27 Мая 2017
$56.76
63.67
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Безопасность 31.08.2012

Дочки-­сыночки

Фотограф: Архив "ТЖ"

Что делать, если дети страдают по вине собственных родителей?

 Помните, как весной переживали за брянскую малышку, якобы похищенную из коляски? А потом ужасались жестокости ее отца и клинической черствости мамаши? Многие твердили, что таких тварей больше не встретишь и искренне хотели в это верить. Напрасно! 

Высшая мера

Ровно год назад молодая зубовчанка Наталья Драгунова сильно рассердилась на своего двухмесячного сына. И наказала его! Раз за разом опускала кулак на детскую головку – на круглый лобик и на затылочек. Она лупила младенца по спинке. А еще била его личиком о матрац. Понимаете, он очень плохо себя вел – плакал, мешал спать и вообще действовал ей на нервы. Малыш прожил еще три недели, а потом умер, несмотря на все усилия врачей: черепно­мозговые травмы, ушиб позвоночника… Приговором Зубцовского районного суда эта … – простите, нет у меня слов ее назвать! – признана виновной по ч.4 ст.111 УК РФ и приговорена к девяти годам лишения свободы. Но разве это вернет несчастного малыша, убитого самой родной рукой?

Родительские права предоставляются гражданину государством, чтобы он заботился о своих детях, растил их и воспитывал надлежащим образом. Но как могут это делать люди, подверженные таким социальным болезням, как пьянство, наркомания, лудомания? В последнее время социологи ставят в этот ряд еще и растущий инфантилизм иных родителей, их иждивенчество, неспособность нести ответственность не только за ребенка, но и за себя самого.

Лично я с крайней опаской отношусь к лишению родительских прав и каждый случай подвергаю сомнению – ну вдруг ошиблись? Разлучили с ребенком оступившуюся, но любящую мать? Отняли дитя у несчастной одинокой девчонки, у которой силы на исходе и просто необходима помощь? Вдруг людям вменили в вину всего лишь их беду? Поверьте, я знаю, о чем говорю, потому что у работников этой службы порой глаз, что называется, замылен. И это еще в лучшем случае, потому как и элементарная черствость бывает, и раздражение на непочтительную молодую нахалку, «разболтавшуюся о своих правах». И откровенные злоупотребления, как ни грустно, встречаются тоже.

Лишение родительских прав – мера вынужденная, экстремальная, и относиться к ней надо как к исключительной мере наказания, потому что для нормальной матери это хуже пули в затылок. Однако прибегать к ней все равно приходится, когда возникает угроза жизни и здоровью ребенка, и такие ситуации, к сожалению, встречаются все чаще. А завела я этот разговор, потому что и в печати, и с телеэкрана, в том числе и в популярных ток­шоу, все чаще звучат требования (причем от людей достаточно известных) вообще прекратить практику «отъема детей» – мол, любая семья лучше казенного дома! 

Что ж, я приведу несколько печальных примеров. А вы решайте сами…

А нужны ли вам эти дети?

Весной в Спировский районный суд (спасибо его пресс­службе, с энтузиазмом помогавшей мне в подготовке этой статьи) поступили два иска прокурора в интересах несовершеннолетних детей к их родителям о лишении родительских прав.

Исследовав представленные доказательства, суд счел, что оба ответчика в течение продолжительного времени уклоняются от выполнения родительских обязанностей: не заботятся о здоровье своих детей, их обучении и воспитании, физическом, психическом и духовном развитии, не предпринимают и надлежащих мер по их материальному содержанию. 

Первый ответчик долго не работал, злоупотреблял спиртным, затем ушел из дома и фактически создал новую семью. Денег на содержание десятилетнего ребенка не давал и его судьбой вообще не интересовался. 

Вторая ответчица вела разгульный образ жизни, пила, за детьми не смотрела. Девочки ходили постоянно голодные и грязные, мать не готовила им пищу, не убирала в доме, не стирала одежду, а порой вообще пропадала на несколько дней.

Суд пришел к выводу, что в обоих случаях имеются основания для лишения родительских прав. В мае по решению суда мальчик был передан на воспитание опекуну (родственнице). А в июне двух девочек, также по решению суда, направили в Вышневолоцкий дом ребенка «Солнышко». Оба ответчика ни разу не явились в суд – решения выносились заочно.

