26 Мая 2017
$56.07
63.01
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Гроза двенадцатого года12.07.2012

Крест и шпага

Как главный принцип жизни наш земляк генерал Андреевский определил для себя честь.

Эпизод
Батарея Раевского во французской историографии имеет полуофициальное название: «могила французской кавалерии». Это действительно так: после того как французам удалось занять Багратионовы флеши и сосредоточить там крупные силы артиллерии, последним узлом обороны на левом фланге русской армии оказалась Курганная высота. Заняв ее, Наполеон получал возможность выйти в тыл центральной группировке русской армии. И чтобы «ускорить дело», он отправил в атаку на высоту кирасирскую дивизию Лоржа.

Трудно сказать, как профессиональный военный, полководец мог совершить такую непростительную ошибку. Кирасиры – цвет и гордость французской армии. Тяжелые кони, амуниция и оружие, которые весят немало, рослые люди. Им отдали приказ атаковать позиции на вершине холма, куда они должны были добраться по склону.

Представьте себе эту картину – плотная масса конницы, по которой почти в упор бьет артиллерия. Французы движутся медленно – вверх. Из них уцелело едва несколько десятков: в кульминационный момент атаки во фланг им ударил лейб­гвардии Конный полк вместе с несколькими эскадронами кавалергардов. Ударил по всем правилам военной науки – сбоку и вниз. Результат известен.
Своей атакой с фланга конногвардейцы отсрочили третье наступление французов на Курганную высоту – батарею Раевского. Эта задержка стала решающей – французы потеряли полтора часа драгоценного времени.

Последствия этого непродуманного решения Наполеона продолжали множиться. Император лишился своего последнего резерва кавалерии и был скован в маневре. Русская же кавалерия, напротив, сохранила значительные силы, которые вместе с казаками и были направлены «в охват».

Утверждение, что именно неожиданный маневр русской кавалерии заставил Наполеона отказаться от решающей атаки на центр обороняющихся, в отечественной историографии стало хрестоматийным. Однако в большинстве работ, в том числе и именитых военных историков, допущена серьезная ошибка. Говорится о «рейде казаков Платова и Уварова». А между тем казаки, хоть и составляли большую часть атакующей русской кавалерии, на тот момент сражения отнюдь не были главной ударной силой, хотя бы из­за легкости вооружения. Именно тяжелая кавалерия, в частности лейб­гвардии Конный полк стал тем весомым аргументом, который заставил императора Франции прекратить атаки русских позиций и не вводить в бой свой последний резерв – старую гвардию.

В конногвардейском полку в чине полковника служил и сын небогатого тверского (зубцовского) помещика Степан Степанович Андреевский. А два его брата сражались бок о бок с ним.

Братья
Три брата: Николай – старший, Степан – средний и Константин – младший. Еще одна история еще одной дворянской семьи, где сыновья покрыли себя славой во время наполеоновских войн. А сколько было таких тверских семей! Тучковы, Панафидины, Андреевские – список длинный. Но история трех братьев Андреевских по­своему уникальна. Они – три брата, три члена одной семьи удостоились тех высших наград, которые мог получить только боевой офицер. Были ордена рангом и повыше, были у всех держав – союзников по антинаполеоновской коалиции. Но прусский Кульмский крест и российская золотая шпага вручались лишь героям…

1813 год. Сражению под Кульмом в отечественной историографии уделяется незаслуженно мало внимания. Впрочем, не только в отечественной. Наши союзники тоже не любят вспоминать об этом эпизоде, когда Наполеон получил шанс если и не переломить ход войны, то хотя бы добиться «почетного мира».

Уже нет Кутузова, армией командуют другие. Опытные, даже талантливые, полные решимости закончить войну победой. Но – не то… И император Франции чувствует свой шанс – сейчас вполне возможно если и не сохранить большую часть завоеванного, то получить передышку на несколько лет. А там посмотрим, кто кого.

Шанс ему предоставился очень скоро – летом 1813 года армии союзников неосмотрительно разделили свои силы на три части – Богемскую, Саксонскую и Северную. Действовать им пришлось на территории нынешних Чехии и Южной Германии, а это, как известно, далеко не равнина.

Бонапарт наносит ряд молниеносных ударов. Австрийцы разбиты под Дрезденом с обычным «счетом» – четверть солдат убита, ранена или попала в плен, еще четверть разбежалась. Путь на Вену открыт для французов. Австрийский главнокомандующий Шварценберг оставшимися у него силами пытается прикрыть наиболее удобные и короткие направления. А в принципе, до столицы Австрийской империи три дня неспешного марша.

Единственная надежда союзников – русский корпус Витгенштейна. Одной из частей этого корпуса – десятитысячному отряду под командованием Остермана­Толстого и было суждено решить исход всей кампании.

Один против шестерых
Таким было соотношение сил, когда русские части приняли бой на горных склонах вдоль дороги Кульм – Теплиц. Против них были брошены шестикратно превосходящие силы, которыми командовали лучшие военачальники Франции – Вандам, Сен­Сир, Мармон.

В первый же день сражения, 29 августа, русские, несмотря на подошедшие подкрепления, потеряли более семи тысяч человек. Командующий граф Остерман­Толстой лишился руки – ее ампутировали прямо на поле боя, его сменил генерал А.П. Ермолов.

Но уже ранним утром 30 августа русские войска перешли в контрнаступление. Для французов, уже считавших себя почти победителями, это стало полной неожиданностью. Настолько, что в плен попали ВСЕ уцелевшие солдаты и офицеры, включая командующего, генерала Вандама.

Есть легенда, которая достаточно часто приводится как исторический факт даже в серьезных научных трудах. Дескать, прусский король Фридрих­Вильгельм III, пораженный мужеством русских, приказал учредить специальную награду – Кульмский крест – и наградить им всех уцелевших офицеров.

Легенда имеет позднейшее происхождение и, очевидно, основана на том, что на портретах русских офицеров – участников той битвы – Кульмский крест присутствует непременно.

Но это действительно только легенда. Награды были удостоены все солдаты и офицеры, выжившие в этом сражении. Все 7 132 человека, почти треть. Три брата Андреевских – в их числе.

Париж на шпагу
«Три брата – три шпаги», почти «Три мушкетера», так называется статья авторитетного тверского историка, профессора Вячеслава Воробьева. Вячеслав Михайлович одним из первых поднял тему героев этой войны, о которых почему­то не пишут в школьных учебниках. А надо бы.

После Кульма было еще много сражений: Кацбах, Лейпциг, сражения на территории самой Франции. Кульминацией стало взятие русской армией Парижа в марте 1814­го.

Ошибкой было бы полагать, что на тот момент французская армия была разбита. Наполеон располагал 80 тысячами солдат и примерно 30­тысячным резервом. Эти солдаты были готовы идти с ним до конца. По воспоминаниям генерала Бертрана, который был близок к императору Франции, на вопрос Бонапарта, заданный перед строем войск: «Пойдете ли вы за мной?» – солдаты и офицеры в едином порыве ответили: «Да здравствует Франция! Да здравствует император!» Не солдаты предали своего главнокомандующего, а маршалы. Как в тех знаменитых строках: «…Иные погибли в бою, иные ему изменили и продали шпагу свою…»

Накануне решающего штурма Парижа корпус генерала Мармона перешел на сторону сил коалиции и открыл дорогу наступающему врагу. В числе генералов союзников, принимавших капитуляцию (или предательство?), был Степан Андреевский.

Достойно ли пользоваться изменой одного из генералов противника? Но что произошло бы в противном случае? Только еще одна бойня, подобная бессмысленному сражению под Фер­Шампенуазом, несколькими днями раньше в нем погибли 11 тысяч французов, в основном новобранцы. Достоверно известно, что генерал Степан Степанович Андреевский также задавал себе этот вопрос. Уже много позже он говорил своему младшему брату Константину: «Это последнее сражение было возможным. Но оно было бы ненужным». Действительно, на тот момент силы антинаполеоновской коалиции имели подавляющее превосходство.

Генерал Степан Андреевский и два его брата за взятие Парижа были награждены золотыми шпагами – высшее отличие для боевого офицера. Вернувшись в Россию, летом того же года наш герой подал в отставку. Ему было всего 32, вся карьера впереди, благоволение императора неизменно. Но что­то все­таки не давало ему покоя. Может быть, тот самый вопрос, который он задавал себе и обсуждал с братьями?

Спустя много лет мы можем оценить беспристрастно – все награды генерала Андреевского получены им заслуженно. И заслужены они не только храбростью. Этот человек главным принципом жизни определил для себя честь. И жил в соответствии с этим принципом. 

Автор: Алексей БАБИЧ
168

Возврат к списку

В Тверской области подвели итоги международного саммита по безопасности
Международный саммит по безопасности завершился рядом соглашений. Напомним: он проходил в Тверской области с 23 по 25 мая под председательством секретаря Совета Безопасности России Николая Патрушева. Здесь был представлен, не побоимся этого слова, почти весь мир. Не было Грузии и Украины (их не приглашали), делегация США отказалась приехать.
25.05.201718:04
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию