26 Февраля 2017
$57.48
60.45
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Летопись03.12.2012

Голос правды

Фотограф: Архив "ТЖ"

В блестящей плеяде писателей и журналистов, работавших на Калининском фронте, – корреспондент Всесоюзного радио Павел Кованов

Мы ушли на запад от Москвы 

Из воспоминаний Кованова о командировке в действующую армию летом 1942 года.

«Недолго хозяйничали фашисты в Калинине. Но везде и всюду оставили зловещие следы. В руины превращены лучшие здания, не пощадил враг памятники архитектуры и заводские корпуса. От знаменитой «Пролетарки», запевалы первых пятилеток, остались только опаленные огнем стены. Сколько надо вложить труда, чтобы оживить эти корпуса. Но уже клубится белый пар над одним из них. Скоро там зашумят станки, выдавая первую продукцию. Город спешит залечить раны войны. 

К военному коменданту трудно пробиться. Наконец, дошла очередь и до меня. Получаю маршрут следования в Политуправление фронта, это недалеко от Кувшинова. Мне поясняют, что представители центральной прессы располагаются в деревне Ульяновка... Вскоре пришлось узнать, что такое дороги в Калининской области, и вспомнить дорожную терминологию русского языка: ямы, ухабы, колдобины, рытвины, хляби и т.д.– все это было в изобилии до Ульяновки. А у въезда нас ждала непроезжая топь, и машина прочно засела. Пришлось выбираться по грязи выше колен на обочину и идти в деревню искать подмогу. Седоусый комендант, к которому мы обратились, чрезвычайно удивился, что мы рискнули ехать по проселку. Он послал солдат вытащить нашу голубую «эмку» и указал хату, где можно расположиться вместе с другими военными корреспондентами. 

…Александр Евневич (корреспондент Совинформбюро. – Ред.) – на редкость спокойный человек. Кажется, упади рядом бомба, он, прежде чем лечь, посмотрит место, чтобы не запачкать костюм. Терпение у него сверх всякой меры: внимательно выслушает собеседника, не торопится с ответом. А уж если дает совет, то обстоятельный, аргументированный. 

Борис Полевой – полная противоположность: не усидит спокойно. Разве что ночью. Да и то, когда все похрапывают, он, шевеля левой рукой свою буйную шевелюру, строчит очередную корреспонденцию и пишет дневники. А днем Борису надо как можно больше видеть, быть в гуще событий. Он – великолепный организатор. Правда, иногда замыслы его отдают фантастикой. От него часто слышишь: «А что, братцы, если бы нам...»

Трудно предположить, что именно в маленькой забытой деревушке, среди глухих лесов и непроходимых болот разместился штаб фронта, что в небольшой крестьянской избе – штаб-­квартира командующего генерал­-полковника Ивана Степановича Конева.«Он у нас всегда так – за удобствами не гонится,– сказал Евневич. – Маскировка – прежде всего». К деревне Новой идем окольными путями, так как днем по основной дороге движение запрещено. Горячее солнце припекает, где­то над головой заливается жаворонок, из­под ног выскакивают веером в разные стороны кузнечики. Мирный пейзаж. Но поля пустые, незасеянные. 

Кажется, деревня вымерла: ни лая собак, ни перекличек петухов. Но у первой же избы из тени навстречу нам появляется часовой и спрашивает пароль и отзыв. Проверяет документы. «К кому идете?» – «В оперативный отдел». – «Проходите». 

Евневича здесь знают. Подходят и другие наши коллеги– корреспонденты ТАСС, «Красной Звезды», «Известий», «Комсомольской правды». Сегодня день большой информации. Развешивают карту фронта, и подполковник Белюга дает пояснения: «После зимнего и весеннего наступления советских войск фронт стабилизировался. Как видите, мы ушли на запад от Москвы дальше других фронтов. От Калинина до Великих Лук почти четыреста километров, полсотни километров осталось до Витебска, мы нависли над Смоленском, Вязьмой. В этих городах противник создал свои опорные узлы обороны и наступления. Сюда ему подбрасывают новые дивизии из Франции. В районе Ржева и Вязьмы враг держит 9-­ю армию, 4­-ю танковую и почти десяток дивизий». – «Если есть аппендикс, то его вырезают!» – «Правильно. Но надо вырезать вовремя. Гитлер не оставил надежды захватить Москву. Он все поставит на карту ради этой цели. Наш фронт для него – большая заноза». – «Как обстоят дела на нашем фронте?» – «Идут бои местного значения под Белым, Демидовом, Велижем, в районе Великих Лук. Но мы с вами понимаем, что местные бои могут перерасти в общефронтовые». – «А что слышно о втором фронте?» – «Вы же на днях читали, что между СССР, США и Англией достигнута полная договоренность в отношении неотложных задач создания второго фронта в Европе в 1942 году». – «Больше ничего не добавите?» – «Пока нет. Вы, журналисты, должны больше нас знать о том, что происходит», – усмехнулся информатор. – «Вот уж не думал, что оперработники – совместители в МИДе», – бросает кто-­то реплику. Все хохочут. Подполковник тоже смеется…

С двойственным чувством покидали оперативный отдел. С одной стороны, есть надежда, что в борьбе против фашизма мы не одиноки: с нами могучие индустриальные державы, сотни миллионов людей мира. Объединенными силами фашизм будет раздавлен. С другой – выполнят ли свои обещания союзники? Никто из нас, честно говоря, не верил в искренность Черчилля. Слишком он ненавидел в свое время Советскую Россию. Мы это не забыли…

Сомнения наши не были лишены основания. Позднее стало известно, что в августе 1942 года Черчилль приехал в Москву, чтобы сообщить Советскому правительству о невозможности открыть второй фронт в Европе в 1942 году. Сталин ответил меморандумом, в котором была дана ясная оценка этого антисоюзнического акта. «Отказ Правительства Великобритании от создания второго фронта в 1942 году в Европе наносит моральный удар всей советской общественности, рассчитывающей на создание второго фронта, осложняет положение Красной Армии на фронте и наносит ущерб планам Советского командования»... 

Прошло несколько дней. Мне удалось наладить связь с редакцией и узнать, что мои корреспонденции приняты».

Как репортер был быстр и точен 

Комментарий историка

Павел Кованов родился 8 ноября 1907 года в Нижегородской губернии, работал учителем, заведовал школой – сначала в родных местах, а затем в Подмосковье. В 1930–1931 годах, во время коллективизации, он председательствовал во вновь созданном колхозе в Калужской области. 

Потом началась столичная педагогическая карьера Павла Васильевича, правда, не как практика, а как ученого и организатора. Пять лет, до 1937 года, он был директором Цент­ральной экспериментальной педагогической лаборатории Народного комиссариата просвещения РСФСР, затем – директором Института начальных школ, заместителем директора по науке Научно­исследовательского института школ, но только в 1940 году экстерном окончил Московский пединститут. 

Война застала его на высокой должности начальника Управления начальных и средних школ 
Наркомпроса РСФСР. А затем Кованов был военным корреспондентом на Калининском, Северо-­Кавказском и 2-­м Украинском фронтах. Борис Полевой, воевавший вместе с ним, говорил: «Доводилось видеть Павла Кованова в разных фронтовых переделках, и могу засвидетельствовать: как репортер, он был быстр и точен, как солдат – храбр, а как товарищ – добр и верен».

В 1944 году, несмотря на протесты и рапорты, талантливого журналиста отозвали в Москву, и он вскоре стал курировать вопросы радиовещания на всесоюзном уровне, будучи заведующим подотделом радио­вещания и радиофикации Отдела пропаганды и агитации ЦК партии. Его книга «И слово – оружие» вы­шла в свое время тремя изданиями. Немало ее страниц посвящено событиям на земле Верхневолжья. Она насыщена интереснейшей информацией о партизанском движении на Смоленщине, боях на Кавказе, славных действиях 2­го Украинского фронта. Неизбежная партийная окраска в подаче событий не лишает повествование правдивости, добрые и точные слова в адрес бойцов и командиров звучат сердечно, искренне.

После доклада Хрущева в 1956 году на XX съезде КПСС о культе личности Сталина потребовалось укрепить руководство партийной организации Грузинской ССР, и Кованова избрали вторым секретарем ЦК компартии Грузии. На этой должности он проработал шесть лет и, по отзывам, хорошо справлялся со своими обязанностями. Затем долгое время Павел Васильевич был председателем Комитета народного контроля СССР, а когда вышел в 1971 году на пенсию, то до последних дней жизни (скончался 12 октября 1986 года) являлся научным руководителем по новым видам транспорта НИИ Министерства строительства предприятий нефтяной и газовой промышленности СССР. Министерство тогда возглавлял Герой Советского Союза Алексей Кортунов, с которым они вместе воевали, и скорее всего последняя должность 

Кованова была неслучайной. 

Автор: Вячеслав Воробьев, профессор Государственной академии славянской культуры
53

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

Конаковский район Тверской области станет постоянным местом проведения «Народной рыбалки»
Сегодня, 25 февраля, на берегу Иваньковского водохранилища в Конаковском районе состоялся IX этап Всероссийского фестиваля «Народная рыбалка». Соревнования собрали небывалое количество участников — более 5 тысяч человек. 
25.02.201715:14
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 1 2 3 4 5
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию