18 Октября 2017
$57.34
67.46
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Культура 23.08.2012

Бульбаш – это звучит гордо!

Фотограф: Наталья Зимина

В гости к соседям: технические подробности

 Даже самый интеллектуально продвинутый и эстетически искушенный турист не станет (да и не сможет) в поездках ограничиваться исключительно духовной пищей. Для формирования исчерпывающего представления о городе или стране не менее, а может быть, и более чем музеи и прочие учреждения культуры, важны места обыденные – магазины, рынки, «едальни», где, собственно, и происходит то, что составляет впоследствии основу истории.

Что съесть

Не открою америк, если скажу, что национальная кухня любого народа – выражение глубинных, корневых особенностей этого народа. Скажу больше: о многом могут поведать даже сами разговоры о еде и особенностях ее приготовления. Вот, казалось бы, два соседних, исторически связанных народа – «братья-­славяне» украинцы и белорусы. Попробуйте спросить настоящего хохла об особенностях приготовления правильного борща: яркий и красочный, как и сам борщ, рассказ несколько в итальянском стиле гарантирован. Если же встретятся два украинца, каждый из которых имеет свой взгляд на рассматриваемый предмет… До кулачного боя дело, хочется надеяться, не дойдет, но в вопросе о том, свежим или изрядно полежавшим должно быть сало, стороны займут непримиримые позиции. А также заклеймят друг друга позором на предмет необходимости тушить свеклу или, напротив, запекать ее «в мундире».

В Беларуси борщ тоже едят, но не относятся к нему как к нацио­нальному символу. Там символ другой – картофельные оладьи­драники и вообще картошка, которая прижилась в этих местах значительно раньше, чем в России, так что белорусы с гордостью носят имя «бульбашей». Помимо прочего так называется самая популярная серия изделий минского ликероводочного завода «Крышталь» с портретом усатого «сябра» на этикетке. 

Драники в Беларуси подают везде – от уличных ларьков до солидных ресторанов. Но спрашивать об особенностях их изготовления бессмысленно. Если хохол, излагая рецепт, сыграет «спектакль одного актера», то бульбаш меланхолично пожмет плечами: «Картошку на терке натереть, яйцо, муки немного – и на сковородку…» И вся премудрость. Такие различия в темпераменте заставляют усомниться в правомерности концепции «братья­славяне» и прислушаться к тем генетикам и антропологам, которые считают современных белорусов прямыми потомками не славянских, а вовсе даже балтских племен, в частности родных и нам (по крайней мере, жителям западных районов области) кривичей. 

Различаемся мы и в отношении мясных продуктов. Если в классической кухне центральной Руси их принято было варить или запекать цельным куском, то для западных регионов более характерны изделия из рубленого мяса, всевозможные колбасы, рулеты, зельцы и прочие завитушки – сказывается польское и прусское влияние. Это разделение сохранилось и сейчас: если у нас в качестве дежурного блюда или фаст­фуда скорее всего предложат кусок свинины разной степени подметкообразности или куриную ножку, то в Беларуси это непременно будут обжаренные колбаски. Естественно, с бульбой, луком и шкварками.

Где съесть

Негоже, наверное, советовать угощаться на улице, но, учитывая традиционную минскую чистоту и аккуратность, в этом нет ничего предосудительного. В нескольких такого рода заведениях мы опробовали упомянутые драники, которые оказались очень вкусными – и везде разными. Всевозможные уличные кафе в Минске вообще очень популярны, причем это не уродливые полиэтиленовые «теплицы», а большие красивые зонтики, под которыми расставлены не пластиковые «мебеля», а элегантные шедевры дизайнерской мысли, часто винтажные. Один такой зонтик стоит аккурат напротив монументального здания КГБ, что придает процессу поглощения драников и очень неплохого местного пива некий особый колорит.

Стилистика «заповедника социализма» присутствует не только в топонимике города, но и в оформлении некоторых интерьеров. Так, в цокольном этаже Дома ветеранов мы обнаружили кафе «Товарищ», в котором соответствующий колорит начинается в буквальном смысле с дверной ручки, выполненной в форме руки, готовой к рукопожатию: дескать, «Здравствуйте, товарищ!» Надо отдать должное чувству юмора декораторов: не только обеденный зал наполнен артефактами советского периода, но даже туалеты выдержаны в специфической манере – высокие сливные бачки с ручками­цепочками молодому поколению представляются форменной экзотикой. А светильники выполнены в виде конструктивистского вида мух с глазами­-лампочками.

