреставрация» по научной работе, член Центрального совета ВООПИиК Татьяна Туманова, в Твери почти половина объектов культурного наследия, состоящих на государственной охране, – это жилье, а из таких домов уже около 70 процентов в неудовлетворительном состоянии. И если выход видится только в том, чтобы подводить под снос ветшающее жилье, вообще можем остаться без наследия.

– Основной контингент проживающих в таких домах – малоимущие люди, – подчеркнула Татьяна Туманова. – Очень мало среди собственников тех, кто в состоянии вложить средства в ремонт и реставрацию дома-памятника. Тем более что в этом случае нужны дополнительные средства на научные исследования, чтобы хотя бы просто начать работы по ремонту, не говоря уже о реставрации.

Мы постоянно слышим, что у муниципалитета средств на такое количество памятников просто нет. Но работает программа отселения из ветхого и аварийного жилья. Однако в эту программу не вошли проблемные вопросы, связанные с жильем, находящимся в памятниках. В чем проблема? По закону, расселенное здание, будь оно даже памятником, подлежит сносу. Зачем сносить памятник? Да, действительно, перекрытия, полы, коммуникации в ветхом состоянии. Но стены переживут все современные здания! В Твери найдутся инвесторы, готовые провести отселение жильцов из домов-памятников, предоставив им современное благоустроенное жилье. Но загвоздка в том, что наряду с реальными жильцами там огромное количество прописанных граждан – виртуальных жильцов, достаточно состоятельных, но не желающих прикладывать усилия (и вкладывать средства, разумеется) к сохранению здания памятника. И именно эти граждане выставляют инвестору заоблачные требования. Инвестор уходит, здание продолжает разрушаться. Как сделать, чтобы инвестору было выгодно заниматься отселением граждан из ветхого (аварийного) жилья с последующей реставрацией самого памятника? В доброй старой Европе существуют программы по содержанию территорий и зданий центра городов. Почему нам не продумать такую же схему: если ты собственник здания памятника, будь любезен и содержать его в должном виде.

– Много сказано об отсутствии у муниципалитета средств на ремонт жилых домов, являющихся памятниками. Это не совсем так: деньги есть, вопрос, как этот ремонт выполняется, – подала реплику старшая по дому № 70 (Двор Пролетарки) Лидия Абрамова. – Жильцы видят, что качество из рук вон. Никто это качество не контролирует. Маленькая часть работ выполнена как надо. Остальное – кое-как. Тем не менее, считается, что дом отремонтирован. Крыша отремонтирована, но протекает по всему периметру. Все вытяжки выведены под кровлю. Дом обрушается. Денег израсходована уйма, а жителям стало хуже.

Надо начинать с того, кто объявлял конкурс, кто его выиграл и кто ведет авторский надзор. Под чьим чутким руководством все это происходит. Многое упирается в финансы. Но не только в них. В городе нет единой службы заказчика, заказы размещают все кому не лень. Итог мы видим на примере того же Двора Пролетарки. Приоритет в решении проблемы ветхого жилья должен все-таки быть у памятников, звучало за «круглым столом». Мы должны уяснить, что без средовой застройки (если ее уничтожить под маркой ветхого жилья) города у нас не будет. Вернее, будет город, но уже не Тверь.

Надежда Нестерова

Автор: Тверская жизнь
177

Возврат к списку

В Тверской области прошел форум сельской молодежи ЦФО
Сегодня население небольшого поселка Мирный под Торжком на один день увеличилось на 151 человека. Именно столько начинающих врачей и учителей, выбравших работу в деревнях и весях, собралось здесь на форум сельской молодежи Центрального федерального округа. 
18.08.201719:52
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
31 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3
Новости из районов
Предложить новость