28 Июня 2017
$58.88
65.96
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Культура18.09.2012

По следам Петра Дементьева

Фотограф: Архив Маргариты Кузнецовой

В предыдущем выпуске «Тверской родословной» мы рассказали о необычной судьбе «весьегонского американца» Петра Дементьева (Питера Деменса), основателя Сент-Петерберга (Санкт-Петербурга) во Флориде.

На Весьегонской земле

В предыдущем выпуске «Тверской родословной» мы рассказали о необычной судьбе «весьегонского американца» Петра Дементьева (Питера Деменса), основателя Сент-Петерберга (Санкт-Петербурга) во Флориде. Но и сегодня живут на его родной земле люди, предки которых знали семью Дементьевых и их друзей. Воспоминаниями о них делится Маргарита Кузнецова, библиотекарь Федорковской библиотеки Весьегонского района.

В нашей семье сохранилось много воспоминаний о Дементьевых и Калитеевских, их друзьях и родственниках. Дед мой, Данила Семенович Кузнецов, был дружен с обеими дворянскими фамилиями. Жили Кузнецовы в деревне Волныцино, между Рудниковом, усадьбой Дементьевых, и Поповом, усадьбой Калитеевских. Дед мальчишкой работал свинопаcoм в имении Калитеевских. Он иногда опаздывал на работу, и однажды барин сделал ему замечание по этому поводу. Через некоторое время Данила нашел выброшенные сломанные часы знаменитой фирмы. Ему удалось каким-то образом починить их. Он принес часы барину, и тот предложил поменяться: он Даниле свои неисправные золотые, а тот ему – отремонтированные серебряные. Данила согласился. Золотые часы он тоже отремонтировал. С тех пор носил барские часы и никогда не опаздывал. Серебряные часы барин тоже отдал деду – он был в восторге от способностей мальчика. Впоследствии рудниковский помещик подарил Даниле еще и велосипед, который тот берег всю жизнь и никому не давал на нем кататься, даже внукам. После смерти дедушки этот велосипед, огромный, нескладный, достался мне, и я лет до десяти ездила на нем под рамой. 

Дед был неграмотный, но природный ум, честность и золотые руки помогли ему достичь многого. Он был отличный плотник и столяр. Делал двери, рамы, вставлял стекла в обеих усадьбах. Ремонтировал жнейки, косилки, телеги, тарантасы, санки, плуги, ковал лошадей, шил сапоги. Построил две кузницы между Щекином и Волныцином и на ручье Малиновка, что ближе к Рудникову. Кузни и стали делом его жизни, поэтому при очередной переписи населения записали деда Кузнецовым. А настоящая его фамилия была Плющенков.

Однажды в Волныцине случился сильный пожар. Сгорела почти вся деревня. Осталось только пять домов, в том числе и дом Данилы Семеновича, отстоять который от пожара помогли барские работники и пожарная машина. Но дом несколько раз загорался, помощь в его восстановлении оказал Василий Павлович Дементьев, дав деду золотые деньги.

Моего отца, Алексея Даниловича Кузнецова (1906 г.р.), и еще нескольких способных крестьянских ребятишек учила Устинья Михайловна Дементьева. Отец учился у барыни три года, но помогал мне разбираться в математике и в старших классах. Отца и других детей приглашали на музыкальные и литературные вечера в усадьбе возле камина, на елки, на летние праздники, которые устраивались в саду, в липовом полукружье. Баре любили баловать деревенскую детвору, оделяли конфетами, когда проезжали по Волныцину в Попово. Молодой Дементьев, Павел Васильевич, был талантливым инженером, возглавлял строительство дороги на Устюжну и продолжал это делать и после октябрьских событий.

Павел Васильевич, он же Паля, как его любовно звали местные мужики, был великий лошадник. С конюхом Иваном Фоминым он частенько наведывался еще в одну усадьбу, связанную с Дементьевыми, – Расторопово. «У Пали-то была рысачка, ох, и лошадка, вмиг донесет», – рассказывал мне отец.

Про барина, обедневшего и уехавшего в Америку, я тоже слышала. Они все, Дементьевы-то, были не слишком богаты, но талантливы, каждый по-своему. Строили больницы, школы, просвещали крестьян. Когда выбирали лес для строительства, обязательно приглашали Данилу Семеновича, чтобы тот помог отобрать в лесу нужные деревья. 

С виду дерево может быть хорошим, а внутри иметь серьезный изъян. Тут нужны наметанный глаз и опыт.

После революции Дементьевы уехали. Уехали налегке, в надежде вернуться. Весь домашний скарб оставили у деда в кузне, что у ручья. Прощаясь, старый барин Василий Павлович сказал деду: «Эх, Данила, Данила! Всех нас в мешок посадили. Только вам устье завязали, а нам открытым оставили». Не вернулись. Хозяином кузни стал мой отец, я ходила к нему и в щелочку рассматривала разные красивые вещи: канделябры, подсвечники и многое другое, чему названия не знала. 

В имении организовали начальную школу. Это была моя первая школа. Здесь, в богатейшей библиотеке, я научилась читать по старинным книгам. Любила потаенные места. Обожала, отпросившись с урока, зайти в зал с клавесином, потрогать пальцами клавиши и извлечь звуки, упоительные в морозной тиши зала. Учитель наш, Николай Иванович Кустов, вальяжно восседал в кресле, тоже барском, звонил в колокольчик, на котором вязью было написано: «Купи, барин, не скупись – со мной езди – веселись». Ревностной хранительницей усадебного комплекса была моя тетя по отцу Анна Даниловна Романова. Она работала в школе техничкой, а зимой и жила там. И такой порядок держала! Дети и их родители чистили парк, сад, развешивали скворечники, ухаживали за цветниками, за прудом, точнее, каскадом прудов. Меня поражало, что дно их было выложено тесаными камнями. С учительницей Марией Исааковной Тупицыной мы посадили огромный яблоневый сад взамен старого, одичавшего. Сад успел зацвести и принести плоды. Затем жизнь пошла куда-то не туда. Менялись учителя, не стало детей. 
Уехала Анна Даниловна. Сад нарушили, усадьбу превратили в склад для льнотресты, предварительно выбив окна и двери. Выкинули клавесин, разбросали то немногое, дорогое, что еще оставалось, а затем и вовсе сожгли. Другая тетя, жена брата отца Сергея Даниловича, рассказывала, как она боялась ночью, что проснется дядя и, увидев горящую усадьбу, повредится рассудком.

Мы организовали поездку по местам, связанным с имением Петра Тверского (Дементьева). Результатом ее стал материал «И старинная яблоня зацветает опять…», опубликованный в районной газете. Он послужил основой для эколого-краеведческой программы с таким же названием.

Наше Расторопово влечет краеведов-любителей. Этим маршрутом каждое лето я со своими друзьями совершаю экскурсию. По пути следования не осталось усадеб (кроме Туханей), но природа, места, где они находились, обладают удивительно притягательной силой. Сюда хочется возвращаться и возвращаться…

 

Автор: Маргарита Кузнецова
65

Возврат к списку

более 80% выпускников-целевиков тгму возвращаются работать в црб
На сайте регионального Минздрава можно найти множество вакансий врачей. Центральные районные больницы остро нуждаются в кардиологах, неврологах, акушерах-гинекологах, педиатрах и других специалистах.
26.06.201721:16
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 31 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 1 2
Новости из районов
Предложить новость