Впрочем, и в Минске названия бывают обманчивы. Заведение в подвале Дома офицеров, гордо поименованное «Т­34» (а как еще, если перед фасадом стоят два грозных танка?), повергло нас в культурный шок, поскольку оказалось суши­баром в стиле «манга» со всеми необходимыми атрибутами – хризантемами, портретами мультгероев и меню, состоящим сплошь из заковыристых японских слов. После намотанных по минским улицам километров искать другое заведение уже не было сил, поэтому, тихонько напевая про то, как «…летели наземь самураи под напором стали и огня», мы все­таки попытались разжиться национальной едой. Подведенные на дальневосточный манер глазки юной официантки стали нормальными белорусскими – круглыми: таких клиентов в их весьма модном заведении, надо полагать, еще не случалось. Удивительное дело, но оказалось, что драников в «Т-­34» не пекут.

Самые же лучшие драники обнаружились в не менее колоритном месте – в кафе на верхнем этаже Национальной библиотеки, на высоте 73 метров. Не только вкусные, но еще и сервированные с претензией на художественность, они несколько примирили нас с полной бессмысленностью смотровой площадки на крыше библиотеки, к которой приписано кафе.

Чем соблазниться

Если все вышеописанное – это нормальная человеческая еда, то кондитерские изделия суть баловство. И вот тут сладкоежек подстерегает реальная опасность привезти с собой из Минска несколько лишних килограммов. Самим белорускам это почему­то не грозит. Первый же беглый взгляд на столичную толпу где­нибудь в окрестностях станции метро «Площадь Победы» (там находится «Державный лингвистичный университет», а значит, много филологинь, молодых и не очень) обнаруживает, что белорусский антропологический тип не предполагает крайностей. Практически нет ни дылд, ни коротышек, ни толстух, ни колеблемых ветром «моделек» – видимо, есть в местной физиологии нечто, позволяющее без вреда для фигуры есть истекающие холестерином и калориями шкварки с луком и жареные колбаски, а также не отказывать себе в сладком.

Помимо мелких предприятий в Минске работают две крупные, известные еще с советских времен кондитерские фабрики, которые отчаянно конкурируют между собой. И тут нет предела совершенству и богатству ассортимента. Причем все это роскошество находится в непосредственной доступности для сладкоежек. В каждом большом и даже среднем продовольственном магазине есть кафетерий (практика, забытая с советских времен), где помимо непременных драников в витрине выставлены всевозможные пирожные и тортики, представляющие собой, с одной стороны, шедевры дизайнерского искусства, с другой – образцы качества и экологичности: белорусы очень гордятся тем, что «у нас все по ГОСТу». Кафе­кондитерские же, во множестве разбросанные по центру города, представляют собой настоящие музеи. Особенно много таких заведений между Немигой и проспектом Победителей. 

Впрочем, в этом женском царстве есть и мужская радость – «Раковский бровар», расположенное на Раковской улице заведение со своей пивоварней и соответствующей пивным традициям кухней. Как для всех славянских и балтийских народов, для белорусов пиво составляет важную часть национальной кулинарной культуры. Впрочем, уважают они и квас – среди множества сортов лучшим считается напиток из города Лиды. Сами белорусы предпочитают темный (они говорят «черный»), но на наш вкус он показался слишком густым и сладким. А вот белый в самый раз, в том числе и для окрошки. Его иногда можно обнаружить на белорусских ярмарках, которые с некоторых пор проводятся в Твери с известной регулярностью.

Традиционный белорусский самогон особого названия не имеет, да и делается везде по собственным рецептам. Интересно, что белорусы относятся к этому напитку именно как к национальному достоянию – некоторые крупные музейные комплексы имеют лицензии на самогоноварение и в рамках экскурсий угощают посетителей. А вот просто продавать не имеют права. Эту нишу заполняет, в частности, вышеупомянутый «Крышталь», отделы которого в супермаркетах напоминают старинные библиотеки литовских замков: солидные деревянные шкафы, богато оформленные этикетки, разноцветное содержимое на любой вкус. Подавляющее большинство этой «литературы» представляет собой настойки, наливки и бальзамы. Последние особенно хороши – вероятно, и здесь сказывается белорусская умеренность и сдержанность, позволяющая не переборщить с количеством ягодных и ароматических ингредиентов и выдержать баланс вкусов и запахов. С местным мороженым (разумеется, тем самым – 
«по ГОСТу», как в детстве) отлично сочетается бальзам «Чародей», названный в честь полоцкого князя Всеслава­чародея, который умел оборачиваться серым волком и ясным соколом. Но самым популярным остается все­таки не князь­колдун, а простой мужик­бульбаш – надо полагать, символ крепости белорусского характера.

Автор: Наталья Зимина
11

Возврат к списку

Тверь запомнилась гостям конкурса «Лучший по профессии» испытаниями и красотой улиц
Сегодня торжественной церемонией награждения победителей в ДТДМ завершились соревнования Всероссийского конкурса среди юных «Лучший по профессии». Более 140 участников из 34 регионов страны смогли достойно проявить себя и показать, чему их научили наставники. 
13.10.201719:52
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5
Новости из районов
Предложить новость