24 Октября 2017
$57.47
67.56
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Гордость земли Тверской 08.10.2012

Победа будет за нами!

Фотограф: Архив Л.А. Строгановой

В дни войны, как заклинание, твердила вместе со всеми шестилетняя Лида. И этой клятве подчинила себя в мирной жизни

 И было в темно-русой девчушке такой силы чувство необходимости Победы, что у взрослых сжималось сердце. А вдруг… Действительно, приди в дом немец, Лидочка не смолчит.

Лида не смолчит

Она такой остается и по сегодня. Видная собою, свободная в суждениях, умная и бесконечно своя для родных и друзей. И три десятка лет, проведенные в кабинетах власти, так и не смогли обезличить эту уникальную женщину – Лидию Алексеевну Строганову. 

Что мы знаем о функционалах и эффективности власти? О рангах, подчиненности? А нам и знать не стоит, если дела вроде сами собою идут. Но в дни, когда именно о качестве городского управления мы должны задуматься, чтобы не промахнуться на скорых выборах, поверьте, большая ответственность – рассказать о достойном представителе местной власти. Секретарь исполкома горсовета – статус высокий, он был вне подчинения заместителям председателя горсовета. По сути – второе лицо в городе. Главным в работе было взаимодействие с депутатами, планирование работы исполкома, постоянных комиссий, социокультурный блок. И главным было все, с чем приходят к власти граждане, – от необходимости строительства новых больниц, стадионов, жилья до обустройства загса, ввода женских консультаций. Она брала где женским обаянием, где железной логикой момента, но брала такие крепости столичных властных бастионов, что легенды об этом ходят и по сегодня. У Лидии Алексеевны не было секретаря – так ей было проще понимать, что на самом деле происходит в городе. И люди шли к ней с таким доверием, которое обязывало к действию, к поступку. Наверное, потому что родом она из народа достойного и по­настоящему трудящегося. Совсем недавно я узнала такую историю. Как­то пожилой женщине, ветерану госслужбы, срочно понадобилась архивная справка. Звонит бывшей коллеге, и та обещает выдать бумажку через месяц. Мол, так положено. Кем – неизвестно, но положено. Об огорчении узнает Строганова, которая уж точно не смолчит. Реакция молниеносная. Сначала просит за ослабевшего человека, а когда на том конце провода начинается гундеж про месяц, тон меняется: «Если в три дня не уложишься, не обижайся». Хватило и дня. Просто потому, что сегодня давно уж без всяких официальных постов и чинов имя Строгановой способно привести в чувство тех, кто забывает, зачем ходит на работу. И что работа главная – людям помогать. Возможно, именно за эту огненную справедливость и безмерную работоспособность, уважение к человеку и удостоили Лидию Строганову кроме других почетных наград ордена Трудового Красного Знамени. Столь редкого в среде управленцев.

Еще один эпизод. Секретарь горисполкома Лидия Строганова два десятка лет отвечала за работу организаций здравоохранения, образования, социальной сферы и взаимоотношения власти и церкви. Когда началось известное потепление этих отношений, началось и восстановление тверских храмов. Но до того надо было узаконить передачу зданий от различных организаций – клубов и складов, керосинных магазинов и мастерских. Для прихожан Екатерининского храма, думаю, будет интересно узнать: Лидия Алексеевна так настойчиво добивалась выселения из святых пределов склада ремонтно­строительного управления, что, когда в очередной раз руководство РСУ не исполнило решение исполкома, она пришла туда, как гроза и, будучи дамой неробкой и неслабой, сама начала выкатывать бочки с горючим из оскорбленного храма. Не на ту напали, пришлось подчиниться. А быть может, наконец­то и тут поняли – вот пришел человек артельный, за всех старается. 

Человек артельный, за всех старается

Ну, и как Лида могла вырасти другой? Вот гляжу на старую фотокарточку, где прямо и неробко глядит на тебя вышневолоцкая семья. Пятеро детей было у Алексея Егоровича и Марии Сергеевны Смирновых. Дом свой отец выстроил крепким, высоким. Как­-то на вопрос Лидиной подружки Валентины Гагановой, сколько классов за плечами у дяди Леши, тот с привычным остроумием ответил: 86. Это он посчитал и годы учебы детей. Лидия Алексеевна до сих пор вспоминает милую картину далекого детства: мама чинит или вяжет, а папа читает всем книжки, самые умные в мире, начиная с Пушкина. Памятью Бог наградил такой, что знал он наизусть целые поэмы. Всем детям родители дали высшее образование. Несмотря на непередаваемые трудности послевоенной жизни. Но была, была еще одна болячка. В немецком плену побывал Алексей Егорович. Скот колхозный перегонял в Смоленскую область, от немцев прятал. Налетели они коршуном, оглушили, скрутили. На себя работать принудили. Слава Богу, вырвался. На фронт ушел, у жены в ее 28 лет четверо на руках. Как начнется бомбежка, она всех деток сгребает – и к печке. Видела не раз: дома рушатся, а печки стоят… Лиде шел седьмой год, но четко помнит: каждой семье доводилось задание по заготовке торфяных брикетов. И вот идет выводок во главе с мамой. Взрослые нарубают торф на кирпичики, детки их складывают в штабеля для просушки. Помните? Победа будет за нами! Но к полудню ноги в болотине вязли, спина не по-­детски ныла. И так хотелось поесть! Хоть чего-­нибудь. 

Сегодня рядом с Лидией Алексеевной только сестра Зина. И то не рядом – живет в поселке Элеватор. Многие из подружек корили Лидию Алексеевну: что, работая в исполкоме, не могла сестру в город перетащить? Не могла. И объяснять не надо. Старший брат Валентин был инженером­-конструктором, Зина всю жизнь воспитателем в детском саду, Юра окончил академию имени Можайского, доктор наук, чаще бывал на испытаниях в Плесецке, чем дома. Бывало, даже спали на боеголовках, что здоровья не прибавляло. Послевоенный брат Володя был интересным художником. Простыл на субботнике. Крупозное воспаление легких. Жаль, не спасли. 

Маме, Марии Сергеевне, соседки часто завидовали – такие складные дети получились. Да и было в кого. Что сами родители, что родители родителей – обо всех можно сказать одно – труженики. Сергей Иванович, мамин отец, на пятерых детей имел две коровы. Кулак. Сослан на Беломоро­-Балтийский канал. Оттуда одно малюсенькое письмецо получила семья. Его хранила дочь Мария в потайном карманчике ридикюля – наверное, не раз перечитывала теплые слова обо всех родных и о внучатках. Сгинул в ГУЛАГе Сергей Иванович, о котором все говорили, что он и мухи не обидит. А его верная и благородная жена многие годы в день смерти мужа шла в местную женскую колонию. Несла осужденным сшитые (из купленного по дешевке местного суровья) рубашки и гостинчиков сладких. Отдавала все на проходной, и мало кто знал, с какой просветленной душой шла обратно: ее за это похвалил бы Сергей Иванович. 

Со стороны отца дед оказался нераскулаченным, потому что у него имелся профсоюзный билет, власти не решились обижать. Но и он до нитки все отдал колхозу, а сам отправился строителем на железную дорогу. У Лидии Алексеевны есть в планах собрать воедино историю рода. Зина поможет. Большие надежды на внучку Софию, растет любознательной. Опять же есть в кого. Дочь Лидии Алексеевны Екатерина и ее супруг Андрей отличные врачи. Им в чем­-то легче, быть может, живется, но учиться, наверное, тоже никогда не надоест. Такая уж порода. 

Учиться не надоест. Такая уж порода

Мы пока не знаем, какой ценой получала знания наша героиня. Поверьте, дорогой. «Холодная обработка металлов резанием» – таков был первый рабочий университет, он же Вышневолоцкий техникум. Вечерний к тому же, ведь надо было работать. До сих пор помнится практика на вагонзаводе – что называется, по уши в масле и грязи. Первое место работы – электроконтролер на Вышневолоцком хлопчатобумажном комбинате. Контролер сразу в комсомольскую работу влилась, а вскоре ее заместителем секретаря комитета комсомола выбрали. Далее путь по нарастающей. Учеба во Всесоюзном заочном финансово­экономическом институте. Приглашение в горком, затем в обком комсомола, в орготдел обкома партии. Приглашали и на работу в ЦК комсомола. Но муж воспринял новость без восторга, хотя в те годы работу в ЦК комсомола можно было приравнивать к… Не знаю даже с чем сравнить такой взлет. Но сегодня вижу то, что ценнее любой карьеры, – тихую гордость любимой женщины. Ее супруг Геннадий Константинович Строганов – кандидат технических наук, музыкально и творчески одаренная личность, рядом с которым так пелось и мечталось. Материнство пришло к ней в тридцать лет. Она и сейчас улыбается, вспоминая, как родила доченьку свою – одна на весь обком комсомола. В путь на работу исполкомовскую ее по­партийному благословил сам Николай Гаврилович Корытков, из трех претенденток выбрал. Она и не подвела. Приведем один только аргумент: Строганову 24 года избирали в Совет народных депутатов. Голосовали за нее всегда почти единогласно. Потому что знали по делам. Потому что своя, рабочая косточка. Как не вспомнить: некоторые исполкомовские девчата поначалу сплетничали, мол, пришла уж больно просто одетая. Но это они не знали, на кого напали. В первом же докладе о работе с письмами и обращениями граждан она проявила себя таким аналитиком, что кумушки заткнулись. А она, не будь внучкой кулаков, все же резюмировала: если бы меня прислали сюда моды демонстрировать, я бы вела себя по­другому. Так что принимайте, какая есть. Приняли. Нет, мужу не жаловалась. У него была ответственная работа в институте, наукой он занимался всерьез и очень успешно. Многие зарубежные специалисты ссылались на его выводы. А самые близкие, бывало, шутили: Строгановы – звездная семья.

Строгановы – звездная семья

На многих фотографиях, которые с нежностью пересматривает Лидия Алексеевна, прекрасные лица любимцев эпохи. Гаганова. Гагарин. В Волочке. В Калинине. В Москве. Почти всегда рядом и Лида. О встречах написано немало, и порой очень небережно, даже лживо. Но умри соперник­коллега, а никто не знает, что судьбу Лиды и Геннадия действительно скрепил Юрий Алексеевич. С самой первой встречи он с особой доверительностью отнесся к Лиде. Они о многом говорили, и однажды Юрий Алексеевич, узнав, что Лида не замужем, начал уговаривать ее познакомиться с его другом – отличный парень! Когда же она сказала, что встречается с Геннадием, первый космонавт мира потребовал познакомить – что за избранник у Лиды? Познакомили. Через два часа их беседы вердикт космонавта был неотвратим: если ты за Гену не выйдешь, мы с тобой больше не знакомы. Конечно, всем управила Любовь. И родилась не звездная, а самая обычная счастливая семья со множеством друзей и увлечений. К моменту женитьбы у Геннадия была «Волга», катерок, путешествовали с приятелями, собирались на даче. У Лидии Алексеевны и по сей день тяга к дачным заботам. Спасибо друзьям, отвезут-­привезут. В ее невеликой уютной квартире нет никакого богатства. Кроме отлично подобранной с помощью московских родных библиотеки. Кроме альбомов, где живет почти каждый день их жизни. От выступлений на форумах до встреч с побратимскими делегациями – Лидия Алексеевна и спустя десятки лет получает письма из городов, которым она вместе с Фондом мира и руководством города помогала ощутить родство с Россией. Ее встречали во Франции, Германии, Финляндии как посланницу русского мира. Как воплощение русской женственности и доброй воли. Она и сегодня, в дни мира, точно знает: чтобы Победа чести и добра была за нами, надо каждому стоять за эту Победу. 

Автор: Кира Кочеткова
296

Возврат к списку

«Тверской переплет» оказался на перекрестке двух миров
Сегодня в столице Верхневолжья завершилась III Межрегиональная книжная выставка-ярмарка «Тверской переплет».
22.10.201720:38
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5
Новости из районов
Предложить новость