22 Мая 2017
$57.16
63.65
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия


День Победы-2017 в Тверской области | Видеотрансляции

Торжества, посвященные празднованию 72-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне, в прямом эфире.

Подробнее

Новости дня
Гроза двенадцатого года26.07.2012

... К штыку приравняли перо

Фотограф: Наталья Зимина

Как русский Геркулес загнал французов в лес.

Принято считать, что изобразительное искусство «приравняли к штыку» во время Великой Отечественной войны, когда было создано множество плакатов, предназначенных для воодушевления народа и объединения его перед лицом агрессора. Над ними работали лучшие художники своего времени – такие плакаты, как «Родина-мать зовет!», стали хрестоматийной классикой советского искусства. Однако традиции такого рода наглядной агитации были заложены более чем столетием раньше - во время Отечественной войны 1812 года, когда создавались целые серии политических карикатур соответствующего содержания. Небольшая коллекция таких «летучих листов» выставлена сейчас в филиале областной картинной галереи – в мемориально-художественном музее Владимира Серова в Эммаусе.

Подлинники подобных листов автору этих строк довелось видеть недавно на юбилейной выставке в Смоленске. Эммаусскую экспозицию составили авторские копии, выполненные Иваном Синяковым: он ничуть не погрешил против оригиналов, добавив лишь указание авторства каждого конкретного листа, так что по сути они представляют собой и историческую ценность, и самостоятельное произведение искусства. 

Сверхзадачей создания этих пропагандистских произведений была популяризация идеи нового на тот момент ведения боевых действий – народной партизанской войны. Поэтому, учитывая целевую аудиторию, авторы искали художественную форму, понятную самым широким социальным слоям – от аристократии до крестьянства. С одной стороны, чаще всего «летучие листы» стилизовались под народные картинки, что роднит их со столь любимым в среде русского простонародья лубком, с другой – они сопровождались подписями (тоже вполне лубочный прием), иногда стихотворными, в которых присутствовали далеко не простонародные реалии, а то и французский язык. Так, вряд ли простые крестьянки и даже городские мещанки были клиентками описанного в «Войне и мире» модного дома Обер-Шальме – дорогого заведения, где работали лучшие модистки и где одевались барышни из высшего общества. Что, впрочем, не помешало народной молве переиначить французскую фамилию Шальме в «Обер-Шельму», которую Бог, как известно, метит. 

Несмотря на «простонародный» колорит, как авторские произведения «летучие листы» стоили весьма недешево – от одного до трех рублей в зависимости от качества раскраски гравюры. Изданные в виде альбома карикатуры Ивана Теребенева стоили от 24 до 35 рублей ассигнациями. Для обывателя эти листы развешивались на стенах на всеобщее обозрение; так, еще совсем в недавнее время газету было совершенно необязательно покупать – их размещали на стендах в специальных стеклянных ящиках, около которых всегда толпились читатели.

В качестве персонажей «летучих листов» выводились все, кто имел какое-либо отношение к Франции: упомянутая хозяйка модного дома Шальме, французские учителя и артисты, которым пришлось в спешном порядке покидать Москву, но главными героями стали, конечно, французские солдаты – и в качестве агрессора, побиваемого героическим русским мужиком, и в качестве шаромыжников, обедающих супом из вороны:

Беда нам с великим нашим 
Наполеоном,
Кормил нас в походе из костей 
бульоном;
В Москве попировать 
свистел у нас зуб – 
Не тут-то, похлебаем 
же хоть вороний суп.

Тут уместно напомнить этимологию ставшего сугубо русским слова «шаромыжник»: так на народный слух легло обращение «шер ами», с которым оголодавшие и промерзшие французские солдаты смиренно подходили к любому, у кого можно было испросить хоть какого-то пропитания.

Последствия этого «фуражирования» представлены на листе Венецианова «Французы – голодные крысы в команде у старостихи Василисы». Этим французам, впрочем, еще повезло. Иное развитие сюжета, «Происшествие, случившееся в Москве на Никольской улице в октябре 1812 года», живописует Венецианов: «Терентьевна доколачивает башмаком без пардонного (орфография автора! – Н.З.) французского солдата». Любопытно, что в обоих случаях победительницами солдат Великой армии выступают русские бабы: какое унижение для галльской гордости! Русские мужики в таком случае не считают нужным применять даже башмак и побеждают врага голыми руками. Вот «Бронницкий крестьянин Сила сталкивает французского мародера в реку»:

Пришел ты не спросясь броду 
хлеба просить,
Полезай же ты бусурман 
в воду рыбу ловить.

А вот на другом листе неизвестного художника:

Руской Геркулес
Загнал французов в лес
И давил как мух.

На всех листах побежденный враг изображен без какого-либо сочувствия и минимального уважения, а то и с долей здорового цинизма. От авторов, собственно, это и требовалось: нужно было возбудить и подпитать праведный народный гнев, а тут уж «на войне как на войне». Примерно так же рисовали побежденных «фрицев» в 1940-х.

В разоренной Наполеоном Москве было не до художеств, поэтому оперативный ответ на исторические события дал Петербург. Самые знаменитые карикатуры и жанровые картинки, часть которых вошла в эту экспозицию, сделали три друга и коллеги – Иван Теребенев, Иван Иванов и Алексей Венецианов. Искусствоведы отмечают в листах Теребенева четкий рисунок, стройность композиции, художественность и живописность, его работы явно навеяны образцами европейских сатир, а тексты проникнуты популярным в начале XIX века французским остроумием – по части литературной содержательности они превосходят работы его друга и конкурента Венецианова. 

Инициатором «информационной войны» был, однако, Венецианов. С 1807 года он издавал «Журнал карикатур в лицах», который через год был закрыт. Карикатур на Наполеона в России не публиковали вплоть до самого 1812 года – до момента оставления Москвы русскими там было издано всего четыре рисунка соответствующего свойства – и те скорее не карикатуры, а иллюстрированные прокламации. Предполагается, что запрет на сатирические выпады в сторону Наполеона, равно как и закрытие журнала карикатур исходили лично от императора Александра I. И вот тут возникает соблазн согласиться с некоторыми историками, в частности с участниками проекта «Хронотрон», которые выдвинули парадоксальную и не лишенную изящества гипотезу, согласно которой Наполеон Бонапарт не собирался воевать с Россией. А вовсе даже наоборот – у двух императоров-союзников были совместные далеко идущие планы, и в этом контексте запрет на карикатуры вполне уместен.

Есть предположение, что французская армия вошла в пределы России, чтобы объединиться с русской и впоследствии идти на юг – совместно отвоевывать у Британии индийские колонии и «мыть сапоги в Индийском океане». Но что-то пошло не так, договоренности и планы были аннулированы, и армия Наполеона осталась посреди российских просторов без видимых целей и перспектив. Этим, кстати, объясняется неподготовленность армии к российским погодным условиям и капитуляция перед «Генералом Морозом» - в Индии-то морозов не бывает! Так что вместо победоносного похода Великой армии пришлось отбиваться от смоленских партизан и хлебать увековеченный Иваном Теребеневым «вороний суп».
Автор: Наталья ЗИМИНА
194

Возврат к списку

«Волжский хоровой собор» принял коллективы из Чехии, Литвы, Венгрии и Белоруссии
В Тверской области завершился IV международный фестиваль «Волжский хоровой собор». Свое мастерство показали лучшие хоровые коллективы из Москвы и Московской области, Санкт-Петербурга, Кирова, а также из Чехии, Литвы, Венгрии и Белоруссии. 
22.05.201721:43
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию