18 Ноября 2017
$59.63
70.36
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Архив 15.04.2010

Прасковья Андреева: «После работы в госпитале я разучилась спать»

Небольшая однокомнатная квартира Прасковьи Дмитриевны Андреевой сияет чистотой. Подоконники и шкафы заставлены цветами, на полу — самотканые половики, высокую кровать, диван, стены украшают расшитые покрывала, связанные крючком и плетеные салфетки, игрушки.

Небольшая однокомнатная квартира Прасковьи Дмитриевны Андреевой сияет чистотой. Подоконники и шкафы заставлены цветами, на полу — самотканые половики, высокую кровать, диван, стены украшают расшитые покрывала, связанные крючком и плетеные салфетки, игрушки.
— Мама рукодельницей была, — говорит хозяйка, — пускала нас, детей, в беседку, где шила или вышивала. А как только мы уверенно научились крючок да спицы в руках держать, сами стали шить, вязать, плести. Брат себе к школе портфель сшил, а я, еще девчонка, во время работы в госпитале солдатам вручную пришивала карманы к гимнастеркам. Они чуть ли не в драку кидались, если очередь сбивалась.
Маму-рукодельницу звали Ефросинья. У нее было три сестры и четыре брата. В 1921 году, в двадцать один год, она вышла замуж. Семья супруга воспитывала двух мальчиков и пятерых девочек. Ефросинья и Дмитрий Апполоновы также вырастили семерых детей. Жили в старинном селе Млёво Удомельского района, в пяти километрах от станции Мста, Дмитрий работал на железной дороге.
Прасковья, родившаяся 4 октября 1925 года, из семерых детей была третьей. В 1924 году случилась большая беда: пожар уничтожил 24 дома, выгорела целая улица… Спустя пять лет, в 1929 году, мама решила вступить в колхоз. Но ей отказали. Сказали, мол, поодиночке не принимаем, только с мужем, лошадью, сбруей и телегой. Ефросинья Кузьминична в то время ждала ребенка, но от потрясения беременность прервалась. Колхоз принял семью Апполоновых лишь через год.
— Только самые маленькие на лесозаготовки не ездили или не работали в поле, — вспоминает Прасковья Дмитриевна. — Я невысокая была, тоненькая. Как мне лошади хомут одеть? Ладно, если летом — на телегу встану, а зимой что делать?.. Сталину нужно было с каждого двора 380 литров молока отдать, 50 яиц, шерсти два килограмма и мяса пятьдесят.
Когда началась война, Прасковье не исполнилось и шестнадцати. Брат, родившийся в 1923 году, сразу ушел на фронт. Самой младшей сестренке Танечке было всего полгода. 48-летнего Дмитрия Апполонова колхоз отправил на оборонные работы в Калинин. Через три месяца при бомбежке отец пропал без вести…
В 1943 году на станцию Мста приехал госпиталь. Прасковья пыталась устроиться туда санитаркой — не взяли. Но на квартире у родной тетки остановился капитан. Он обратил внимание на маленькую, хрупкую, но всегда аккуратную Паню и, узнав о ее просьбе, велел прийти в поселок Городище (пять километров от Млева).
— Нас трое девчат было, — вспоминает Прасковья Дмитриевна, — на пеньках от поваленных деревьев мы стирали. Сто простыней надо было перемыть. Немного погодя меня взяли работать в столовую — моя предшественница в декретный отпуск ушла. Кто-то капитану донес, что я объедки со стола складываю к себе в карман. Но когда он узнал, что мама нас семерых одна воспитывает, хлеб печет из конского щавеля, не только не уволил, но и сам стал помогать.
Вскоре Ефросинья Кузьминична проводила старшую дочь в дорогу — фронт отодвигался в Великие Луки. Там работники госпиталя сами строили себе жилье, а по ночам принимали раненых — днем не давали бомбежки. Через сутки-двое отправляли тяжелобольных в другие города, и опять — носилки, бинты, простыни…
Прасковья Дмитриевна бережно хранит несколько небольших пожелтевших листков. На них аккуратным почерком выведено: «За честный труд и образцовое выполнение своих обязанностей по работе в госпитале объявляю благодарность с занесением записи в послужной список санитарке Апполоновой П.». Она работала в перевязочной, гипсовой, подменяла сестер, дежуривших в палатах, но большую часть времени проводила в аптеке за изготовлением таблеток и порошков.
— Я с детства почти не сплю. Час-два, и все, — вспоминает Прасковья Дмитриевна. — В ночь на 9 мая 1945 года тоже не спала. Своим ушам не поверила, когда по радио в четыре утра объявили об окончании войны. Я весь госпиталь разбудила. Мы прыгали, плясали, кричали «ура».
Но до дома было еще далеко. Госпиталь из латвийского города Крустпилса двинулся на Восток. Доехали сначала до Читы. От постоянной работы с водой руки у Прасковьи Дмитриевны стали болеть и покрываться экземой.
— Была бы тогда мама рядом, сразу бы вылечила, — рассуждает она. — Наша мама все болезни лечила, никому не отказывала и никогда ничего за это не брала. Руки-ноги вправляла, плохих людей угадывала. Могла мигом распознать, кто вредит: мужчина или женщина. Не боялась пускать в дом заблудившихся путников, даже ночью. Однажды из города к ней приехали двое мужчин, больных какой-то ужасной кожной болезнью. Врачи отказались их лечить. Сказали, мол, бесполезно все. Мне глядеть-то на них страшно было, а мама гостей не прогнала. Лечила только заговорами. И отступила зараза. Откуда у мамы этот дар? Я не знаю. У нее образования было — два или три класса церковно-приходской школы. Люди говорили, что два церковных класса приравнивались к семи общеобразовательным…
Но тогда, вдали от дома, Прасковье Дмитриевне помог майор. Велел мылом руки намылить и не смывать.
Впереди лежал Хабаровский край. Госпиталь расположился в том районе, где, установив мировой рекорд, в 1938 году приземлилась Полина Осипенко. Жили в палатках, лечили японских и советских заключенных. Японцы пилили дрова, топили печки, в которых по ночам жарили змей и ели их. В госпиталь прилетал двоюродный брат Прасковьи, летчик, но они не встретились — разминулись. Зато встретила Паня своего одноклассника Сашу Горохова, лечившегося от дистрофии.
— Такая доля тяжелая парню выпала, — качает головой Прасковья Дмитриевна. — Рос без матери, в войну выжил, тюрьму пережил, такую страшную болезнь победил, а приехал домой, поселился под Волочком, в Березайке, да и кинулся под поезд из-за несчастной любви…
Прасковья Апполонова демобилизовалась в июне 1947 года. Вернулся с войны и старший брат. Мама услышала его голос на улице, выбежала на крыльцо и видит: идет сын на руках и песни поет на всю округу — так был счастлив, что живой вернулся. В Латвии ему воевать довелось.
В 1948 году Прасковью отправили в Вышний Волочек расширять дамбу, а в 49-м она поехала к сестре Зинаиде в Ленинград. Паня была старше Зины на год. Как-то к ним в деревню приезжала дочь соседки Валентина, недавно вышедшая замуж за грека и родившая сына Колю. Валя попросила Зинаиду понянчиться с мальчонкой, присмотреть за ним. Мальчик привязался к девушке, она к нему, и взяли Зину в Ленинград в няньки. А когда Коля пошел в школу, ее рекомендовали в другую семью — к девочкам-двойняшкам. Там-то и заметила Зинаиду Апполонову Екатерина Райкина, и вскоре сестра Прасковьи Дмитриевны стала воспитывать будущего знаменитого актера.
Райкины помогли Прасковье Дмитриевне устроиться домработницей. В Ленинграде она окончила вечернюю школу, работала на обувной фабрике, а в 1955 году получила комсомольскую путевку на целину. Была там бригадиром, вместе с четырнадцатью девчонками строила элеватор. Два года прожила Прасковья Дмитриевна в селе Корчино, потом вернулась к маме. Продавала клюкву, копила деньги на повторную поездку в Алтайский край. Но однажды мама попросила Прасковью съездить в Вышний Волочек к сестре, отвезти ей картошку. Татьяна уговорила Паню сходить посмотреть на новую хлопчатобумажную фабрику. Там Прасковью Апполонову пригласили на работу. Она, подумав, согласилась.
Так Прасковья Дмитриевна переехала в Вышний Волочек. Первое время жила у сестры, работала и нянчила племянников. С будущим мужем, старшим лейтенантом Василием Ивановичем Андреевым, нашу героиню познакомила подруга. Он воевал, дошел до Берлина, был ранен.
Двадцать лет Прасковья Дмитриевна Андреева проработала на хлопчатобумажном комбинате чесальщицей. Вспоминает, как однажды, ради смеха, заключила с коллегами-мужчинами пари. По его условиям она должна была приходить на работу каждый день в новом платье и ни одного наряда не надевать дважды в течение месяца. Возвращаясь с фабрики тридцатого числа, Прасковья Дмитриевна спохватилась: в месяце-то 31 день, а платья закончились. Успела до закрытия в магазин «Ткани» и за несколько часов сшила себе красивый наряд. Вот что значит мамина школа!
Автор: Надежда МАЛЕНКОВА
21

Возврат к списку

В Твери чествовали работников сельского хозяйства
Рачительные хозяева, упорные и терпеливые труженики, наши кормильцы – это все про них. Сегодня в тверском ДК «Пролетарка» чествовали работников сельского хозяйства, пищевой и перерабатывающей промышленности.
17.11.201719:48
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3
Новости из районов
Предложить новость