26 Марта 2017
$57.42
61.86
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Архив15.04.2010

У инвалида пенсионера чуть не отобрали квартиру

Очень часто из газетных статей и телепередач мы узнаем печальные истории о том, как пенсионеры, доверившись малознакомым людям, под воздействием их обаяния и обещаний помочь, оформляют на них завещание или договор дарения на квартиру. Хорошо, если, завладев таким образом недвижимостью, новые хозяева все-таки выполняют обещанное: осуществляют уход за немощными стариками.

Очень часто из газетных статей и телепередач мы узнаем печальные истории о том, как пенсионеры, доверившись малознакомым людям, под воздействием их обаяния и обещаний помочь, оформляют на них завещание или договор дарения на квартиру. Хорошо, если, завладев таким образом недвижимостью, новые хозяева все-таки выполняют обещанное: осуществляют уход за немощными стариками.
Но бывает и так, что, подписав необходимые документы, пожилые люди тем самым подписывают себе приговор и остаются ни с чем. При этом они испытывают унижения и издевательства и от них стараются как можно быстрее избавиться.
История, о которой я расскажу, слава Богу, не относится к таким «страшилкам» и у нее счастливый исход, хотя для этого потребовалось не одно судебное заседание.
В августе прошлого года в Нелидовский городской суд обратился пенсионер О. с иском к гражданке М. о признании договора дарения квартиры недействительным. В исковом заявлении он изложил ситуацию так. После смерти жены инвалид первой группы проживал один в двухкомнатной квартире и нуждался в постоянном уходе. Он попросил знакомую своей покойной супруги — гражданку Д. (на ее имя была составлена доверенность на сбор документов на оформление наследственных прав на часть квартиры, принадлежавшей его покойной супруге), найти женщину, которая помогала бы ему по хозяйству и ухаживала за ним. В марте 2007 года эта знакомая пришла к нему домой с гражданкой М., предложившей свои услуги, но при условии оформления на ее имя договора дарения квартиры. Пожилой человек ничего не имел против, если за ним будет осуществляться должный уход. С апреля М. стала к нему приходить, поначалу всё складывалось хорошо. Двадцать шестого апреля на дом к нему приехала нотариус, и в присутствии Д. и М. он подписал документы. С его слов, о том, что не является собственником квартиры, О. узнал в июле, когда увидел, что счет-квитанция по квартплате выписана не на его фамилию. К этому времени отношения между ними испортились, и он потребовал копию договора, но М. его не показала. В его квартире она постоянно не проживала, приезжала минут на 10-15, горячую пищу не готовила, питался он всухомятку; не стирала одежду и бельё, не мыла его. Для этого он нанял за деньги человека, который к тому же покупал ему продукты в магазине. Поначалу М. закрывала входную дверь на ключ, и он взаперти находился практически постоянно. Однажды он вызвал «скорую помощь», но попасть в квартиру было невозможно, и соседу пришлось выламывать дверь. После этого случая М. вообще не запирала входную дверь. Пожилой человек полагал, что квартира — это плата за достойный уход, который должен был осуществляться до его последних дней.
На первое судебное заседание истец был доставлен в инвалидной коляске. Он поддержал свои требования, дополнительно просил восстановить ему срок исковой давности, пропущенный им по состоянию здоровья. Гражданка М. исковые требования не признала и пояснила, что три раза в день она приезжала к О., кормила его, стирала, убирала в квартире и т. д. То есть считает, что ухаживала за пенсионером хорошо, и он ни в чем не нуждается. С ее слов, О. прекрасно понимал суть совершенной сделки, и сначала взаимоотношения между ними были нормальные. Потом появилась внучка истца и стала настраивать его против нее, в результате отношения испортились. О. стал жаловаться на нее во все инстанции, в том числе и в совет ветеранов, представители которого тоже потребовали, чтобы она отказалась от квартиры. Нотариус С. пояснила суду, что неоднократно оформляла доверенности от имени О., он был полностью дееспособным. При оформлении договора дарения квартиры она разъясняла последствия этой сделки, он понимал, что права на квартиру перейдут к М.
Неоднократно ветерана навещали друзья-шахтеры. Они обратили внимание, что он неухожен, живет в ненадлежащих условиях, горячей пищи нет. После каждого посещения составлялись акты (почти два десятка набралось). Их тревожило и то, что дверь в квартиру не закрывалась ни днем, ни ночью. Больной и беспомощный человек постоянно был один. Представители совета ветеранов-шахтеров, в том числе и его председатель М. П. Баранов, председатель городского совета ветеранов М. П. Перцев не могли оставить в беде своего товарища и, как могли, пытались ему помочь, что называется, стеной встали на защиту его прав на квартиру. Осенью 2007 года они обратились с жалобой по этому поводу в межрайонную прокуратуру, на основании чего была проведена проверка.
В судебных заседаниях были заслушаны свидетели обеих сторон. Позиция представителей О. сводилась к тому, что фактически договор дарения квартиры прикрывает договор ренты с пожизненным содержанием. Заключая его, истец рассчитывал на то, что будут осуществляться уход и содержание, но этого не произошло. Ответчица исковые требования не признала и не согласна с ними, так как, по ее мнению, никого не вводила в заблуждение и никаких притворных сделок не заключала. Адвокат, отстаивавший в суде ее интересы, поддержал эту позицию и просил отказать О. в иске в связи с пропуском срока исковой давности без уважительных причин.
Проанализировав доказательства на основании свидетельских показаний обеих сторон, суд первой инстанции пришел к выводу, что хотя между О. и М. и был заключен договор дарения, в действительности они имели в виду договор ренты (пожизненное содержание с иждивением). А в результате заключенной сделки пенсионер лишился квартиры и остался без жизненно необходимого ухода. В такой ситуации суд принял единственно правильное решение: признать договор дарения квартиры недействительным, а также взыскать с ответчицы в пользу истца расходы на оказание юридической помощи, а в доход государства — госпошлину.
С этим решением Нелидовского городского суда ответчица и представляющий ее интересы адвокат не согласились и обратились в Тверской областной суд, где в январе 2010 года рассматривалось дело по кассационной жалобе. Один из ее аргументов основывался на том, что суд признал сделку недействительной по двум взаимоисключающим основаниям: как сделку, совершенную под влиянием заблуждения, и притворную сделку. Суд второй инстанции согласился с этими доводами лишь в той части, что в судебном заседании не подтвердились факты, свидетельствующие о том, что М. или нотариус совершили какие-либо действия, направленные на обман истца или на введение его в заблуждение. Вместе с тем эти выводы суда не привели к ошибочности решения суда в целом. В кассационной жалобе также приводились доводы о том, что суд необоснованно восстановил О. срок исковой давности. Вместе с тем выводы суда в этой части мотивированы: учтено, что О. является инвалидом первой группы, не может самостоятельно передвигаться и поэтому его возможности по защите своих интересов были существенно ограничены. Вывод суда о том, что возможность обратиться в суд у пенсионера появилась только после вмешательства в конфликт совета ветеранов-шахтеров, которые были возмущены поведением М., основан на материалах дела. Руководствуясь статьей 361 Гражданского процессуального кодекса РФ, судебная коллегия определила: решение Нелидовского городского суда оставить без изменения, кассационную жалобу М. — без удовлетворения.
Любое судебное разбирательство — это очень хлопотное дело. Порой, чтобы закон восторжествовал, приходится расплачиваться слишком дорогой ценой — здоровьем. Чтобы такого не случилось, не надо доверяться малознакомым людям. Если одинокому пожилому человеку требуется помощь, то о нем позаботятся работники государственных учреждений, в частности, комплексного центра социального обслуживания. Там трудятся люди честные и бескорыстно исполняющие свой долг.
Автор: Галина ТКАЧ, «Нелидовские известия»
35

Возврат к списку

Вода идет | Тверской регион готов к прохождению весеннего паводка
Лед на реках Верхневолжья вот-вот тронется. Паводок – дело серьезное, встречать его надо во всеоружии. И, как сообщают в оперативном штабе Главного управления МЧС России по Тверской области, к нему уже готовы и люди, и техника.
24.03.201722:44
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию