21 Января 2017
$59.67
63.73
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Летопись24.09.2012

То серьезный, то потешный

Всему было место в солдатском фольклоре Великой Отечественной: и веселой шутке, и раздольной песне, и презрительному приговору фашистской орде

 Старые записные книжки участников войны хранят в себе бесценные свидетельства быта, переживаний, настроений бойцов. И порой о войне, с каждым годом отодвигающейся все дальше во времени, они могут рассказать такое, чего не найти в увесистых томах исследователей. 

Недаром популярный исторический романист Валентин Пикуль не раз говорил, как важно в работе пользоваться не только официальными архивами, но и солдатскими письмами и дневниками. Наверняка в сердце каждого, кто делил с товарищем у костра осьмушку хлеба, отзывались простые строки армейского поэта-самоучки Ивана Иванова:

Так не дружат порой 
и с братом брат,
Так нежно смотрит 
лишь отец на сына...
Они прошли от Волги до Карпат,
Они еще дойдут и до Берлина!

Дошли. Все выдержали. И рассказали о своих дорогах. Вот, например, как подробно и живо описывает путь 252-й стрелковой дивизии лейтенант Анатолий Барышников:

На Калининском в битвах 
мужала, 
Защищая столицу Москву, 
Ведь недаром от маршала 
Конева
Заслужила потом похвалу.
В Сталинград прибыла 
полнокровная,
Получив подкрепленье в Перми, 
Прямо с марша у балки Грачевая 
Вновь вступила в большие бои.

«Слова народные» – без иронии можно сказать об этой песне, ставшей настоящим гимном дивизии. Народные, потому что пели ее и новобранцы-солдаты, и бывалые офицеры. Значит, стала она одним из крепких звеньев фронтового фольклора, хотя бы на время дарящих «рабочим войны» радость и покой. Даже незабвенный Василий Теркин, хоть и вышел из-под пера великого Твардовского, плоть от плоти наших любимых героев сказок. Такой «русский чудо-человек» действительно был в каждой роте, в каждом взводе. Его голос слышится в сотнях шуток-прибауток огненной поры. 

И правда, разве не просятся в бессмертную книгу о бойце эти строки: 

Не послужишь – не узнаешь,
Что такое марш-бросок:
Двадцать верст не отдыхаешь
Да еще бежишь часок.
Не послужишь – не узнаешь,
Что такое аппетит:
Миски три борща съедаешь
И еще не очень сыт. 

И интонация, и мягкий юмор – Твардовского. Кто знает, может, и родились они после встречи с «Василием Теркиным». Появилось же фронтовое продолжение у всенародно любимой «Катюши»: «Выезжала, мины заряжала – сокрушала изверга-врага». Кстати, и назвали грозное оружие Великой Отечественной в честь героини песни Исаковского и Блантера. Впервые его применили 14 июля 1941 года: батарея капитана Флерова стреляла по фашистам с высокой крутой горы. А после боя кто-то из солдат припомнил: 
«… на высокий берег на крутой». Так и соединились стихотворение о любви с военной прозой.

«Катюша» – реактивная установка залпового огня. «Зайчата» и «медвежата» – снайперы, ученики легендарных Василия Зайцева и Виктора Медведева. А это – о верной спутнице любого фронтовика: «В ночь сырую, длинную служишь ты периною, согреваешь ласково, серая шинель». Удивительно, как в условиях той кровавой и беспощадной войны сохранялись в людях нежность, тепло и неиссякаемая русская доброта. 

Зато Ганса не жалели, били его и хлесткой рифмой, и меткой фразой. Пьянство, злоба, трусость – вот из каких черт-кирпичиков складывался вражеский образ. Эти словесные плакаты запоминались с лету. Любой солдатик, еще не нюхавший пороху, говорил с видом старого вояки: «Что фрицы жадны, всякий знает». И от «Катюши» ждать милости неприятелю не приходилось: «Катюша» с Тагила – немцу могила». Бывало, что фашист даже не назывался. Хватало короткого холодного местоимения «он». 

«Он» – «волк», «гадина», «змея». И смерть его страшна и отвратительна. Писатель Михаил Алексеев включил в роман «Мой Сталинград» однажды услышанное: «Все насквозь проспиртованы… Потому и не гниют долго в самую что ни на есть жару». Здесь уже не улыбнешься, а содрогнешься. Был и такой солдатский образец «черного юмора»: «Как реагирует генерал фон Бабендух на поражение под Москвой? – Он уже не реагирует: он убит». Так неизвестный автор поставил точку в жизни одного из немецких военачальников. 

Злые, жесткие шутки возникали в дни самых тяжелых боев. После прорыва блокады и Курской дуги, после форсирования Днепра и первых освобожденных европейских городов усталая усмешка все чаще сменяется улыбкой. Такое не напишешь после поражения:

Враг в полях бросает танки – 
Факт, ребята, налицо. 
Душит Гитлеру горлянку
Сталинградское кольцо.

Как насмешливо заметил другой фронтовой острослов, «ох, страданье, ты, страданье, воевать прошло желанье…». 

Когда же создателя недолговечного Третьего Рейха постиг окончательный крах, к газетному рисунку знаменитого карикатуриста Льва Бродаты, изображающего фюрера в парикмахерской, добавилась подпись:

Читатель, видишь сей портрет?
Оригинала больше нет.
Он, не успев побриться, помер,
Когда верстался этот номер. 

Четыре года военной страды, которые, казалось, длились вечно, остались позади. В майских частушках сорок пятого рядом с «бункером фашистским», «флагом красным над рейхстагом» и другими приметами последних дней Великой Отечественной «запели заливисто соловьи». В солдатском фольклоре запахло победной весной, цветом яблонь у дома и счастьем, у которого теперь была своя цена. 

Автор: Артур Пашков
145

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

В Твери чествовали журналистов, операторов и фотокоров
В киноконцертном зале «Панорама» бизнес-центра «Тверь» прошло торжественное мероприятие, посвященное Дню российской прессы. Его главными героями стали наши коллеги, сотрудники редакций региональных и районных газет, телерадиокомпаний и сетевых изданий.
20.01.201721:46
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию