04 Декабря 2016
$64.15
68.47
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Культура20.12.2012

Курбан Галий: В Твери я не в гостях, а дома

Легендарный шансонье рассказал корреспондентам «ТЖ» о восхождении на музыкальный олимп и любви к тверской публике

Курбан Галий (Набиулин) – музыкант с необычной судьбой. В начале «лихих девяностых» он покинул родной Красноярск, где играл с маленьким ансамблем в кафе и ресторанах, и отправился покорять Америку. 

Скромный «парень с косичкой» вернулся на родину спустя много лет в статусе звезды шансона. Он гастролирует по стране, собирая аншлаги. Не раз бывал в Твери, а недавно порадовал поклонников выступлением в клубе «Бутлегер». Несмотря на громкую славу, Курбан Галий открыт для публики и журналистов и с удовольствием согласился ответить на несколько воп­росов корреспондента «ТЖ». 

– Курбан, вернемся в далекий 1991 год, когда вы приняли решение отправиться за океан. Так поступили многие, но российских музыкантов, добившихся признания за рубежом, можно пересчитать по пальцам. Вы – в их числе. В чем секрет успеха?

– Одним из первых в Америку уехал Слава Медяник. А потом позвал меня. Будь я старше, может, и не решился бы на подобную авантюру, но я был молод, амбициозен, верил в себя и хотел делать качественную музыку. В советских ресторанах, где начиналась моя творческая карьера, музыкант был тапером – создавал фон. А Брайтон-Бич, говорили мне – рай для музыканта: здесь можно экспериментировать с репертуаром, с техникой, со звуком. Поэтому собрал чемоданы и с пустым кошельком, не зная английского, рванул в Нью-Йорк, на Брайтон-Бич. 

...Брайтон – самое русское мес­то Америки. Русские рестораны, русские магазины, русская речь… Я быстро адаптировался и начал работать. Помог Вилли Токарев – не деньгами, а знакомствами. Моя американская музыкальная карьера началась в ресторане «Приморский»: работал с часу дня до шес­ти вечера. А потом, в ресторанное время «Ч», на сцену поднимались местные исполнители. Было трудно, жил на пять долларов в неделю, но не унывал. Понимал: главное – «засветиться», влюбить в себя местную публику. И действительно, вскоре гости, приходившие в ресторан по вечерам, начали спрашивать: «А где Курбан, музыкант с косичкой? Почему не играет?» Так приходила известность. Знаете, стать звездой местного масштаба можно и за пару месяцев, ловко копируя чужие песни. Но не верьте тем, кто говорит, что так же, в одночасье, можно стать популярным автором, не поработав до седьмого пота, ни разу не сорвав голос. Труд – это многочасовые репетиции, занятия вокалом, сутки в студии, хороший звук и, разумеется, эксперименты. Тяжело в учении – легко в бою. Это выражение применимо и к музыке. 

– Потом были другие рестораны Брайтона. Когда закончился период адаптации к чужому культурному миру и началась самореализация?

– После «Приморского» я пел в ресторане «Москва», где до меня выступал легендарный исполнитель и композитор Анатолий Днепров, работал в ресторане Медяника «Северный». Ударить в грязь лицом было нельзя. И я старался. 

А потом жизнь на Брайтоне стала еще интереснее: Нью-Йорк начали открывать для себя представители российского бизнеса. Как грибы после дождя появлялись новые кафешки и ресторанчики. 

Это было удивительное время: гости приходили в рестораны не поесть – послушать хорошую музыку. А мы, музыканты, относились к работе со всей серьезностью – шла реклама, висели афиши, мы готовили многочасовые программы. Продумывали каждую мелочь – днем, например, пелись бардовские, авторские песни, спокойные и лирические. Самое интересное начиналось вечером – звучали отечественные и зарубежные хиты, ритмичные, «заводные». Помню, в ресторан днем как-то зашел Александр Розенбаум – его попросили выйти на сцену и спеть. Я был недоволен: до этого мы играли ритмичную музыку, и баллада Розенбаума никак не вписывалась в нашу музыкальную программу. Розенбаум не обиделся – он понял, что я имею в виду.

А ресторан превратился в культурный центр Брайтон-Бич: приходили и эмигранты, и местные. Мы играли все, начиная от Утесова и заканчивая «Pink Floyd». Американцы ностальгировали и уверяли: будь жив Роджер Уотерс, он бы нам поаплодировал. Каждый день бились над звуком: здесь я перфекционист. Я настаиваю на дорогой аппаратуре. Это не каприз, если во время выступления, не дай Бог, сгорит хоть одна «котлета» (так на профессиональном жаргоне называется колонка. – Авт.), можно уходить со сцены. Мои саунд-чеки идут долго, я мучаю звукорежиссеров, зато никаких посторонних шумов и хрипов, фоновых и прочих звуков на моих выступлениях не услышишь. 

– Почему вы вернулись на Родину? 

– Потому что качественная музыка наконец пришла и в отечественные рестораны. Я все чаще слышал совет: «Возвращайся домой. Тебя там знают и любят». И я отправился в Москву. Не представляете, какое это счастье – после долгих лет жизни за границей оказаться дома. Меня радовало все: и гостеприимство давних знакомых, и благодарность слушателей. Поверьте: ни в одной стране мира не умеют так слушать музыку, как у нас. 

Сейчас я живу на два дома: моя семья – в Нью-Йорке, жена большую часть жизни провела в Америке, там выросли мои дети. Им будет непросто адаптироваться в России. А мне очень понравилось на Родине. В последние годы в России появилось много ярких исполнителей, в шоу-бизнесе исповедуется профессиональный подход. Та же «Фабрика звезд» с точки зрения музыканта – вполне качественный, зрелый проект. Интересные вещи происходят и в русской поп-музыке, и в роке, и в шансоне.

– Вас часто называют «человеком-оркестром». Вам покорились все музыкальные жанры и направления. В репертуаре – попурри тридцатых и сороковых, шестидесятых и восьмидесятых. Вы поете одесские песни и песни бардовские. Вы играете джаз, отечественный и зарубежный. Ваш сценический образ заставляет вспомнить о старом добром роке. И все же вы шансонье… Как вы объясните этот феномен?

 – Просто я люблю музыку – хорошую и разную. И люблю эксперименты. Музыкальная ниша для таких «всеядных» людей, как я, – шансон. Многие считают, что это блатная лирика и песни под гитару на подъездных площадках. Но не будем забывать: шансон – родом из Франции, знаменитые местные шансонье – это Шарль Азнавур, Эдит Пиаф, Сальваторе Адамо. Рождался шансон в кабаре, а полюбился он людям по одной простой причине: это очень эмоциональная музыка, близкая и понятная всем. Классический шансон – высокий жанр. Это эмоции, идущие от сердца автора и исполнителя к сердцу слушателя. И я в своем творчестве стараюсь следовать этим давним традициям. 

Мне кажется, что образец российского шансона – творчество того же Григория Лепса. Его рецепт – сложные, глубокие тексты, мелодичность, роковые аранжировки и потрясающий вокал. Я однажды сказал Грише: «В тебе есть что-то от Высоцкого…» А потом появился альбом «Парус»: Лепс спел песни Высоцкого. Отзывы на альбом были разные, а мне «Парус» понравился. Аранжировками, кстати, занимался Евгений Кобылянский – известный композитор, мультиинструменталист и продюсер. Его кредо – защищать слушателей от дешевой вкусовщины, и вдвоем с Лепсом, на мой взгляд, они сделали уникальный проект. Надеюсь, его оценят если не сейчас, то в недалеком будущем. 

А недавно я переслушал песни Юрия Антонова. И был потрясен: это то, к чему так стремятся многие шансонье, а приблизиться могут далеко не все. 

– Поговорим о ваших тверских концертах. Наш город – российская столица шансона. Здесь жил и работал Михаил Круг, а после его трагической гибели ежегодно проводятся фестивали, собирающие самых популярных российских и зарубежных шансонье. Уютно ли вам в Твери?

 – Здесь я чувствую себя не в гостях, а дома. Впервые я приехал в Тверь на местную студию «Салам» записывать альбом. Я знал, что еду в город Михаила Круга – к его творчеству я отношусь с большим интересом и уважением. Жалею, что, когда он приезжал в Нью-Йорк, я был полностью погружен в работу, и мы не познакомились. 

Но я и представить не мог, что к музыке здесь относятся настолько профессионально, с такой любовью. На студии меня встретили с распростертыми объятиями. Никого не удивили мои высокие требования к звуку, к качеству аранжировок – наоборот, были готовы проводить со мной в студии и день, и ночь. Мы вместе экспериментируем, спорим, пробуем разные варианты. Это здорово: именно такой творческой атмосферы мне не хватало порой в других городах. Потрясла меня и тверская публика – гостеприимная, благодарная, готовая к общению. В вашем городе мне отлично работается, а концерты каждый раз приносят огромную радость. За это мне хотелось бы поблагодарить всех тверских ценителей шансона. 

– Мы ждем с нетерпением новых альбомов. А ваши тверские поклонники гадают: какими экспериментами порадует нас на сей раз Курбан Галий? Может, поделитесь парой секретов?

 – Я человек с неугомонным характером. Я не умею водить такси, строить дома, писать книги – я умею и люблю петь. Эту мою одержимость в свое время подметил Михаил Танич. Послушав меня, сказал: «Курбан, ты должен петь. Твое призвание – в этом». Порой бывает так: несколько лет в голове крутится песня, которую очень хочется исполнить, а потом записать. Но работы много, все время не до этого. Кто-то махнет рукой, а я рано или поздно делаю то, что так долго вынашивал, о чем мечтал.

Сейчас я готовлю альбом, куда войдут лиричные, эмоциональные композиции. Много лет мне предлагают записать песни Утесова: пока я не готов, но когда-нибудь, может, и решусь на этот эксперимент. А главная моя мечта, которая пока, к сожалению, не исполнилась, – свой ресторан, своя музыкальная площадка, свой бренд. Вот где можно заняться чистым творчеством, не думая о формате! Уютно бы там было и другим авторам – исполнителям и музыкантам: я не только ценю гостеприимство, но и сам обожаю принимать гостей. Был бы рад видеть среди них талантливых музыкантов и ценителей настоящей музыки из Твери, столицы российского шансона. 


Автор: Беседовала Юлия НОВИЦКАЯ
202

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

В тверском регионе отметили День клубного работника
День клубного работника, который проходит в нашей области с 2002 года, можно смело назвать уникальным, поскольку нет больше ни одной отрасли, специалисты которой в календаре имели бы отдельный, подчеркнем, региональный профессиональный праздник.
02.12.201623:03
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию