20 Февраля 2017
$57.63
61.45
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Культура12.07.2012

Рыцарь театра

Есть люди, которые, однажды войдя в твою жизнь, остаются в ней навсегда. Память сердца бережно хранит их образ, оберегая от патины времени, чтобы сохранить его в первозданной чистоте на долгие, долгие годы.

Александр Федорович Годлевский, заслуженный артист России, кому в эти дни исполнилось бы 100 лет, – один из таких людей. Это был человек из другого мира, из другой жизни, о подобных ему говорят: «Таких теперь нет…» Готова повторить это.

1960 год. Мне 18 лет. Я впервые переступаю порог театра, который с этого дня и на всю жизнь станет моим. Борюсь с тяжелой входной дверью, почти повисаю на ее массивной бронзовой ручке. Сил моих явно не хватает. Чувствую, что с той, внутренней стороны кто­то спешит мне на помощь. Открывает дверь и предлагает мне войти…

Передо мной зрелый мужчина с благородной проседью в волосах, в костюме, что называется, с иголочки, и бабочка под белоснежным воротничком.

– Молодая леди, – это он мне, – наш театр приветствует вас. Позвольте вашу ручку?

На мне белый костюм из тонкого кашемира, обтягивающий фигуру, и руки в кружевных белых перчатках. Голова с благородной проседью уже склоняется к моей руке, я теряюсь, я не знаю, принято ли целовать руки в перчатках…

– Не извольте беспокоиться, – он безошибочно угадывает причину моего смущения. – Разрешите представиться: Александр Федорович Годлевский, актер. А вы наша новая актриса, и у меня почетное поручение – представить вас театру, а театр – вам. Позвольте предложить вам опереться на мою руку? 

Он ведет меня по бесконечно длинным театральным коридорам. Заводит по очереди в каждый цех, знакомит с его работниками. От слов, которые он находит, представляя меня, я то бледнею, то краснею.

– Девицы­красавицы, – с порога объявляет он в пошивочном цехе, – посмотрите, кого я вам привел! Это наша новая актриса с колдовским именем Наина. Обратите внимание на ее фигурку. Для вас она – просто подарок. На ней, я имею в виду материалы для ее будущих костюмов, вы сможете прилично сэкономить и получите премиальные.

Повстречавшемуся в коридоре актеру Андрееву он сообщает, снова вводя меня в краску:
– Прошу любить и жаловать! Это наша новая актриса, очень талантливая.

Наша «экскурсия» тем временем продолжается. Александр Федорович ведет меня дальше – знакомить с будущими коллегами. Можете представить, с каким волнением входила я в святая святых театра – в гримерки актеров! И если бы не Александр Федорович, не его поддержка!.. 
Из сегодняшнего далека могу с уверенностью сказать: это был гениальный актер. Для меня, отыгравшей на сцене более полувека, по­прежнему остается загадка: где он находил столько красок для своих ролей? Из какого волшебного мешка он, как фокусник, извлекал их на свет? Я задаю себе эти вопросы, хотя прекрасно знаю на них ответ: это Божий промысел! Он дается далеко не каждому, выходящему на сцену. Ему это было дано.

Идет спектакль «Петровка, 38». На сцене два «бандита» – Годлевский и Гатаев. А за сценой, в кулисах, – толпа актеров, занятых и незанятых в этом спектакле, тут же реквизиторы, одевальщицы... Все собрались и дожидаются этой сцены… ради одной­единственной фразы, после которой зрительный зал обычно оглашался аплодисментами. Как это происходило, почему обыкновенная реплика актера вызывала такую реакцию не только у публики, но и у нас, актеров? Для меня и сейчас это загадка. Но вот представьте… На сцене идет бандитская «разборка». Страсти между двумя «героями» накаляются, того гляди, дойдет до поножовщины. И вдруг один из них (Александр Федорович) с присущей ему мягкостью, с удивительно неуместной, казалось бы, обходительностью по отношению к напарнику (Гатаев) произносит неподражаемое: «Я умный, а ты… молодой». Всего­то четыре слова – и потрясающая пауза, а зал аплодирует. И на сцене – никакой поножовщины… Воистину великая сила – искусство!

В театре его обожали все. Впрочем, это был стиль нашего театра: мы любили театр, а он любил нас. И еще мы гордились успехами друг друга. В 20 лет меня выбрали депутатом районного Совета депутатов трудящихся. Александр Федорович очень огорчился.

– Деточка, беда-­то какая! Беги скорее оттуда, если хочешь остаться актрисой.

Я не сразу поняла, чем было продиктовано его беспокойство. Я­-то, наивная душа, надеялась, что смогу там похвастаться своим театром, нашими актерами, особенно Годлевским, моим партнером. С этой целью я и пригласила однажды всю депутатскую комиссию на наш спектакль, в котором я волею режиссера играла довольно легкомысленную девицу. Была одета по тем временам несколько рискованно – в короткие шорты и кофточку. К тому же крутила на сцене хула­хуп…

На следующий день прихожу на заседание комиссии по культуре, а члены комиссии сидят за столом с каменно­непроницаемыми лицами. Словно в рот воды набрали. О спектакле – ни слова. Не выдержала, спрашиваю: «Как спектакль, что­-то не понравилось?» А мне в ответ:

– И вы еще спрашиваете? Депутат райсовета крутит хула­хуп, да еще с голыми ногами! Постыдились бы!..

Прав был Александр Федорович: не в те сани я залезла, вот и получила…хула­хуп по полной программе!

Были у Александра Федоровича и свои «слабости»: он не любил играть с кем­то в очереди. Уже заранее, получив роль «на двоих», он начинал нервничать. Считал, что непременно провалит роль, сыграет хуже своего партнера. Старался разными способами выйти из этой ситуации. Обычно заболевал. Наш чуткий режиссер Георгий Адольфович Георгиевский, зная его слабость, всегда шел навстречу: никогда не «пристегивал» к нему второго исполнителя. Уважал артиста!

Впрочем, в театре его все уважали. Пожалуй, самой главной его чертой была интеллигентность. Он не старался быть им, он был интеллигент от природы. Таких людей еще называют аристократами. Его так и называли. Во время наших гастролей во всех городах горничные в гостиницах обычно признавались, что таких «жильцов» у них сроду не было. И начинали нахваливать: 

– Ну до чего же аккуратист! В шкафчике у него все по полочкам, кроватка прибрана, ни на полу, ни на столике – ни соринки. Придешь к нему в номер убраться, а убирать и нечего. А уж вежлив!.. Аристократ, одним словом. Жаль, что скоро уезжаете.

Был у нас с Александром Федоровичем еще один совместный спектакль – «Браконьеры». Он – художник, я – натурщица. Репетируем сцену: я позирую перед ним, он пишет мой портрет. Сцена, надо сказать, пикантная… Я стою в одном купальнике, и ситцевый платочек на голове, узелком под подбородком повязанный. Моя правая рука вверх, как бы к солнцу тянется. Так задумана картина. Александр Федорович стоит у мольберта, пишет мой портрет, а на меня почему­то старается не глядеть, глаза то и дело в сторону отводит. Я подумала: может, стесняется на меня, на такую глядеть? И тут он спрашивает:

– Деточка, а вы не замерзли? Давайте­ка я вас простыночкой прикрою. Не простудиться бы… 
Удивительно чистый был человек. Театру был предан по­рыцарски. В отношениях со всеми – будь то директор или рабочий сцены – был одинаково уважителен. Но зато и пошутить умел так, что его шутки по театру моментально расходились. А некоторые и по сей день живут.

Пришла к нам на работу одевальщицей молодая девчонка. Крупная, краснощекая, кровь с молоком. Из деревни в город подалась. Первый раз в театр попала. А у нас выездной спектакль. Актеры собираются, ждут автобуса. Заметив новую одевальщицу, Александр Федорович интересуется:

– Тебя Татошей зовут?

– Нет, – отвечает, – Катей.

Александр Федорович пропускает «Катю» мимо ушей, спрашивает у нее с беспокойством:

– Татоша, у нас сейчас выездной, дело очень ответственное. Надеюсь, ты все проверила, уложила?

– Да вроде все, – на лице одевальщицы сомнения: вдруг что забыла?

– А реплики и ремарки где? – спрашивает Годлевский.

Татоша пулей летит в пошивочный цех, к заведующей:

– А где здесь реплики и ремарки? Меня Александр Федорович за ними послал.

Завцехом качает головой: ох, уж этот Александр Федорович! Объясняет Катерине, что такое реплики и ремарки. Та быстро наматывает себе на ус, бежит назад в автобус. А в автобусе уже ждут продолжения спектакля: принесет или не принесет Татоша реплики с ремарками?.. А она уже тут как тут.

– Ну что, – строго спрашивает Александр Федорович, – все положила?

– Не­а, – не моргнув глазом, отвечает Татоша, – я их в стирку сдала. Уж больно они грязные.
В автобусе хохот. Громче всех хохочет Александр Федорович. Он же выносит окончательный приговор: «Татоша – наш человек!»

Вот таким он был, наш Александр Федорович. Хоть и заслуженный, но никогда не поднимался на пьедестал, чтобы казаться выше. По земле аккуратно ходил, дорогу никому не перехаживал. А когда ушел из театра, вдруг сразу потух. Для него Георгиевский отцом был, как, впрочем, и для всех нас. Но они еще и дружили, и наш «папа», Георгий Адольфович, звал его Сашенькой. И вот на тебе!... Взрослый человек остался без «папы», а тут еще дунул ветер перемен – не устоял человек, не хватило духу. И не нашлось заботливой, твердой руки, которая могла бы поддержать человека. Без театра он оказался как бедный рыцарь без коня. Но ведь он был, этот рыцарь, я помню его таким – на коне!

…Помню выездной в город Кашин. Лето, теплынь. Сидим с Александром Федоровичем на лавочке возле клуба, который раньше был церковью. Ждем, когда на сцене декорацию поставят. Александр Федорович, как всегда, балагурит. Поднимает настроение. Я смотрю на него и думаю: как жаль, что не застала его в ту пору, когда он Ромео, Чацкого, Петруччио, Арбенина играл. Жаль, времена не совпали. А так хотелось бы с ним сыграть. 

Тогда, на лавочке, я у него спросила:

– Александр Федорович, а вы откуда? – я имела в виду место его рождения.

Он вдруг посерьезнел, помолчал немного, потом поднял руку, показал пальцем на небо и сказал:

– Оттуда.

И я ему поверила. 

Автор: Наина ХОНИНА, народная артистка России
70

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

В Твери открылся кабинет социально-бытовой адаптации для подростков с особыми потребностями
Здесь научат сервировать стол, гладить, готовить еду на электроплите, а еще пылесосить, стирать на машинке-автомате и многим-многим важным делам по дому. Тяжелые ментальные нарушения и другие медицинские диагнозы подростка – вовсе не повод опускать руки.
17.02.201720:56
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 1 2 3 4 5
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию