18 Октября 2017
$57.34
67.46
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Общество 26.12.2012

Ни о чем не жалею. Живу Родиной

Фотограф: Архив Петра Федорова

Многие ли из нас смогут, оглянувшись назад, повторить эти слова за Петром Федоровым?

АНДРЕАПОЛЬСКИЙ РАЙОН


Он произносит их безо всякого пафоса. Главное богатство Петра Ивановича – любимая жена, скромный дом на берегу реки, книги-спутники. Этот мудрый человек никогда не гнался за властью и славой. Может быть, поэтому и остался для земляков мерилом нравственности и верности долгу. А долг у почетного гражданина района Федорова один – перед страной, поставившей на ноги, давшей образование и работу. 

* * *
12 июня 1928 года в деревеньке Водотопцы Усвятского района Смоленской области появился на свет мальчишка. Один из шести детей в крестьянской семье Федоровых. Жили по тогдашним меркам не так уж бедно: у отца были две лошади, несколько голов крупного рогатого скота, десять гектаров земли. 
В 1929­м, в самый разгар коллективизации, Федоровы вступили в колхоз. Петр Иванович этого, конечно, не помнит, но вкус хлеба, добытого общим трудом, не забудет никогда. И не стало больше в его жизни «моего». Только «наше». 

– Разве я могу забыть, каким праздником был приезд в колхоз тракториста, как мы, ребята, мчались посмотреть на первую борозду, а наши отцы толковали о глубине вспашки? – взволнованно говорит Петр Иванович. – Нас сплачивали общее дело, вера в большое будущее. И мы победили – сначала в битве с отсталостью, а затем в схватке с фашизмом. 

Но тогда борьба только начиналась. Они были еще совсем дети, но судьба уже испытывала их на проч­ность. С болью вспоминает Петр Федоров о брате Василии, на всю жизнь оставшемся калекой. Хлеб в то время обмолачивали лошади, и однажды оборка лаптя мальчика попала в вал молотилки. Спасти ногу не удалось. Но Василий сердцем не ожесточился: он навсегда осел в деревне, работал главным бухгалтером в колхозе. Добрую память о нем сохранили многие земляки. 

– А другие братья улетели далеко, – рассказывает Петр Иванович. – Константин – старший среди нас. Он всегда был для меня примером, хотелось быть таким же смелым, веселым, добрым. В 1939 году он ушел в армию, с осени 42­-го воевал на фронте, был под Сталинградом, а закончил войну в Берлине. Так всю жизнь и шел по армейской линии. Мы с младшими братьями Николаем и Михаилом (тоже, кстати, будущими военными) все переживали, что возрастом не вышли. Боялись, что война без нас закончится. Но и нам многое досталось…

И невольно задумываешься, кому же пришлось тяжелее: взрослому крепкому парню, не раз смотревшему в глаза смерти, но шагавшему плечом к плечу с товарищами, или 13­-летнему школьнику, пережившему оккупацию? Петр Иванович на это отвечает просто: «Война не разбирала, кому что выпадет. Главное – выстояли, поднялись, отстроились». 

* * *
Тот летний день был омрачен бесконечным женским плачем. В чем дело, Петр понял не сразу: родители с утра поехали в Усвяты на базар и только вечером, вернувшись, рассказали детям, что началась война. 
13 июля в Водотопцы за продуктами явились немцы. Впервые парнишка увидел мотоцикл с коляской, блестящие автоматы, пулемет. Но любопытство очень быстро сменилось отвращением. Один полицай из местных ходил по дворам: «Коммунистам конец, несите «освободителям» все, что есть». И не захочешь, а понесешь – у всех дети, матери, сыновья на фронте. 

– И разве только у нас такое творилось, – вздыхает Петр Иванович. – Эти стервецы впереди себя посылали десант, и жители, узнав, что немцы близко, бросали хозяйство и спасались. Помню, как страшно ревели недоеные коровы, бродившие по дорогам. Как­то к нам в Водотопцы пришло целое стадо. Женщины обрадовались, хотели их подоить, оставить у себя, но не тут­-то было: быстро появились немцы, затащили скот в грузовики и уехали. 

Не один месяц оккупанты хозяйничали на Смоленщине. И все же порой нет­-нет да и говорили люди: «Скоро к нам помощь придет». Однажды, когда немцы на время отступили, в доме Федоровых несколько дней жил разведывательный отряд. Вместе с мальчишками солдаты спали на соломе, рассказывали, как армия с боями продвигается вперед. Но наступление остановилось, и снова пришла беда: сначала озверевшие фашисты вынудили семью оставить дом и уйти в другую деревню, а потом угнали в Витебск, в концлагерь. Стояла холодная осень, а ютиться пришлось в обычных конюшнях. Но голь на выдумку хитра: люди делали шалаши из навоза и там согревались. А немцы тем временем уже присматривали себе зажиточные хозяйства, помнили обещания Гитлера о собственных угодьях на советской земле. 

– Но в декабре 43­-го дела у врага разладились: наши стали их сильно теснить, – рассказывает Петр Иванович. – Они отступали спешно, из злобы и трусости сжигали за собой деревни. Даже собственное добро не жалели: мы однажды вытащили из горевшей машины теплые одеяла. 

После отступления фашистов семью на первое время приютила у себя тетя. Повзрослевших ребят отправили на курсы по разминированию окрестных территорий, организованные районным Осоавиа­химом. Карт у парней не было, и мины они искали сами со щупами в руках. Во время одного такого рейда Петр и двое его друзей – Иван Горовой и Петр Науменко – шли по заросшему, давно некошеному полю.
Неожиданно раздался взрыв. Когда наш герой очнулся, он увидел, что первый товарищ убит, а второй смертельно ранен. Федоров взвалил его на спину и вынес на безопасное место, но было слишком поздно. Это всего один эпизод из летописи страшных будней войны. 

Когда семья вернулась в родные Водотопцы, картина предстала тяжелая: повсюду были колючая проволока и бурьян. Федоровы сначала поселились в немецкой землянке, а потом подняли из земли старую хату. 

Медленно, но деревня оживала, возрождался колхоз. И настал день, когда Петр Иванович понял, что мы победили. Нет, это было не 9 мая. Весной 44-­го опустошенную землю стали пахать. Мужчин почти не осталось, и конный плуг тащили изможденные женщины. Они хотели сеять. Юноша увидел, что ничто не сломило земляков, по-­прежнему тянущихся к опаленной почве. Может быть, именно тогда и определился его путь?

* * *
Петру Ивановичу, как и братьям, тоже пришлось послужить, но не путь военного ждал его после возвращения домой.

– Однажды меня пригласили к первому секретарю Усвятского райкома Дмитрию Ивановичу Леонтьеву и предложили работать инструктором в отделе пропаганды, ­ рассказывает Федоров. – В армии я окончил дивизионную партийную школу, поэтому мне это было знакомо, и согласился. Так прошло несколько месяцев, и меня направили в Великие Луки, где я учился на курсах при обкоме, а оттуда через год – в Андреапольский райком КПСС. И вот я уже без малого 60 лет связан с этой землей. Честно говоря, родной она стала не сразу: был период, когда я почти обустроился в Торопце, получил квартиру и хотел там остаться. Но мне сказали: «Езжай и работай!» Поехал и не жалею.

Говорят, что большому начальнику нужна строгость. А Федорову было непросто принимать суровые решения. Если и приходилось исключать кого­-то из партии, это становилось для Петра Ивановича настоящей мукой. Полночи потом уснуть не мог, но против совести не пошел ни разу. Понимал, что не за себя отвечает, а за весь район. Зато общение с настоящими знатоками своего дела, людьми, у которых можно было чему­-то научиться, становилось для него радостью. 

– Я рассуждал так: у тебя, Петр Иванович, опыт есть, но у других побольше твоего будет, – говорит он. – И всегда стремился наладить отношения со своими руководителями, постоянно выезжал в колхозы и совхозы, узнавал, у кого какие предложения, какие рационализаторские идеи. Иначе никак. Если не знаешь, чем земля живет, лучше и не брать на себя за нее ответственность. 

Вторым секретарем Андреапольского райкома он стал в 1965-­м. Это было горячее время, которое смело можно назвать первой советской перестройкой. Тогда к району добавились семь колхозов Пеновского района, и началась большая работа: строились дороги, животноводчес­кие комплексы, зерносклады, проводилась мелиорация, прокладывались линии связи, закупалась техника…
 
Вскоре началась электрификация района. В большую стройку включились все колхозы и совхозы, все промышленные предприятия. И к 1970­-му было построено более 1700 километров линий электропередачи. Во всем этом участвовал и Петр Иванович, ставший в те дни председателем Андреапольского исполкома районного Совета депутатов трудящихся. Спустя несколько лет, в 1973­-м, его избрали первым секретарем райкома КПСС. Эту должность он занимал полтора десятилетия.

Именно при нем в районе появились десятки новых объектов, в том числе комплекс ЦРБ, городская школа №2, Хотилинская СОШ, дорожная организация ДПМК, производственные базы СМУ «Межколхозстрой», ПМК «Мелиорация», «Сельхозтехника». Но таков характер Федорова, что о своей роли лидера всех начинаний он распространяться не привык и охотнее рассказывает о тех, кто помогал ему идти к цели. Среди этих людей – начальник межхозяйственной дорожной организации Георгий Ефимов, директор леспромхоза Михаил Сизонов, председатель правления колхоза имени Ленина Николай Александров, начальники участка «Электросетей» Николай Козлов и Игорь Соолятте и многие другие.

– Они заботились только о родном крае, – с глубоким уважением говорит Петр Иванович. – Сейчас есть начальники, которые наблюдают жизнь из окна кабинета. Это не про них. 

Так же живет и сам Федоров. Нелегко было пережить смену вех в 90­-е годы, но работу он не оставил. И сегодня к его советам прислушиваются и коллеги, и руководители предприятий, и глава района Николай Баранник. Николай Николаевич часто вспоминает, как он, заведующий отделом райкома, написав доклад, шел за советом к Петру Ивановичу. И нередко слышал: «Есть неточности. Давай мы это перепишем заново». Федоров досконально знал состояние дел во всех местных хозяйствах. А самое главное, знал каждого человека – от председателя до скотника. Держался со всеми просто и свободно, готов был и похвалить за хорошую работу, и приободрить, если дело не ладилось. 

– На мой взгляд, это самое важное в любом руководителе, – считает глава района. – Удивительно, как ему удается сочетать широту аналитического мышления и внимание к мелочам. Этот человек в свои 84 года готов вникать в любые вопросы. Петр Иванович работает в администрации специалистом по взаимодействию с депутатами, следит за тем, как они выполняют свои обязанности. Это непростая работа, но он с ней справляется. 

О жизненной силе Петра Федорова может многое сказать лишь один эпизод. Когда впервые зашел серьезный разговор о предстоящей газификации муниципалитета, он, не раздумывая, заявил: «Нужно проводить ее так же, как мы проводили электрификацию: собрались все вместе и взялись рубить просеки. Поменьше волокиты, побольше настоящих дел!» Это его философия. Меняется страна, а она остается неизменной для человека, который живет честно и работает честно. 


Автор: Артур Пашков
218

Возврат к списку

Есть в Твери уникальный детский сад
Детский сад №100 действительно один такой в областном центре. Его питомцами являются дети с тяжелыми нарушениями зрения.
18.10.201720:08
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5
Новости из районов
Предложить новость