20 Августа 2017
$59.36
69.72
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Общество 27.09.2012

Замок, где жила Чорная Панна,

Фотограф: Наталья Зимина

или Реставрация по-белорусски

 Центральная Россия по праву может гордиться таким специфическим культурным и экономическим явлением, как классическая русская усадьба, сложившимся к концу XVIII века и оказавшим огромное влияние на все последующее развитие Российской империи. В соседней Беларуси, а если точнее – в Великой Литве подобную функцию в какой­то мере выполняли замки магнатов. Для нас замок – это нечто средневеково­-экзотическое, декорация для рыцарского романа: этому стереотипу вполне соответствует единственный на территории России Выборгский замок. Литовские замки совсем другие.

Гонор и целесообразность

Тут стоит напомнить, что современная Литва со столицей в Вильнюсе – лишь часть большого древнего государства, протянувшегося «от можа до можа» и когда­то находившегося в самых тесных связях с Тверским княжеством: там были и военные союзы, и династические связи, и политические отношения, иногда очень сложные. С тех или чуть более поздних времен на территории нынешней Беларуси сохранились замковые комплексы – центры территориально­-административного деления. Сравнивать их с русскими усадьбами XVIII – XIX веков было бы некорректно в том смысле, что оные, будучи экономическими и культурными центрами, не предполагали еще и оборонительной функции. Литовский же магнат, живущий в «горячей зоне» между Московией и Речью Посполитой, начинал обустройство своих владений с того, что возводил крепость. Однако знаменитый панский гонор диктовал: за военной целесообразностью не упускать и необходимость продемонстрировать «городу и миру» богатство, влиятельность, а то и эксцентричность хозяина.

Литовские замки дошли до нашего времени в разной степени сохранности. Где­-то они представляют собой благородные руины, некоторые отреставрированы и превращены в музеи. Самым известным и самым популярным у туристов можно считать замковый комплекс Несвиж – парадную резиденцию богатейшей семьи Радзивиллов. 

Первым это место освоил Юрий Несвижский – участник битвы на реке Калке. В конце XV века замок достался князьям Кишкам, а в 1513 году княжна Анна из рода Кишек вышла замуж за Яна Радзивилла. Позже Несвиж был значительно перестроен и принадлежал Радзивиллам на протяжении нескольких сотен лет. В середине XVII века его дважды осаждали московские войс­ка, во время Северной войны он был взят войсками Карла XII – тогда шведы полностью разграбили его и взорвали бастионы. В течение всего XVIII века замок восстанавливался и реконструировался, постепенно приобретая пышность форм и репрезентативность. 

Несвиж пережил многое, и очередная катастрофа произошла уже в XXI веке – десять лет назад случился большой пожар. Он стал поводом для масштабных реставрационных работ, которые продвигались вполне успешно, и в 2005 году Несвижский замок был внесен в список всемирного наследия ЮНЕСКО. А потом, очевидно, что­-то пошло не так.

Призраки не любят пластик

Сейчас Несвижский замок – одно из самых популярных туристических мест, в сезон автобусы тянутся туда вереницами, а экскурсионные группы дышат друг другу в затылок. Комплекс представляет собой огромный парк, состоящий из нескольких стилистически разных частей – там есть даже японский сад – и внушительных гидротехнических сооружений. В центре всех этих рукотворных и природных красот возвышается собственно замок, похожий на большой кремовый торт: суровость башен и бастионов практически полностью маскируется барочными роскошествами.

Если со стороны, с берега озера и с длинной дамбы, замок выглядит эффектно и внушительно, то внутри туриста начинает накрывать когнитивный диссонанс. Вроде бы все как надо: высокие стены, мощеный внутренний дворик с непременным фигурным колодцем… Приглядываемся. Оказывается, что двор вымощен разнокалиберными кусками битой каменной плитки, утопленными в бетон: так любили декорировать окрестности общественных зданий в годы эдак 1970­-е, так сейчас выглядят подступы к автовокзалу в Смоленске. Двери во всем замке стандартные – белые, пластиковые, их можно увидеть в любом тверском магазине средней руки. В сочетании со свежевыкрашенными стенами, пластиковыми окнами и сантехнической плиткой на полу они создают дивное ощущение пребывания в опрятном административном здании – к примеру, в районной администрации.

