20 Ноября 2017
$59.63
70.36
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Культура 12.12.2012

В горнице моей светло

Фотограф: Александр СОЛОДКОВ

Необычные истории обычных вещей

 Нашим современникам нелегко понять уклад прапрадедов, и даже исконно русские слова для нас часто звучат будто на чужом наречии. 

Для примера возьмите хрестоматийное стихотворение Николая Клюева «Рожество избы» и прочтите хотя бы несколько строк: «Тепел паз, захватисты кокоры, крутолоб тесовый шоломок. Будут рябью писаны подзоры и лудянкой выпестрен конек». Каждое второе слово – загадка. Но в глубинке русская старина все еще жива, и хранится она усилиями местных жителей. 

Красна изба углами 

Раменье, Раменка, Рамешки… Кажется, будто один век нагоняет другой. Время течет неспешно, и неудивительно, если на чердаке дотянувшего до нашего времени дома отыщется среди «старья» (которому всего­то 50 – 60 лет!) книга со старославянской буквенной вязью и твердой деревянной обложкой, обтянутой кожей. Когда­то такой псалтырь был в каждой, даже небогатой, семье. Теперь он хранится в краеведческом уголке Рамешковской библиотеки. На почетном месте в бережно воссозданной горнице с лампадкой на цепочке и иконой. 

– Нашему небольшому музею всего пять лет, но благодаря поддержке районной власти и отзывчивости местных историков и умельцев мы смогли сделать из обычной комнаты настоящую русскую избу – с печкой, ухватами, крынками и кувшинами на самодельных полках, – говорит библиотекарь Антонина Сиженкова. – Замечательный краевед Таисия Кременецкая подробно рассказала, где должна располагаться каждая вещь, открыла нам скрытую в них символику. Стены горницы расписала вместе со своими учениками преподаватель рисования Галина Зверькова. А почти все, что вы видите здесь, – это дары наших земляков. 

Действительно, на просьбу передать библиотеке задыхающиеся в чуланах и погребах предметы прошлого старожилы не отказывают. И извлекают на свет деревянную маслобойку­долбленку, сказочную ступу с тяжелым пестом, крестьянскую люльку, прялку и веретено. Все вместе это складывается в целую вселенную русского быта, который кажется очень знаком даже тем, кто никогда не жил в избе. Ну, конечно же, мы видели все это на картинах Перова, Максимова, Стожарова. Только не знали, что неглубокая деревянная посуда из березы или ольхи служила для хранения муки, высокий горшок с сужающимся горлышком назывался горлач, а коренник использовался как воронка для промывания грибов. 

А это уже Кустодиев. Высокая кровать с кружевными подзорами и накидками на подушки, шкафчик с зеркальцем, вытканный настенный ковер, наивные народные картинки на стенах. Не такое уж богатое жилье, но видно, что хозяин рачительный и аккуратный: в доме ни пылинки, ни соринки, а полотно расшитой васильками рубашки­косоворотки точно не один день белили на снегу. А когда вокруг тебя уют – и в душе покой. 

Свидетели века 

Не сразу замечаешь, как из XIX века попадаешь в XX. Взгляд скользит по предметам и ловит новые детали: букварь 30­х годов с неизменными «Мама мыла раму» и «У Нины ноты», патефон времен утесовского джаз­бэнда и шлягеров Петра Лещенко. Приметы совсем другой жизни, мирные и дружелюбные. Но всего два­три года отделяет их от серых солдатских шинелей и винтовок.
– На фронт ушли тысячи наших земляков, 11 человек удостоены звания Героя Советского Союза, – рассказывает Антонина Алексеевна. – Думаю, вам известно имя легендарного летчика Алексея Смирнова, выполнившего более 400 боевых заданий и сбившего 34 самолета противника. Алексей Семенович вернулся с войны, но очень многие его ровесники навсегда остались молодыми. Некоторые даже не успели окончить десятилетку: почти половину истребительного батальона, который действовал на территории района, составляли ученики старших классов. 

Война – трудная работа. И шла она не только на передовой. Те, кто не попал в действующую армию по возрасту или по состоянию здоровья, возводили оборонительные укрепления под Калинином, устраивались санитарами в госпиталь, открытый в поселке в самом начале войны, ремонтировали мосты и дороги, строили запасные аэродромы около деревень Пустораменка и Гнездилово. Несмотря на то, что район не был оккупирован, смерть ходила рядом: похоронки летели из опаленного Ржева, Курска, Сталинграда...

Получили страшную весть и родители Льва Лютого. А он выжил, обманул смерть. Поэтому день возвращения стал в его семье вторым днем рождения. В мирное время Лев Павлович много лет работал в школе учителем и оставил о себе добрую память. Узнав, что при библиотеке создается музей, дочь педагога подарила библиотеке кирзовые сапоги отца, в которых он когда­то шагал по военным дорогам. Теперь их «носит» молодой «боец» в шинели, каске и с полевой сумкой на плече. 

Многие экспонаты передал местный житель Василий Васильев. На территории рамешковского края не было боев, но по­прежнему живы люди, помнящие войну и хранящие ее приметы. Василий встречался со многими из них, ездил по деревням и селам. Благодаря ему в музее появились лампы­фонари, гимнастерки, прожженные шинели, жестяные кружки и ложки бойцов. Однажды он вернулся то ли с канистрой, то ли с каким­то железным ящиком. Поначалу решили, что это термос, но вездесущие мальчишки сказали: «Нет, мы такое на картинках видели. Это фрагмент немецкого противогаза». Не успел он послужить фашисту. 

– А знаете, какой у нас в музее самый ранний послевоенный экспонат? – спрашивает Антонина Алексеевна. – Вот этот фотоаппарат. Настоящий символ мирной жизни, – и показывает забавную «гармошку» на треноге, подарок молодой учительницы мужу. Сколько нужно было возиться с композицией, настройкой и проявкой! Но не зря поэт Арсений Тарковский ввел в нашу речь замечательную фразу – ангел объектива. Это хранитель памяти, вечный спутник фотографа. Его крыло простерто над трогательными снимками домашних праздников и семейными портретами. И понимаешь, что это не просто часть обыденной жизни, а особый мир. Как и залитая теплым светом горница. 


Автор: Павел Богданов
164

Возврат к списку

В Твери чествовали работников сельского хозяйства
Рачительные хозяева, упорные и терпеливые труженики, наши кормильцы – это все про них. Сегодня в тверском ДК «Пролетарка» чествовали работников сельского хозяйства, пищевой и перерабатывающей промышленности.
17.11.201719:48
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3
Новости из районов
Предложить новость