А теперь скажите: нужны ли детям такие родители? С кем им будет лучше – с вечно пьяной мамкой, в грязи и убожестве, или с чужими тетями в детском доме, которые и суп сварят, и чистое бельишко принесут, и врача вызовут, когда заболит горлышко или животик? Учтите, что дети могут стать жертвами маминых собутыльников, если тех вдруг одолеют больные сексуальные фантазии…

Чаще всего, конечно, перед судом предстают именно такие горе­родители – пьющие, гулящие, неустроенные, а то и с криминальным прошлым. Однако бывают и куда более сложные случаи, и еще неизвестно, что для детей опаснее. Недавно тот же Спировский районный суд вынес заочное решение об ограничении родительских прав одной супружеской пары. Заметьте, об ограничении, поскольку оставлять им детей было страшно, но и потерянными для общества их назвать пока рано.
Суд посчитал, что они создали в семье неблагоприятную психологическую обстановку, которая создает угрозу развитию детей. Мальчик давно и серьезно болен, однако мать с отцом не обеспечивают ему никакого лечения. Они вообще принципиально уклоняются от какой­либо медицинской помощи, считая ее ненужной по своим убеждениям. Детей они держат в замкнутом пространстве и ограничивают круг общения – мальчик с девочкой не посещают школу, не выходят на прогулку. Их оградили от контактов с внешним миром, превратив в маленьких узников, которые заточены в доме, где даже окна постоянно прикрыты (родители даже почту принимать отказываются). При этом в доме грязно, мало продуктов, воздух затхлый, нет ни книг, ни нормальных игрушек – родители считают их вредными. Дети не получают полноценного питания, лишены свежего воздуха, их здоровье, социальное и культурное развитие находятся под угрозой.

Как вы уже догадались, эта пара исповедует некое нетрадиционное вероучение – это их право, но при чем тут дети? 

То есть в этом конкретном случае речь идет не о пренебрежении воспитанием детей, а о применении его недопустимых методов, что может привести к ухудшению здоровья, нарушению нормального психического развития и формирования личности. Суд пришел к выводу, что имеются основания пока для ограничения родительских прав: эта мера воздействия может побудить ответчиков изменить свое отношение к воспитанию детей. Правда, не знаю, стоит ли на это надеяться: они вообще не пожелали явиться в суд. Но закон все же предоставил им шанс – в течение шести месяцев они могут быть восстановлены в своих правах, если одумаются. Пока же дети переданы на попечение отдела социальной защиты населения Спировского района. 

Повторение пройденного

Вы думаете, это уникальный случай? Да нет, к сожалению! В Торжокском районе и в Твери при аналогичных обстоятельствах тоже отбирали детей у представительниц нетрадиционных конфессий – не за их религиозные убеждения, разумеется, это их личное дело! А за то, что, последовав за своими «учителями», увели с собой детей, которые не ходят в школу (там только дурному учат!), не получают медицинской помощи (Бог сам спасет, если будет на то его воля), не разрешают общаться с отцом, бабушками и дедушками, пока те не «обретут веру». И тоже горе­-мамаш каждый раз уговаривали пожалеть и себя, и деток, умерить неофитский пыл и хотя бы позволить родным создать для детей нормальные условия… 

А теперь посмотрим, часто ли мамки (да и папки тоже!) в подобных обстоятельствах стараются восстановиться в правах. Возьмем на этот раз – для разнообразия подходов – не конкретные дела, а статистику. И дадим ей немножко «остыть», вернувшись на пару лет назад, чтобы у мамок и папок было время одуматься. Итак, передо мною – хроника Андреапольского районного суда за 2009 год. Рассмотрено 17 гражданских дел по искам о лишении родительских прав, из них 15 удовлетворено. Чаще всего равнодушное отношение родителей к страдающим от голода, холода и болезней детям сочеталось с безразличием к условиям их воспитания и с собственным безнравственным поведением. При этом дети не имели самого необходимого, за ними не было надлежащего присмотра, они невольно впитывали в себя нездоровую семейную атмосферу, от чего несли нравственный и физический ущерб.

Дважды в иске отказывалось: ответчицы обещали исправиться, и были основания им поверить. В одном случае эта мера оказалась оправданной. В другом – женщина была позже все же лишена родительских прав.

Были приняты и четыре решения об ограничении в родительских правах. Ответчики вели аморальный образ жизни, пили, бродяжничали. Но иногда любовь к ребенку заставляет людей в корне перемениться – они проходят курс лечения от алкоголизма, начинают трудиться и т.п. И в одном таком случае – одном! – суд позднее восстановил мать в родительских правах: она устроилась на работу и создала для ребенка нормальные условия. Дай­то Бог им обоим здоровья и благополучия! Такие случаи, к сожалению, редки, и в каждом нужно всемерно поддерживать старания родителей – конечно, в функции суда и прокуратуры это не входит, а вот социальные службы должны этим заниматься. А то ведь они у нас, как правило, просыпаются очень поздно. Порой так поздно, что уж и поправить ничего нельзя…

Я расскажу последнюю историю. Место действия называть не буду – причину вы сейчас сами поймете.

Итак, женщину сбила машина – насмерть. Остались двое деток и выпивающий папа, который давно подозревал жену в неверности и считал, что младшего ребенка она родила от другого. Сначала дети находились у бабушки, и с ними все было благополучно. Потом папа их забрал – обоих. Со временем соседи и местная детвора стали замечать, что малыш плохо выглядит – бледный, болезненный и словно затравленный. Ну, скоро слово сказывается, да не скоро дело делается – у нас ведь всегда так, верно? Прошло немало времени, пока выяснилось, что у несчастного мальчика тяжелое врожденное заболевание, а папа не только не собирается его лечить, но еще бьет, держит полуголодным и, уж извините за подробность, приспособил для своих утех. При этом – вот самое страшное! – ребенок оказался ВИЧ­инфицированным – мужчина заразил его, доподлинно зная о своей болезни.

Сейчас идет следствие. Ребенок – на стационарном лечении в Твери, но прогноз, увы, неутешительный: ВИЧ, тяжелый недуг, тяжелейшая психологическая травма. Девочку передали родственникам, физически она здорова, но моральное состояние вы представляете. Такие раны не залечиваются.

Это экстремальный случай. Но… Простите, только из­-за СПИД. В асоциальных семьях дети не так уж редко подвергаются сексуальному насилию своих родителей или их приятелей. И эту опасность также нужно принимать в расчет.
*  *  *
Так что изымать деток у некоторых мам и пап нам все равно придется. А вот чтобы избежать при этом ошибок – по добросовестному заблуждению, упоению властью или даже корысти (никакая должность, как мы не раз убеждались, нравственного совершенства не гарантирует), возможно, не стоит доверять это дело одним лишь соцработникам, которые, как правило, и доводят ситуацию до сведения прокуратуры? Раз уж в обществе есть такие опасения? Может, стоит создать что­то вроде общественного, попечительского (как его назвать, не так уж важно) совета, который станет за этим ну как бы приглядывать? Куда могла бы обратиться отчаявшаяся мать, если ребеночка отбирают несправедливо, и где уважаемые в районе, умудренные жизнью люди – педагоги, юристы, журналисты, священнослужители – всесторонне оценят ситуацию, при необходимости привлекая специалистов – медиков, психологов, социологов, да и других, если сочтут целесообразным провести какую-­либо экспертизу. 

Подозреваю, что социальные службы и инспекция ПДН воспримут это предложение без энтузиазма, да и прокуратура может отнестись к нему скептически. Однако давайте думать, обсуждать, спорить. Авось, и доспоримся до истины?

Автор: Лидия Гаджиева
397

Возврат к списку

Студент из Твери стал призером Национального чемпионата WorldSkills Russia 2017
«Третье место в компетенции «Графический дизайн» занял Максим Косточкин, студент Тверского технологического колледжа!» - объявили организаторы очередного победителя финала V Национального чемпионата WorldSkills Russia 2017. За своей заслуженной наградой он не шел – летел. 
26.05.201719:56
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию