27 Июня 2017
$59
66.08
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Культура13.12.2012

Джон Шенгелия: Формула успеха

Фотограф: Архив Джона Шенгелия

Слава шла за ним по пятам, выжидая своего часа и испытывая на прочность

Имя Джона Шенгелия – хореографа, балетмейстера, танцора, режиссера­постановщика спектаклей и ярких театрализованных шоу – известно далеко за пределами Тверского региона. Его участие гарантирует удачу творческим проектам, а имя на афишах, словно магнит, притягивает публику. За ответом на вопрос, как ему это удается и в чем заключается его формула успеха, я обратилась к гостю «ТЖ24».


Вы видели Шенгелия? Да не на сцене, в быту? Безусловно, неординарен и колоритен. Из толпы, облаченной, как правило, в темные тона, он выбивается яркой одеждой и необычными головными уборами. Редкий прохожий откажет себе в удовольствии повернуться, чтобы посмотреть маэстро вслед. Он всегда эпатировал публику. И это не творческий замысел, такова натура Джона Шенгелия.

Вспомним детство

Мы все оттуда родом, там черпаем душевные силы на всю оставшуюся жизнь. Корни Джондо (это его подлинное имя) в городе Рустави, расположенном неподалеку от сердца Грузии – Тбилиси. Несколько веков назад на этой земле появился на свет Шота Руставели, автор «Витязя в тигровой шкуре». Джон не слагает поэмы, как его именитый земляк, не его стезя. Богиня Терпсихора заманила его в свой хоровод. Шенгелия танцует практически с тех пор, как впервые ощутил плоскость под ногами. Жанр его выступлений в те далекие времена был не определен, но ноги сами выделывали замысловатые па при звуках музыки из репродуктора, телевизора, магнитофона… Его первым творческим опытом стал танцевальный ансамбль «Ровесник», куда будущий хореограф пришел по настоянию мамы. Коллектив был достаточно известен, ребята часто ездили на гастроли, даже побывали в Москве, где сорвали бурю аплодисментов весьма искушенной в зрелищах публики. 


Шенгелия вспоминает, как познакомился с актрисой и режиссером Натальей Бондарчук. Наталья Сергеевна приезжала в Армению после сильнейшего землетрясения – снимала документальный фильм. Потом каким­-то образом оказалась в Рустави, где и встретилась с ребятами из «Ровесника». Танцоры настолько ей понравились, что она сделала сюжет, который показали по Первому каналу. Событие для небольшого городка, сопоставимое разве что с голливудским кино-шоу под названием «Оскар».

...Однажды вечером семья Шенгелия расположилась у телевизора в ожидании чуда. Джон, облаченный в русский народный костюм, на мгновение появился на экране крупным планом и навсегда вошел в историю родного края.


В школе было сложнее. Учиться будущий хореограф и режиссер­-постановщик не любил, здесь явными успехами похвастать не мог, однако его дневник всегда выглядел вполне прилично. Педагоги гордились юным дарованием и относились к нему весьма благосклонно, ведь ни с одного конкурса он не возвращался без престижных первых мест и призов.


Мама… О ней Джон готов говорить часами. Нина Владимировна, наполовину русская, наполовину болгарка, была генератором энергии, источником домашнего тепла. Папа, Георгий Терентьевич, служил в милиции. Майор был строг, но справедлив. Это его грузинские гены одарили сына яркой внешностью, роскошными темными волосами и пристрастием к танцам. Певческий дар, по признанию собеседника, – от мамы. Длинными вечерами они затягивали на два голоса, и тогда ближнее Рустави замолкало… Сейчас от большой и дружной семьи Шенгелия остались Джон и его старший брат Джемали, по сей день живущий в городе на холмах.


– Вы часто вспоминаете о маме? – спрашиваю с опаской, боясь разбудить незаживающую рану.


– Ее образ всегда в моей душе, – отвечает собеседник. – Я не просто обожал маму, я был настолько привязан к ней, что чувствовал ее боль на расстоянии. Мне стало плохо, когда она попала в больницу, в это время я уже находился в Калинине. Второй раз ощутил сильнейшую боль, когда мама впала в кому. И потом, когда она ушла…


Георгий Терентьевич так сильно любил свою жену, что научиться жить без нее не захотел. Через год его тоже не стало.

Поговорим о юности

Тяжелая болезнь мамы послужила причиной перемены места жительства Джона. В конце 80­х Грузия находилась на пороге перемен, надо было думать о будущем. И Нина Владимировна уговорила педагога Джона, Светлану Александровну, в прошлом выпускницу Калининского культурно­просветительского училища, отвезти сына в Россию. Сначала на их пути была Москва, которая упорно не верила слезам и диктовала жесткие условия: наличие прописки. Тогда выбор пал на родные пенаты Светланы Александровны. И Джон поступил на театральное отделение к тому времени уже училища культуры и искусства.


Эти годы он вспоминает и с грустью, и со смехом, того и другого было с лихвой. Спасал здоровый оптимизм, доставшийся по наследству от родителей, и неиссякаемая вера в собственные силы. А вот чего в ту пору катастрофически не хватало – денег и еды. Правда, не было еще одного непременного условия для простого человеческого счастья – крыши над головой. Поэтому он жил где придется – сначала в общежитии училища, затем у друзей, и снова в общежитии, это уже когда устроился в ТЮЗ. В промежутке, случалось и такое, «квартировал» на вокзалах.

Танцы на завтрак, танцы на обед

В училище Джона вспоминают до сих пор, причиной тому его неуемные творческие фантазии. Чтобы иметь хоть немного денег, он продавал цветы и нижнее белье, работал дворником и допоздна мыл посуду в кафе. Сон догонял его на занятиях, клонил голову к столу, вызывая праведный гнев педагогов. Момент истины наступал на экзаменах. Однажды, чтобы избежать провала, Шенгелия разыграл сердечный приступ, причем проделал это так искусно, что ему даже хотели вызвать «скорую помощь». Доиграть роль до конца не смог – разобрал смех, за что и поплатился. Правда, десятилетия спустя обе стороны «баррикад» говорят об этом с юмором. Со своим педагогом Анной Васильевной Козовой он дружит до сих пор. 


После училища молодой специалист отправился в ДК «Химволокно», в вокальную студию «Ассорти». Руководили коллективом две милые Натальи – Иванова и Сысуева. Почти год он работал у них хореографом, за это время студия преобразовалась в вокально-­хореографическую. Наверное, именно тогда увлечение танцами вышло на финишную прямую и стало частью его жизни. Танцы будоражили воображение, адреналинили кровь, не давали покоя ни днем ни ночью.


Позже в его жизни появилась Лариса Лелянова. Режиссер Тверского театра юного зрителя пригласила Джона поучаствовать в новогодних театрализованных представлениях, и он стал частью ее команды, в которой все понимали друг друга с полуслова. Сложился великолепный квартет, где главным по музыке стал Виктор Мещеряков, художником по костюмам – Светлана Синицына, а хореографом – Джон Шенгелия. Было много замечательных спектаклей, сопровождавшихся аншлагами. Пришел настоящий успех. 


– С Ларой я работал 10 лет, – рассказывает собеседник. – Она была для меня очень важным человеком. Кстати, именно Лариса Олеговна уговорила поступить в ГИТИС. 

Человек-оркестр

Сейчас Джон уже сам преподает в Российской академии театрального искусства – актерскую пластику. Зарплата педагога невелика, затраты на поездки в Москву и обратно не покрывает. Не это главное, считает Шенгелия. ГИТИС позволяет ему не только реализовать ту часть творческого потенциала, которая «заточена» на обучающее начало, но и прикоснуться к истокам, дающим могучие силы. Там помогают сами стены. А какие люди вокруг, какие имена! Елизавета Уварова – ныне ее учебниками зачитывается молодежь, театральные легенды – Валерий Гаркалин, Владимир Этуш, Владимир Пучков, Александр Ширвиндт, звезда телеэкрана Леонид Якубович. С величайшим уважением Джон рассказывает о ректоре вуза – Михаиле Борисовиче Борисове, в недавнем прошлом его педагоге. Это он предложил остаться работать в университете. 


Шенгелия учит будущих звезд, но сам при этом учиться не перестает. Сейчас, правда, у него уже нет времени ездить в Испанию на мастер-­классы, но еще сравнительно недавно летал туда постигать искусство фламенко. 


Он много работает, более десяти лет является руководителем и балетмейстером театра танца «Let`s dance» Тверской академической областной филармонии. В 2009­м на международном конкурсе в Сочи коллектив получил Гран­при и два диплома, в этом же году премию губернатора Тверской области в сфере культуры и искусства I степени за творчество молодых авторов и исполнителей. В его послужном списке мюзиклы и музыкальные спектакли, эстрадные шоу-­программы и конкурсы в различных городах нашей страны, красочные представления для детей, которые с удовольствием смотрят взрослые, есть даже рок­-опера – «Хозяйка Медной горы». Двенадцать лет назад появился танцевальный коллектив «Джон­шоу», обладатель Гран­-при, лауреат престижных международных конкурсов эстрадного танца, успешно гастролирующий по России, ближнему и дальнему зарубежью. На одном из представлений Шенгелия неожиданно для всех запел. Его планам записать сольный диск осуществиться пока не удалось, но одна из его грандиознейших задумок сбылась. В январе он открывает детскую танцевальную студию в Доме учителя. Об этом хореограф и танцор мечтал давно.


Сейчас у Шенгелия есть все, чего ему так не хватало в юности. Впрочем, манна небесная, как и тогда, с неба не сыпется. У него много друзей, так было всегда. Хорошая квартира в центре Твери, дизайн которой он придумал сам и в которой постоянно что­-то двигает и переставляет. Обихаживать жилье, вовремя оплачивать квитанции и счета помогает домоправительница Люба, ее он ласково называет Любаськи. Теперь это практически родня. На пороге всегда встречает преданное существо – собачка Заза, необыкновенная модница и выдумщица. 

На вопрос, что он любит читать и чему отдает предпочтение, Шенгелия отвечает: в основном пьесы. Словом, профессиональное чтиво. Если бы времени было больше, взялся бы за фантастику, в ней есть возможность для полета мысли. Свободные часы, такое хоть редко, но случается, проводит у телевизора, но и здесь избирателен, смотрит мюзиклы. Отдыхать пока не научился. «Мне нужно все время находиться в движении, что­-то делать, иначе я начинаю уставать». 

– Формула успеха Джона в постоянном желании творить, в большой любви к искусству, – считает известная тверская певица и коллега по творческому цеху Светлана Королева. – Он много работает, это трудоголик в чистом виде, каких сейчас мало.


P.S. 


– Джон, меня не покидает чувство недоговоренности, – обращаюсь к своему визави. – Пытаюсь понять, чем мог бы еще заниматься известный ныне хореограф, балетмейстер, танцор, режиссер-­постановщик, если бы однажды не пришел в коллектив под названием «Ровесник».

– Конечно, танцами, ведь это смысл моей жизни. Ансамбль мог называться как угодно, находиться в каком угодно городе. Я бы непременно его нашел. 



Автор: Ольга Чудина
2145

Возврат к списку

более 80% выпускников-целевиков тгму возвращаются работать в црб
На сайте регионального Минздрава можно найти множество вакансий врачей. Центральные районные больницы остро нуждаются в кардиологах, неврологах, акушерах-гинекологах, педиатрах и других специалистах.
26.06.201721:16
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 31 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 1 2
Новости из районов
Предложить новость