В интерьерных залах замученные смотрительницы механически повторяют: «Стены руками не трогать…» Дело тут не в знаменитом «Не дышите на шедевр!», а вовсе даже наоборот: на стенах все тот же пластик, причем очень хрупкий на вид. И на ощупь – каюсь, мы не смогли удержаться от искушения оценить качество реставрации по­белорусски. Не менее замученная молодая гидша в бальном зале рассказывает, что чаще всего он используется для проведения конференций, симпозиумов и прочих крупных заседаний. В подтверждение тому в зале стоят аккуратные ряды кресел – весьма вычурных, на гнутых ножках, но никак не похожих на музейные экспонаты.

К собственно музейной части тоже лучше не приглядываться. К большей части экспонатов, немногочисленным предметам мебели и костюмам, и не приглядеться – они размещены на расстоянии в несколько метров от чинно толпящихся за веревочкой экскурсантов. Мы пригляделись к знаменитой библиотеке Радзивиллов: когда­то она насчитывала около 20 тысяч томов и была одной из самых крупных в Литве. Сейчас в книжных шкафах хранятся муляжи, о чем честно сообщают этикетки: «Муляж. Оригинал хранится в …» И в этом нет ничего зазорного: на муляжах и копиях во многом построена, к примеру, экспозиция музея в Александровской слободе. Но, право, вызывает некоторое недоумение «сохранность» этих экспонатов, нарисованных на хорошей акварельной бумаге: книги и документы что XVI, что XVIII веков выглядят очень свеженько и абсолютно одинаково. Большую же часть книжных шкафов для создания среды заполняют книги средней степени потрепанности, очевидно, собранные из окрестных библиотек. Особенно растрогали «Малая медицинская энциклопедия» 1960-­х годов издания и собрание сочинений Сталина, исключительно уместное в библиотеке магнатов Радзивиллов. 

Тверские специалисты привычно возмущаются методами реставрации Старицкого Успенского монастыря: тротуарная плитка, свеженькие новоделы, краска на белом камне… Однако это выглядит хорошей научной реставрацией в сравнении с гибридом аттракциона и Дворца конгрессов, в который белорусы превратили Несвиж. Гиды там привычно рассказывают байки о многочисленных привидениях, в том числе о знаменитой Чорной Пани Барбаре. Да и княжна Мария, дочь последнего тверского князя Михаила Борисовича, говорят, хаживала там в качестве Белой Дамы. Но как­-то плохо верится в то, что призраки могут существовать в окружении дешевого пластика.

Опыт адекватного баланса

Больше повезло Мирскому замку, своего рода «скромному загородному домику» Радзивиллов. Он с перерывами реставрировался на протяжении более чем ста лет, с тех пор, как его в 1891 году купил Николай Святополк­Мирский. Предполагают, что причиной покупки стало как раз созвучие, которое позволило казаку не то чтобы всерьез, но намекать на свою причастность к литовской шляхте. Интересно, что реставраторы всех времен старались наглядно показывать и подчеркивать результаты своих работ: сразу видно, где оригинальная кладка, а где более или менее современные материалы. 

Конечно, по вымощенному булыжником внутреннему дворику Мирского замка в обычной обуви ходить трудно, а на каблуках – так и просто невозможно. Но зато можно собственными конечностями почувствовать, что такое средневековый быт. Стены замка источены целой паутиной внутристенных ходов, позволявщих гарнизону быстро и незаметно перемещаться в любую точку оборонительного периметра. Туристов запускают туда без каких­либо ограничений, и они с наслаждением карабкаются по почти отвесным лестницам, вылезая на галереи и башни в самых неожиданных местах. Кое­-где на лестницах устроены перила, но на этом блага цивилизации заканчиваются. 

Мирский замок изрядно перестроен и приспособлен именно к туристической деятельности. В подвалах оборудовано неплохое кафе с непременными жареными колбасками и драниками, а в дворцовой части даже есть двухэтажный VIP­-номер с балкончиком – по российским меркам весьма недорогой. Но в одном из корпусов сохранена оригинальная сильно пострадавшая от времени стена, эффектно объединяющая подлинные предметы, муляжи, копии и реконструкторские доспехи, в обнимку с которыми с удовольствием фотографируются туристы. Значит, все­таки можно соблюсти баланс между исторической достоверностью и требованиями времени и бизнеса.

Автор: Наталья Зимина
61

Возврат к списку

В Тверской области прошел форум сельской молодежи ЦФО
Сегодня население небольшого поселка Мирный под Торжком на один день увеличилось на 151 человека. Именно столько начинающих врачей и учителей, выбравших работу в деревнях и весях, собралось здесь на форум сельской молодежи Центрального федерального округа. 
18.08.201719:52
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
31 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3
Новости из районов
Предложить новость