09 Декабря 2016
$63.39
68.25
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Идем на сто08.10.2012

Чудо по имени Петрозерье

Фотограф: Архив "ТЖ"

История одной командировки

 Почему она помнится уже столько лет? Да потому, что страх и восторг того путешествия забыть невозможно.

В Тверской области много заповедных, изумительных по красоте мест. Но Петрозерье ни с чем сравнить невозможно. Природа здесь,  казалось бы, в обжитом Рамешковском районе, исполняет дикую и мощную симфонию, собрав всех леших, кикимор, русалок и фей воедино. Летом в этот край болот и озер, его называют еще Оршинский мох, можно добраться только по воде. Зимой – по накатанной дороге через замерзшее болото.

Мы туда с моей коллегой Кирой Кочетковой отправились в солнечный августовский денек 1998 года, как раз перед подходом мощного циклона с дождями и ветром (повезло, что он не застал на воде). Вместе с нами были еще работники районной администрации, так что команда собралась большая, одиннадцать человек. Нагружены все были порядком, продуктов – как на Маланьину свадьбу. 

Вдеревне Спас­-на­-Сози нас встретили два брата­-лодочника Саша и Гена по прозвищу «Акробаты». Деревенские ведь так просто не назовут, видимо, жизнь их в свое время хорошо покувыркала. Когда мы разместились со своей поклажей на двух моторках, посудины сразу осели в воде. В самый последний момент в нашу лодку был подсажен еще и Витек, по причине изрядного подпития плохо ориентирующийся во времени и пространстве.

Наконец, тронулись по узкой и извилистой реке Сози среди белоснежных лилий и желтых кувшинок. Красота! Правда, твердых берегов у этой игрушечной речушки не было. Сплошные болотные кочки в тресте и камышах. Но вот русло стало на глазах темнеть и расширяться. Впереди показалось озеро Великое, по которому предстояло проплыть добрые пять километров.

Вторая моторка сразу вырвалась на простор и ушла далеко вперед. А наш «Нептун» вдруг стал чихать и кашлять, потом и вовсе заглох прямо на середине озера. «Только не крутитесь, – предупредил Саша, – а то черпнем воды». Мог бы и не предупреждать, все и так сидели смирно. Шевеление произвел только Витек, до этого бесчувственно лежавший у нас в ногах. Подняв взлохмаченную голову и оценив обстановку, он торжественно изрек:

– Вот и приплыли. Финиш, господа! На этом озере чего только не было. Урожай оно собирает аккуратно…

И стал перечислять, кто и когда здесь утоп. Правда, на него тут же зацыкали. Во­-первых, на лодке, худо­бедно, были весла, а во­вторых, ведь не оставит же Гена своего брата качаться на волнах.

Помню, я с тоской огляделась: кругом вода, да еще какого­-то недоброго свинцового цвета. Вряд ли даже хороший пловец дотянет до берега, к тому же сплошь заросшего. Наверное, такие мысли пришли не ко мне одной. И тут мы вдруг почувствовали, что обувка намокает. В лодку потихоньку стала просачиваться вода. Чтобы поднять настроение, наш тогдашний фотокорреспондент Людмила Зинченко неожиданно стала читать стихи своего любимого Иосифа Бродского. Что тоже было жутковато.

Только где-­то часа через два к лодке подчалил Сашин брат. С грехом пополам мы перебрались к нему со своими тяжелыми сумками. Но это еще был не конец мучений. Теперь заглох мотор на лодке нашего спасителя. А у Саши, наоборот, завелся. И зыбкую пересадку пришлось повторить снова.

На твердой земле мы оказались уже перед закатом. Первое впечатление: реликтовый край, где все растения, от лопуха до столетней ветлы, празднуют жизнь. И это пиршество природы омывают озерные волны. Сразу пришло на ум: если есть на свете благодать, так она здесь. 

Петрозерье – это три деревни, расположенные неподалеку: Петровское, Остров и Заречье. Только в Заречье надо плыть на лодке через неширокую протоку. Когда­то через нее был перекинут высокий деревянный мост, но мы застали уже только его «ребра». Места эти древние, упоминаются с 1539 года. По легенде, Петр Первый ссылал сюда пленных шведов и староверов. В 1900 году тут жили 350 человек, были свой храм и школа.

Иперед Великой Отечественной Петрозерье еще не обезлюдело. Немца, конечно, тут не было, но старожилы долго рассказывали своим детям, как схватились в этом небе «звездочка» со «свастикой». Наш самолет был подбит. Погибшего пилота жители похоронили на местном кладбище. Скромный обелиск на его могиле сохранился до сих пор, правда, слетела табличка с фамилией летчика, осталась только «вечная память». Мы походили по этому кладбищу, где тихо покоились целые поколения: Корюшкиных, Михайловых, Озеровых. Вокруг рубиново краснели перезревшие ягоды малины.

В самой деревне Остров нас поразили высокие и еще достаточно крепкие деревянные дома. Все избяные фасадные окна с резными наличниками смотрели на воды озера Глубокое. От каждого дома к бережку спускалась банька. Идиллия! Но жили в деревне на тот момент всего две семьи: Анатолий Кузьмин со своей матерью и их соседка Клавдия Зелова. К ней как раз приехали четверо внуков – на бабушкины пироги с черникой.

А материально существовать здесь всегда помогала клюква. По установившемуся ледяному первопутку ее везли на продажу в Москву и выручали хорошие деньги. Только надо было дождаться этой ледяной дороги. Осеннее и весеннее межсезонье, когда прерывается связь с большой землей, самое тягостное время на острове.

Вдеревне Заречье мы познакомились с Виктором Минеевым. Он показался нам не меньше полковника в отставке – такая стать и уверенность чувствовались в этом немолодом уже человеке. Для обитателей Петрозерья Виктор Васильевич был почтальоном, аптекарем и кормильцем, потому что один знал болотную тропу до ближайшей деревни. А это двенадцать километров в один конец. Рассказывал, что самые топкие места мостил жердочками, а потом их убирал от скверного человека. 

Конечно, жаль, что эта командировка заканчивалась уже завтра. С вечера на душе стало тревожно: как поплывем назад? И ночью в доме охотника нам с Кирой не спалось. Этот дом стоял в безлюдной деревне Петровское, где, казалось бы, люди только час назад закрыли калитки и вышли на какой­-то сход. В окно слишком настойчиво светила полная луна, и мы решили прогуляться по этой таинственной деревне. Если бы не крапива под окнами, нас не покидало ощущение, что она живая. 

В одном доме дверь была приоткрыта. По скрипучим половицам вошли в горницу, озаренную лунным светом. Половину ее занимала русская печь со следами давней побелки, на окнах еще просматривалось узорочье полуистлевших занавесок. Подняли глаза на потолок, а там кольцо от зыбки! Вот­-вот качнется…. В почерневшем углу не сразу заметили иконку Божьей Матери, оставленную почему­-то хозяевами. 

Потом мы долго сидели на выбеленной от дождей скамейке и смотрели на озерную гладь. С глухим стуком в высокую траву падали недозрелые яблоки. И вопросы в голове тогда, четырнадцать лет назад, были без ответов. Кто придет в эту деревню и в две соседние? Кто вдохнет в них новую жизнь? Ну ведь невозможно, чтобы дичала такая красота!

Готовя этот материал, я позвонила в Ильгощи главе администрации сельского поселения Ольге Кузнецовой. Это на их территории находится Петрозерье. Хотелось узнать, что за эти годы произошло с его жителями и, вообще, какие там новости? Оказывается, почти всех, с кем мы разговаривали, уже нет в живых, в том числе и наших кормчих Саши и Гены. А держит этот заповедный край один его постоянный житель Виктор Васильевич Минеев, наш добрый знакомый, который еще тогда предлагал нам бросить городскую маету и поселиться неподалеку от него. 

Перемены же в Петрозерье произошли, и немалые. На озерную гладь теперь смотрят окна особняков, надо думать, с прочными заборами. Их хозяева наезжают сюда в свободное время: летом – на быстроходных катерах, зимой – на мощных джипах. Тут же царская рыбалка, отдых наедине с уникальной русской природой. Этого не купишь ни за какую валюту.

И вроде бы радоваться надо,что состоятельные люди сейчас выкладывают здесь дорожки плиткой и стригут газоны по­-английски. А все­-таки чего-­то ушедшего очень жаль. Уже никогда не будет в Петрозерье этой простоты и открытости с вольным босяцким духом, когда все были равны. Вот бы еще истории этой земли сохранить! Одна из них от хранителя Петрозерья Виктора Минеева.

Неподалеку у них есть озерцо небольшое, называется Дорка. Вода там считается святой. Как гласит легенда, утопла в этом озере повозка с иконами опальных петровских людей. Так вот, если в середину этого озерка опустить собственноручно испеченный круглый хлеб, то можно узнать судьбу. Утонет каравай – жди горя. А если будет на плаву – улыбнется тебе счастье…

Автор: Татьяна Маркова
35

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

В Твери прошел городской молодежный марш-бросок «Москва за нами!»
Несмотря на снег и холодный пронизывающий ветер, они пришли сюда, чтобы отдать дань памяти тем, кто ровно 75 лет назад остановил фашистских оккупантов на подступах к столице нашей Родины и перешел в контрнаступление, изменившее ход Великой Отечественной войны.
07.12.201620:02
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию