02 Декабря 2016
$63.68
67.62
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Общество 20.12.2012

Продолжить свою веточку

«Прошлое, хранящееся в памяти, есть часть настоящего». Тадеуш Котарбиньский

Неожиданно и резко меняется жизнь. Такое бывает, когда болезнь, не интересуясь твоими планами и желаниями, ограничивает движения, возможности. Но от самого человека зависит, идти на поводу у недуга или увлечься новыми интересами, построить новые планы и реализовать их. Да так, чтобы другим стало завидно (конечно, по-хорошему).

Для Евгении Матвеевны Артемьевой, перенесшей инсульт, точкой отсчета ее нового увлечения стало заботливо­критическое заявление племянника Сергея Касьянова, приехавшего ее навестить из Читы: «И как ты все помнишь? Запиши это, пока ум ясный и память светлая. Интересно прочитать будет и нам, и нашим детям, и внукам». Евгения Матвеевна вздохнула: «Раз сказали делать, значит, надо» – и приступила к розыску многочисленной родни, разбросанной по территории всего бывшего Советского Союза. 

«Дорогие мои современники! Эта история берет свое начало от примерной даты рождения нашего общего пращура по отцовской линии – Агея Кирсанова. А именно с 1814 года...» 

Так обращается в начале книги «История двух родов» ее автор Евгения Артемьева к своим читателям­родственникам. Около двух лет заняла подготовка издания, вышедшего в свет в Твери в 2012 году. Евгения Матвеевна рассылала письма и по старым адресам, и в архивы, и в комиссариаты. Обратите внимание – бумажные письма в конвертах с марками, а не электронный их вариант. Почтальон и телефон – вот с чьей помощью она искала родных, зачастую забывших друг о друге.

Ответы получала разные – официальные справки о погибших и умерших, осторожное молчание. И сдержанные поначалу отклики на ее предложение рассказать о своих семьях, детях. 
– В переписке перезнакомились, – рассказывает мне за чашкой чая Евгения Матвеевна. – Я о себе рассказывала – они же не знают меня, не помнят. Племянница Татьяна Мельникова из Новосокольников, например, совсем маленькая была, когда мы виделись, а мне лет 10. И вот, чтобы заинтересовать, делилась своими воспоминаниями о ней маленькой, о ее матери, бабушке Дуне (Евдокии Титовне Трощенковой). Так, помаленьку, многие начали отзываться.

«Память… С какого времени помнит себя и все окружающее человек? Я всегда считала, что лет с четырех­пяти. Оказывается, еще раньше. Думаю, лет с двух с половиной. До войны мама с папой жили в Окнях. Хорошо помню наше крыльцо и слева ограду из тына, возле которого стояла лавка, где я играла, но не в куклы, а в посуду…»

В путешествие во времени Евгения Матвеевна пригласила всю свою многочисленную родню. Ведь ее папа и мама – оба из многодетных семей – шесть и десять человек детей. И у этих тетей­дядей, конечно, появились дети – двоюродные братья­сестры. Представляете, какое раскидистое дерево, хоть и не очень высокое (с начала XIX века) получилось. И некоторые веточки отыскать было очень сложно. Без помощников точно не обойтись. Самыми верными и усердными оказались дочь Елена Артемьева (шеф­редактор, так называет ее мама), Евгения Васильевна Семенова, живущая в Новосокольниках, преподаватель школы в селе Окни Мария Григорьевна Карпова.
«Война… Нас с семьей тети Матреши отправили в Литву. 

Возили от одного хозяина к другому. Вторые хозяева были бедные, поэтому они питались вместе с нами. Что сами ели, то и нам давали. У третьего было плоховато. Хозяйка сердитая, нашу семью невзлюбила, меня часто наказывала и заставляла пасти коров. Снесет в поле, посадит посреди стада. Коровы видят живого человека, пасутся и не убегают почему­то никуда…»

Из Твери шли письма в село Окни Псковской области, в Ригу (Латвия), в Приднестровье (Молдавия), Крым, Нелидово, Железногорск Иркутской области, Читу, Санкт­Петербург, Псков. Потомки двух дедов – Агея Кирсанова и Петра Алексеева – рассказывали о себе, высылали фотографии. И уже с нетерпением ожидали выхода альбома об их семейной истории. 

«Самулково… Места такие красивые! Мы, дети, ходили за грибами, ягодами, собирали кислицу (есть было нечего). Собирали гнилую картошку, оставшуюся после зимы в земле. Из этой картошки мама пекла лепешки. С 1949 года переехала к сестре Кате в Клин, а с 1950 года живу в Твери. Но забыть родные места невозможно. Сейчас Самулково стерто с лица земли в буквальном смысле слова: ни печин, ни садов нет, видимо, грейдером сровняли».

Звонит племянник Владимир Шалденков из Санкт­Петербурга, взрослый мужчина, и взволнованно говорит в трубку: «Тетечка Женечка, спасибо тебе большое! Я как будто в детстве побывал, в своей деревне. Спасибо». Почти весь тираж – 50 экземпляров – разошелся по знакомым адресам. И еще находятся потерянные родственники. Прочитали историю двух фамилий, разобрались в сложной родовой схеме, нашли воспоминания о себе и своей малой родине, свои фотографии, архивные документы, краеведческие материалы. И отовсюду – новая волна писем и звонков, благодарностей.
В Екатеринбурге (на Южном Урале) учительница на уроке сказала ребятам: «Пишите свои родословные». «А у меня есть», – говорит восьмилетний Александр, внук Сергея Касьянова. «Ну так принеси». И два дня изучали в школе альбом, зачитывали главы.

Но, оказывается, стоит только начать такую работу – закончить ее практически невозможно. В Новосокольниках много бывших односельчан Евгении Матвеевны увидали книгу. И старые подружки сказали: «А мы где? Почему нет?» Так что, хочешь не хочешь, говорит автор, надо дальше писать в рубрику «Вот моя деревня». В Ленинград дошла книга, оттуда звонит односельчанка Анна Егоровна Иванова, советуется: моя мама (Лукерья Николаевна Волкова) во время войны в деревне была связной у партизан, со старшим сыном собирала сведения по передвижению войск, возила в отряды продовольствие, одежду, оружие. Рисковали очень, да дома еще двое ребятишек. И вот теперь осталась из семьи одна Анна, есть у нее документы, исторические справки военного времени. Что с ними делать? Выбросить вроде жалко. «Ты мне пришли, а там посмотрим», – отвечает Евгения Матвеевна. И думает: наверное, надо связаться с районным музеем, туда передать, и будет хорошо.

А самой еще хочется рассказать о династиях. Много в роду военных: от прадеда и до внуков все поколения. Учителя и раньше были, и сейчас (дочь Елена продолжает эту семейную традицию в гимназии №12 Твери). Много рабочих профессий, колхозников, железнодорожников. Теперь эту информацию надо собирать.

«Дорогие мои близкие и дальние родственники! Спасибо всем, что откликнулись на мои письма. Жаль, что не о всех наших близких есть сведения. Но я думаю, что они найдутся. Это только начало. Теперь каждый, кто заинтересуется, сможет продолжить свою веточку, свое родословное дерево самостоятельно».

Так заканчивает свой первый издательский опыт Евгения Артемьева. И, угощая меня медом, который прислали ей из села Окни и из города Новосокольники в благодарность за книгу, говорит: «Продолжение следует». А затем обращается к дочке: «Сходи посмотри, нет ли письма».


Автор: Татьяна ИВАНЧЕНКО
74

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

Молодежное правительство Тверской области будет работать в двух пространствах
«Здравствуйте, коллеги» – так обратился губернатор Игорь Руденя к студентам, начинающим предпринимателям, общественным деятелям, участникам студотрядов и добровольческого движения, собравшимся в понедельник в одной из аудиторий ТвГТУ.
30.11.201622:54
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию