26 Февраля 2017
$57.48
60.45
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Идем на сто15.11.2012

Девять лет из жизни

Фотограф: Архив "ТЖ"

человека и газеты

Летом 1992 года, собираясь в столицу Украины, услышал от тогдашнего редактора «Тверской Жизни» Валерия Кириллова: «В Киеве живет Георгий Григорьевич Куприянов. В тридцатые годы он работал в нашей газете. Вот его телефон…» А через несколько дней я вошел в солидный старый дом в центре города, чтобы в одной из его квартир быстро почувствовать себя… никуда не уезжавшим из Твери. И дело было не только в безупречной памяти моего 86­-летнего собеседника, сохранившей даже мельчайшие детали тверской жизни более чем 60-­летней давности. С берегов Днепра на волжские берега невольно возвращало постоянно слышимое от моего собеседника: «В нашей Твери, в нашей «Тверской правде». 

В феврале 1929 года, когда 23-­летний Жора Куприянов стал штатным корреспондентом «Тверской правды», Тверь была маленьким городом, входившим в состав Московской области. Здесь тогда издавались три газеты – «Тверская деревня», «Смена», «Тверская правда» и альманах «Наши дни». Со временем к ним прибавился и упрощенный вариант «Тверской правды», предназначенный для малограмотных. Редакция газеты располагалась в доме №45 по улице Советской. Штат ее составляли бывшие рабкоры, партийные и комсомольские работники, а также журналисты, прошедшие школу молодежной «Смены». В числе последних были С. Никифоров, Б. Полевой и А. Исаков, которые, как и бывший рабкор П. Валенов, составляли профессиональное ядро газеты. Впрочем, работали в ней и люди, что называется, с улицы, ставшие затем блестящими авторами. Так, например, Наталья Кавская пришла в газету из книжного магазина, где работала продавцом. «Тверской правде» всегда везло на редакторов, каждый из которых был и умелым руководителем, и новатором. Так, Александр Ярцев был не только блестящим журналистом, но и талантливым поэтом, создавшим при редакции литературный кружок. Именно в этом кружке впервые заявил о себе Борис Полевой. Возглавивший затем газету А.З. Хаин­-Юмский был еще и уникальным импровизатором, который при обнаружении в ходе верстки пустот с ходу надиктовывал целые статьи. И. Макарьев, С. Голосовский, И. Гуров, Ф. Шенберг – это одни из тех, кто в тридцатые годы делал газету не только главной в городе и округе, но и любимой читателями. 

* * *
Чего греха таить, очень многим журналистам поначалу не хватало не только опыта и знаний, но и грамотности. Времени же на ликвидацию пробелов практически не было, а потому учиться приходилось буквально на ходу. Так, обычным явлением было исправление ошибок более образованными коллегами, прежде чем материал попадет на стол редактора. Очень помогала связь с пединститутом. Раз­два в месяц в редакцию приходили профессора Вершинский и Никольский, которые на общей планерке делали разбор стилистики и грамотности материалов последних номеров газеты. 

Своеобразным ликбезом была стенгазета «Пегашкин жеребенок», являвшая собою чистый лист в коридоре редакции, постепенно заполнявшийся журналистскими «ляпами», обнаруженными в очередных номерах не только «Тверской правды», но и других газет, включая «районки». Такие «перлы», как «Доярка дала за день 11 литров молока» или «За игрой артистов наблюдали сидящие в зале десятки пар глаз» были, с одной стороны, причиной дружного хохота, а с другой – своеобразным учебником того, как не надо писать.
Не стеснялись журналисты газеты обращаться за помощью и советом к людям, чьи имена знала вся страна. Так, Б. Полевой, написав свою первую книгу «Мемуары вшивого человека», послал ее рукопись в… Сорренто А. Горькому. В результате завязалась переписка, вошедшая затем в академическое собрание сочинений А. Горького. И еще один штрих не только той поры. Нередко весь город уже спал, когда журналисты начинали расходиться по домам. Более того, слово «выходной» в их лексиконе практически отсутствовало.

* * *
Тем не менее выходные и праздничные дни, конечно же, были. Чаще всего и отдыхали тверские журналисты все вместе. Летом очень популярными были пешие походы в Сахарово. Театральные премьеры и новые фильмы – это уж было «святым делом». Звонок редактора директору драмтеатра А. Лазареву – и вечером вся редакция смотрит новый спектакль. Неписаным законом было в дни зарплаты идти в книжный магазин на Советской покупать новинки. И все это при том, что большинство «правдистов» жили вместе и в коммуналках, собираясь по вечерам на общей кухне, где ужинали, пели песни, балагурили и обсуждали будущие публикации.

* * *
А затем снова наступали рабочие будни, в которых главенствовали энтузиазм и созидание – то, что, собственно, характеризовало ту эпоху. А ее фактическим началом стал знаменитый «Договор тысяч», объединивший 58 тысяч текстильщиков Твери, Москвы и Иваново­Вознесенска. С этого договора и началось социалистическое соревнование, тогда еще чистое от формализма, бюрократии и надуманности. И наша газета стала своего рода штабом по его подготовке и рупором для его обсуждения. Не случайно текст договора впервые прозвучал на всю страну со сцены Большого театра из уст редактора «Тверской правды» А. Ярцева.

Одной из примет тридцатых было и движение за овладение техникой, взявшее начало в Твери – на фабрике им. Ворошилова. Освещая эту тему, наши журналисты не ограничивались только газетными публикациями. «Покорение «Сибири» – так называлась брошюра Б. Полевого, ставшая первым в стране книжным документом этого движения («Сибирью» назывался самый отсталый цех фабрики №2). 

Стремление к неординарности и новизне было присуще журналистам газеты и в освещении не только производственных тем. Так, к примеру, готовя рецензию на премьерный спектакль «Интервенция», «Тверская правда» разыскивает и приглашает очевидцев событий в Одессе, описанных в этой пьесе Л. Славина. Они вместе с артистами становятся участниками послепремьерного круглого стола, стенограмме которого газета выделяет целую полосу.

В Твери плохо обстоят дела с медицинским обслуживанием населения – редакция приглашает в свои стены ведущих врачей города, представителей горздрава и рядовых горожан. В ближайшем номере газеты их разговор доводится до всех ее читателей. Кстати, на том совещании Б. Полевой в докторе 
В. Успенском «нашел» одного из персонажей своей будущей «Повести о настоящем человеке».

Все эти и многие прочие удачи не остались незамеченными и в столице. Свидетельством тому – приглашение наших журналистов в редакцию «Правды», со страниц которой вся страна узнала потом о новаторстве «Тверской правды».

А вот об участии газеты в создании знаменитого фильма «Чапаев», снимавшегося под Тверью, известно далеко не всем. Но именно редакция по просьбе съемочной группы отыскала где­-то тачанку и нашла многих участников Гражданской войны, которые очень помогли создателям фильма, поделившись своими воспоминаниями. Не случайно по завершении работы над фильмом Б. Бабочкин (Чапаев), Л. Кмит (Петька), В. Мясникова (Анка), режиссеры Васильевы («Никакие они не братья – просто однофамильцы») и все остальные участники съемок пришли в редакцию со словами благодарности. Наши же журналисты подарили Васильевым старинное подарочное издание «Войны и мира» с надписью: «Вы сделали фильм о войне. Желаем сделать такой же о мире». 

* * *
Все это – только некоторые фрагменты удивительного времени в жизни страны, нашего города и его газеты. Это же и девять лет жизни и работы Георгия Куприянова. Черту под той эпохой начал подводить 1937 год. Для тверских газетчиков он начался с ареста заведующего отделом международной информации Фридриха Шенберга. Имея в «пятой» графе запись «немец», он был обречен. Затем настала очередь Г. Восканяна, А. Гвоздева, С. Котова, С. Шора… В сентябре 1938­-го «врагом народа» стал и Г. Куприянов. Правда, через несколько месяцев он вышел из одноэтажного здания напротив горсада, где заседал трибунал Калининского военного округа, будучи полностью оправданным, а затем и в обкоме услышал: «Извините, ошибочка вышла. Вот вам бесплатная путевка в санаторий «Митино». Но успел там только вставить выбитые на допросах зубы. Подлечить отбитые почки и ноги смог только после финской и Отечественной, уже работая сначала в Польше, а затем в газете Киевского военного округа.

* * *
В августе 1992­-го думал приятно удивить старейшего журналиста нашей газеты, привезя в Киев несколько свежих номеров «Тверской Жизни». Но удивляться пришлось самому, поскольку на стеллаже в его квартире лежали целые подшивки нашей газеты («Я ее выписываю через сестру, живущую в Твери»). Удивила и книга, написанная Георгием Григорьевичем уже в Киеве – «История ржевского комсомола».

– А я регулярно езжу в Тверь, чтобы проведать сына и сестру, а заодно и пополнить свой архив, – пояснил Георгий Григорьевич. Архивом были папки с сотнями фотографий, писем, газетных вырезок и надписями «О Полевом», «О тверских женщинах на фронте», «О ржевском шифровальщике», «История газеты». Уточнять, историю какой газеты собирал этот человек, необходимости не было. 

Автор: Владимир Неугодов
43

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

Конаковский район Тверской области станет постоянным местом проведения «Народной рыбалки»
Сегодня, 25 февраля, на берегу Иваньковского водохранилища в Конаковском районе состоялся IX этап Всероссийского фестиваля «Народная рыбалка». Соревнования собрали небывалое количество участников — более 5 тысяч человек. 
25.02.201715:14
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 1 2 3 4 5
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию