26 Февраля 2017
$57.48
60.45
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Летопись19.12.2012

Дело всей жизни

Сельская учительница истории создала школьный музей, посвященный подвигу защитников Ржева

Юность, опаленная войной

Жительница Твери Нина Николаевна Фадеева (в девичестве Кабетова) родилась в деревне Мологино Ржевского района. В семье отца, книгочея Николая Никаноровича Кабетова, было восемь детей. Мать – Евдокия Ефимовна – взяла на себя заботы по воспитанию четверых детей от первой жены мужа, умершей от болезни. 

Когда началась война, Нине было 15 лет. В деревне к тому времени остались лишь она с младшим братишкой, старшие дети разлетелись из родительского гнезда. В большом селе были две пекарни, леспромхоз, школа. Впервые немцы начали бомбить Мологино на Покров – 14 октября 1941 года. В тот день Нина с пожилой родственницей мылись в бане. Тишину нарушил рев двигателей низко летящих над деревней самолетов. Почти обнаженная, в одной наспех надетой юбке, девушка выбежала наружу и спряталась в окопах неподалеку. Подняв голову кверху, она встретилась взглядом с летчиком, в упор смотрящим на нее сквозь стекла очков. На бреющем полете он набирал высоту над сельской баней. Немец почему-то не стал стрелять: видимо, жаль было губить девичью красоту. Во время бомбежки в деревне погибло 76 человек, в том числе и дети. Боясь прихода фашистов, Кабетовы и другие односельчане ушли в глухую лесную деревушку. 

Когда через несколько дней семья вернулась в родное село, выяснилось, что в их доме расположился немецкий комендант. Отца Нины немцы хотели поставить старостой, но он отказался наотрез, хотя и осознавал, чем это ему грозит. Выручил односельчанин: во время Первой мировой войны он был в плену и немного знал немецкий язык, поэтому и стал посредником между фашистами и своими. 

Все два с половиной месяца оккупации семья Кабетовых ютилась в своем доме на кухне. Однажды жизнь отца Нины повисла на волоске: когда в очередной раз один из немецких солдат полез за охапкой дров, рачительный хозяин не стерпел и оттолкнул его от поленницы. За нападение на немецкого солдата Николая Никаноровича хотели сослать в лагерь под Ржевом, но опять спас односельчанин, сообщивший, что семья Кабетовых пострадала от советских органов.
Действительно, за две недели до прихода немцев по доносу была арестована старшая сестра Нины – Анастасия. Она неосторожно сказала в магазине, что не все немцы – звери (когда в начале войны девушка пешком пробиралась к родителям от границы, где служил муж, они задержали ее в Торопецком районе, но тут же отпустили – она была беременна). Настю осудили по 58-й статье, и она умерла в тюрьме в 1944 году. Ее муж – Александр Шервиц – пал в боях за Ржев. Память о безвинно загубленной сестре осталась в сердце Нины Николаевны вечной незаживающей раной. 
Немцев выбили из села накануне католического Рождества 1941-го. Покидая деревню, они поджигали дома: из 200 дворов уцелело около 15. 

Ржевская битва стала одной из самых трагических и кровавых страниц в истории Великой Отечественной войны. В течение семнадцати месяцев оккупации в городе совершались массовые убийства жителей и военнопленных, были разрушены здания предприятий и учреждений, сожжены городские парки и леса. Если до войны население Ржева насчитывало 56 тысяч жителей, то на момент освобождения в марте 1943 года в городе остались 362 человека. Ориентировочная цифра общих потерь Красной Армии на Ржевской дуге — 2 миллиона 60 тысяч человек. Некоторые деревни вблизи города – Полунино, Галахово, Тимофеево и другие – просто исчезли. 

Во время затяжного Ржевского сражения семья вынуждена была жить в эвакуации, так как линия фронта проходила слишком близко от Мологина. Кабетовы попали сначала в Берново, а потом в одну из деревень Луковниковского (ныне Ржевского) района. Терпели голод и холод, выживали тем, что меняли на картошку сшитые своими руками женские блузки. Возвратились домой пешком, везя нехитрые пожитки на санках, уже в марте 1943-го. В колхозе Нина стала работать счетоводом, но так же, как все, выходила в поле. Тяжелая крестьянская работа легла на женские плечи; в качестве тягловой силы использовали коров: лошадей в колхозе не было. И все же девушка не унывала – ведь ее выбрали комсомольским секретарем. Выпускала боевые листки, организовывала концерты. 

Будни сельской учительницы

После войны Нину с трудом отпустили из колхоза учиться. Она окончила Старицкое педагогическое училище, затем, как лучшая выпускница, поступила на исторический факультет Калининского пединститута, где стала старостой группы. 

После окончания учебы ее назначили директором Кокошиловской семилетней школы в родном Ржевском районе. Зимой вместе с ребятами она заготавливала в лесу дрова, вместе с техничкой топила девять школьных печей. В 1952 году вышла замуж, один за другим пошли дети. 
В 1955 году Нине Николаевне предложили должность завуча в Глебовской средней школе. Несмотря на хороший теоретический багаж, опыта в преподавании ей не хватало, да и не все педагоги готовы были признать в молоденькой учительнице руководителя. Но она справилась и с этими трудностями. 

Еще в 1951 году она начала собирать сведения о ветеранах войны. Посылала учеников записывать воспоминания земляков, сама беседовала с участниками тех событий. Постепенно в школе, в комнате боевой славы, накапливались свидетельства Великой Отечественной: письма с фронта, фотографии, похоронки, личные вещи бойцов, снаряды и патроны. Благодаря вездесущим мальчишкам появился даже настоящий пулемет. 

В послевоенные годы на своих огородах и совхозных полях ученики находили много черных пластмассовых трубочек с вложенными в них клочками бумаги, на которых были написаны фамилии и адреса, – это были солдатские медальоны. Встречались и человеческие кости, которыми щедро была усеяна ржевская земля. Медальоны Нина Николаевна передавала в райвоенкомат, а по адресам, обозначенным в них, писала письма родственникам погибших. Вести из Глебова летели во все уголки страны – от Сахалина до Средней Азии. Люди откликались: благодарили, присылали отрывки из писем погибших родственников, обе­щали приехать. Особенно была велика радость тех, кто впервые узнал о месте гибели родных. Вместе со школьниками учительница начала создавать большую рукописную Книгу памяти, куда заносились фамилии павших бойцов, оформляла стенды, посвященные землякам и бывшим учащимся школы – участникам войны. В 1972 году в Глебовской школе был открыт музей боевой славы, которому впоследствии присвоили звание народного. 

Героические страницы

Много ярких свидетельств воинского подвига хранится в музее. Одной из наиболее показательных стала судьба ученика Глебовской школы Ивана Воскресенского. До войны он успел окончить 9 классов. Когда поблизости от села начались боевые действия, Ваня обратился к командиру разведывательного подразделения и попросил взять его к себе. Тот рискнул зачислить шустрого паренька в разведчики. Ванины знания окружающей местности помогли бойцам оставаться незамеченными во время опасных вылазок. Несколько раз юный разведчик пробирался в тыл к гитлеровцам, добывая важные сведения о расположении войск противника, их боевой технике. Однажды в перестрелке Иван получил пулевое ранение и вскоре умер…

Другой бывший ученик Глебовской школы – летчик Иван Лапшин – бесстрашно дрался с фашистами в небе над Ржевом. Он рассказывал землякам, как в годы войны ему со слезами на глазах пришлось бомбить здание родной школы: там располагалось немецкое командование. Летчик погиб в Прибалтике. 

В Глебове еще в 50-е годы на месте скромного деревянного памятника со звездочкой установили бронзовую фигуру солдата. Из соседних деревень в братскую могилу перенесли останки погибших солдат. Каждый год в День Победы из города Электростали приезжал сюда Борис Сидоров. Здесь в сорок втором погиб его брат. Борис привозил 18 тюльпанов – столько лет было пареньку.
Десятки других родственников погибших и ветераны возлагали цветы к братской могиле. Эти люди стали почти родными для Нины Николаевны: днем и ночью они стучались в дом учительницы и всегда находили там приют. 

Особые отношения связывали ее с 274-й стрелковой дивизией, которая, прорвав оборону гитлеровских войск, 3 марта 1943 года вступила в Ржев. В дальнейшем дивизия прошла боевой путь от Волги до Берлина, за мужество и отвагу ей было присвоено звание Ярцевской. Ветераны дивизии высоко оценили огромную работу Нины Николаевны и на встрече в Москве наградили учительницу почетным боевым знаком «Ветеран 274-й Ярцевской Краснознаменной ордена Суворова стрелковой дивизии». 

Педагогический стаж Нины Николаевны насчитывает 33 года, она ветеран войны и труда, награждена медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне», памятными юбилейными медалями. На базе Глебовского музея Нина Николаевна вела большую методическую работу: здесь проводились совещания руководителей школьных музеев Ржевского района. Неутомимый краевед, она снискала уважение педагогической и культурной общественности края. 

На заре поискового движения

Интуитивно сельская учительница нащупала большую нишу для патриотического воспитания, причем воспитания действенного, не на словах, а на деле. Увековечить память каждого солдата, принимавшего участие в Ржевской битве и на других фронтах, – эта цель руководила Ниной Николаевной все годы ее педагогической деятельности. В то время это было особенно ценно, так как значение великого сражения замалчивалось официальной историографией; да и до сих пор Ржевская битва, считают многие краеведы и поисковики, не получила адекватной оценки. 
Деятельность таких энтузиастов из глубинки (можно назвать еще учительницу начальных классов Анастасию Калошину, создательницу школьного музея воинской славы в ржевской деревне Полунино) фактически дала толчок для возникновения поисковых отрядов в 80-х годах. 

Когда Нина Николаевна вышла на пенсию, командиры этих отрядов стали приезжать к ней за опытом. Поисковикам удалось установить новые имена павших за окрестные деревни, было проведено торжественное захоронение найденных останков. Если в 50-х годах число похороненных в братской могиле Глебова, по данным местной администрации, составляло 3823 солдата и офицера, то стараниями Нины Николаевны и ее учеников, а позднее – поисковиков этот список увеличился до 4576 человек. На мемориальных плитах, появившихся лишь в конце 90-х, высечены фамилии погибших. Каждый год печальный мартиролог пополняется новыми именами.

Сейчас Нине Николаевне уже 88 лет, она воспитала троих детей: одна из дочерей стала врачом, другая – учительницей, а сын – милиционером. У нее шестеро внуков и столько же правнуков. Печально, но шесть лет назад в доме учительницы в Глебове случился пожар и погиб большой архив, который она собирала всю жизнь, материалы из которого мечтала издать. Однако это не умаляет ее вклада в дело патриотического воспитания. Отрывок из письма родственницы одного из ржевских защитников как нельзя лучше подводит итог деятельности сельской учительницы: «…Вы прожили честную жизнь, вырастили хороших детей, внуков, а теперь растите еще и правнуков. Много трудились дома, на работе и для общества. Живите долго, Вы нужны людям…»


Автор: Татьяна ТЮРИНА
48

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

Без грусти и печали встречает Великий пост православная Тверь
О Прощеном воскресении наслышаны и те, кто никогда не ходит в церковь. Уж очень красив обычай в этот день не только просить прощения у тех, кого мы обидели, но и прощать всех обидевших нас, даже если они об этом не просят, и молиться за них.
26.02.201717:28
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 1 2 3 4 5
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию