22 Января 2017
$59.67
63.73
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Летопись23.10.2012

За что боролся Александр Смирнов

Фотограф: Архив "ТЖ"

Пламенный революционер пал жертвой системы, которую сам столь ревностно создавал

Имена тверских большевиков, достигших высоких постов в руководстве страны в предвоенные годы, немногочисленны и хорошо извест­ны: Калинин, Ногин, Жданов. К ним следует добавить 
и основательно забытого Александра Смирнова.



Мы наш, мы новый мир построим! 

Он – о себе:

«Родился 27 августа (9 сентября по новому стилю) 1877 года в деревне Никола неподалеку от Твери. Отца не помню: пом. машиниста Николаевской жел. дор., он умер при падении с тендера до моего рождения, и мать осталась с многочисленной семьей — один другого меньше — на руках. Старшему из нас было 15 лет, и все вынуждены были зарабатывать на пропитание. Я помню себя уже 9­-ти лет, пасущим коров под руководством пастуха, 10­-ти лет я уже самостоятельно пас небольшое стадо в нашей маленькой деревушке. Когда мне пошел одиннадцатый год, у матери от непосильного труда отнялись ноги, а старший брат вернулся с фабрики с оторванной рукой, и вся тяжесть пропитания семьи легла на меня: я был в семье единственный основной работник: пахал, косил для поддержания хозяйства. На 13-­м году я начал учиться от старшего брата грамоте. Выучка заключалась в умении складывать нарезанные на карточки буквы и пошла настолько быстро, что на 14-­м году я читал Жития святых: другого в деревне ничего не нашлось… Хозяйство не прокармливало семью, и на 16­м году я ушел в Тверь, где поступил на фабрику Морозова на прядильное отделение в качестве ставильщика. С жадностью набросился я на библиотеку Морозова, которая славилась богатым подбором литературы. В это время я посещал школу Морозова… Для обеспечения себе большей независимости я ушел в ткацкое отделение в качестве ученика; через 3 месяца получил один самостоятельный станок, и так как в Твери 2-­х станков получить нельзя – уехал в Питер. Был уже 1895 год. В Питере я поступил к Воронину на ткацкую фабрику в качестве ткача на 2­-х самостоятельных станках. 

В это время я принимал участие в знаменитой стачке текстильщиков 1896 г., продолжавшейся и в 1897 году. Во время этой стачки я познакомился с членом группы «Союз борьбы за освобождение рабочего класса». Перейдя на остров Голодай, я связался с «Союзом борьбы» и стал принимать активное участие в партийной организации и борьбе за фабричное законодательство... В феврале 1898 г. был арестован. После 4-­месячного предварительного заключения был выслан на родину, в Тверь, в деревню, под надзор полиции. Попытка моя связаться с кем-­либо из организации ни к чему не привела. Общее же настроение рабочих и крестьян было отрицательным ко всякой политике. На меня в деревне смотрели подозрительно, называя меня «пашковцем», «скубентом», «в бога не верует, царя не признает» и т.д. … 

Пользуясь неопытностью полиции, я выправил паспорт и уехал в Тверь. Рабочие Твери занимались гуляньем и драками, которые сильно процветали в то время, отвечая мещанскому провинциальному настроению. При помощи работавшей на фабрике сестры я устроился на фабрику Берга, что в те времена было нелегко. На фабрике царили произвол и самодурство, как высшей, так и низшей администрации. Пользуясь тем, что 60% рабочих на фабрике были женщины, мастера и подмас­терья издевались над ними, прибегая к самым грязным приемам. Благодаря занятому мною независимому положению и вмешательству в защиту от этих обид со стороны мастеров и подмастерьев я занял в глазах рабочих особое положение как смелый и решительный защитник…

Приблизительно осенью 1900 г. пришла резолюция особого совещания, по которой меня высылали под гласный надзор – с правом выбора города, за исключением промышленных центров. Я выбрал Новгород… В Новгороде нравы были тоже патриархальные. Когда я явился с моим билетом в полицию, меня сразу направили в колонию политических ссыльных, которая в то время была довольно большая и содержала столярную мастерскую, занимая независимое положение при либеральном губернаторе, дочь которого ходила к нам в кружок для кружковых занятий. В Новгороде я завязал связи с питерской организацией. Убедившись, что в этом городе за отсутствием промышленного пролетариата работать не удастся, я по совету товарищей подал заявление о переводе в Тверь, которое и было удовлетворено.

Я вернулся в Тверь в феврале 1901 г. Настроение рабочих к этому времени значительно изменилось. Заметен был подъем, стремление к организации. Я немедленно приступил к поискам связей с интеллигенцией, нашел их и начал работу… Работа шла так успешно, что в начале 1902 г. мы объявили себя группой РСДРП, по направлению примыкающей к «Искре». 1-­го мая 1902 г. группа преобразовалась в комитет партии. В тверской организации я работал как 1902 г., так и следующие годы – 1903, 1904 и 1905,  за исключением 13 месяцев, которые я просидел после ареста в августе 1903 г. 
Я был организатором всех районов, связывая центр со всеми рабочими районами. Непрерывный рост организации, регулярный характер ее работы вызвали особенное внимание охранки в Твери. Толстый, ленивый жандармский полковник Иванов был заменён новым полковником – Урановым, который сразу весь жандармский аппарат перевел на боевое положение. Слежка усилилась, усилились аресты, допросы, обыски. В ночь на 13 августа жандармская «гроза» разразилась и захватила свыше 100 человек... Выйдя из тюрьмы в октябре 1904 г., я снова взялся за работу как член комитета. На этой работе меня застали события 9 января 1905 г. В течение всего времени, последовавшего за этими знаменательными днями, я работал лихорадочно по руководству организацией, стремившейся не отставать от стихийного подъема масс.

Октябрь 1905 г. действительно застал нашу организацию подготовленной, с хорошо налаженным аппаратом, с безграничным влиянием. Все движение с первых же шагов пошло под руководством Тверского комитета партии. Через несколько дней после 17 октября были произведены выборы общегородского Совета рабочих депутатов. Состав исполнительного комитета персонально почти совпадал с составом комитета партии. Я, избранный заместителем председателя, ввиду отъезда избранного председателем Мостовенко исполнял обязанности председателя все время вплоть до подавления декабрьского восстания. Влияние совета, как я уже сказал, было огромное. Не только фабрики, но и город был фактически в его власти. Фабричный же район, в особенности территория самой Морозовской фабрики, образовал в момент декабрьских событий самостоятельную республику, куда не ступала нога жандармов. Организуя ряд попыток прервать железнодорожное сообщение между Питером и Москвой и таким образом не допустить подвоза подкрепления в Москву, советы и комитет деятельно готовились к восстанию. Строились баррикады, ковались пики, кинжалы, настроение рабочих было – оказать сопротивление войскам. Я был назначен начальником всех боевых дружин. Исполнительный комитет, заседавший по этому вопросу двое суток, первоначально отчасти под моим давлением, также решил принять бой. Однако безнадежность борьбы в данной обстановке и с теми техническими средствами, которыми мы располагали, вернее, с полным их отсутствием, заставили меня переменить мнение. Было вынесено постановление – не оказывать сопротивления, распустить совет, а исполнительному комитету перейти на нелегальное положение…».
Из автобиографии Александра Смирнова середины 1920­-х годов

Заоблачный взлет и предсказуемый конец 

Комментарий историка

После этого Смирнов уехал в Петербург, от питерской организации РСДРП был делегатом на Стокгольмском, а затем на Лондонском съезде партии, сидел в тюрьме, был в ссылке в далеком Усть­Сысольске, по личному поручению Ленина создавал новый ЦК РСДРП, при Временном правительстве был городским головой в подмосковном Богородске, где его избрали в Учредительное собрание.

После октябрьского переворота 1917 года человек с такой биографией, близкий к Ленину, естественно, оказался очень востребован. Высокие должности бук­вально нанизывались одна на другую: член коллегии ВЧК с первого дня ее существования, член коллегии и заместитель наркома внутренних дел, член коллегии и заместитель наркома продовольствия, заместитель наркома, а с 1923-­го по 1928 год нарком земледелия РСФСР. Именно Смирнов назначил начальником управления экономики и планирования сельского хозяйства экономиста, теоретически обосновавшего НЭП, Николая Кондратьева – автора признанной ныне во всем мире теории больших циклов конъюнктуры («циклы Кондратьева»), смена которых связана с качественными изменениями в хозяйственной жизни общества. Под руководством Кондратьева был разработан первый перспективный план развития сельского и лесного хозяйства СССР на 1923–1928 годы.

В эти же годы Александр Петрович был генеральным секретарем Крестьянского Интернационала. Затем последовало новое, почти заоблачное повышение – он стал заместителем председателя Совнаркома РСФСР и секретарем ЦК ВКП(б). В 1931-­1933 годах Смирнов занимал должность председателя Всесоюзного совета по коммунальному хозяйству при Центральном исполнительном комитете СССР.

Но в начале 1930-­х годов на фоне провала сталинского плана коллективизации и обострения хозяйственно­политического кризиса внутри партии возникло несколько оппозиционных групп, среди которых очень заметной была группа Смирнова – Эйсмонта – Толмачева. Она просуществовала недолго и была разгромлена, как и другие, Сталиным и его соратниками. Александра Петровича Смирнова в 1934 году исключили из партии, а в марте 1937 года арестовали. 8 февраля 1938 года он был приговорен Военной коллегией Верховного суда СССР к расстрелу, и через два дня приговор привели в исполнение. Пламенный революционер пал жертвой системы, которою сам столь ревностно создавал. А 17 сентября того же года на полигоне «Коммунарка» был расстрелян и выдающийся экономист Николай Кондратьев.

Александр Смирнов, тверской крестьянин, ставший крупным политическим деятелем сталинской эпохи, полностью реабилитирован Военной коллегией Верховного суда СССР в июле 1958 года за отсутствием состава преступления. 

 

Автор: Вячеслав Воробьев, профессор Государственной академии славянской культуры
44

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

В Твери чествовали журналистов, операторов и фотокоров
В киноконцертном зале «Панорама» бизнес-центра «Тверь» прошло торжественное мероприятие, посвященное Дню российской прессы. Его главными героями стали наши коллеги, сотрудники редакций региональных и районных газет, телерадиокомпаний и сетевых изданий.
20.01.201721:46
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию