15 Декабря 2017
$58.71
69.4
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
ЖКХ 06.07.2012

Он же памятник…

Фотограф: Татьяна Иванченко

кто ж его отремонтирует?

Редакция «ТЖ» и организация «Качество жизни» выступают с инициативой сократить реестр объектов культурного наследия РФ или все-таки реконструировать их.

В деревне Мошки все многоквартирные жилые дома вошли в программу капитального ремонта по Федеральному закону №185. И теперь они, нарядные, красуются, а среди них торчит один гнилой – как зуб больной – №36, объект культурного наследия. В программу по капремонту он тоже попал, однако, когда выяснилось его «темное прошлое» (он является охраняемым памятником), его безапелляционно выдворили из нее. Капремонты нашим памятникам по закону не положены. 

А в центре Твери буквально трещит по швам «Образец жилой застройки улицы, середина XVIII в. – 1­я половина XIX в.» – дом № 7 по Советской. Фасад изборожден трещинами (одно время со двора стену держали деревянные подпорки, что имело непрезентабельный вид, их убрали, не укрепив при этом стену), коммуникации не работают – в некоторых квартирах вообще нет холодной воды, а горячей во всех нет регулярно. Жильцы тоже пытались отремонтировать дом, он немного не дотянул, чтобы войти в программу, однако, что с ним стало бы потом, нам уже известно по мошковскому опыту – изгнание из программы.

Таких адресов по Тверской области можно найти огромное количество – загляните в реестр культурного наследия. Тверскому региону из Федерации выделено на 2012 год 11 миллионов 370 тысяч рублей (в следующие годы – по 13 миллионов) на осуществление полномочий РФ по госохране объектов культурного наследия федерального значения. На эти деньги много не наохраняешь: не хватит привести в порядок и одно здание.

Туристы здесь не ходят
Что происходит? С этим вопросом мы обратились к руководителю региональной общественной организации «Качество жизни» Елене Юлегиной:

– Охрана объектов культурного наследия – это общемировая проблема, которая актуальна и в более благополучных странах. В целом по России можно сделать вывод, что процесс сохранения и восстановления памятников идет там, где эти объекты туристические, посещаемые. Например, в Новгороде, Пскове, Суздале, моем родном Угличе, Мышкине. Туристы, и российские, и иностранные, буквально в своих кошельках привозят средства для приличного содержания памятников архитектуры. Так прописано в законе. Но создание туристического объекта – это своего рода национальная идея и духовная потребность. Я лично наблюдала, как изменялся Мышкин – к своему нынешнему облику он шел долго, лет 50. Когда­то давно в сараях на окраине были свалены старинные вещи, и мышкинцы всем миром создавали свой город­музей. Сейчас крошечный городок на Волге, без преувеличения, один из центров мирового туризма. А вот другой пример. В прошлом году Правительство Тверской области признало объектом культурного наследия областного значения эстонское кладбище в Андреапольском районе. «ТЖ» писала об этом. Кладбище обустраивают потомки тех, кто лежит в земле у озера Бросно, едут со всего мира, не надо никаких бюджетных денег – душа просит.

– А если в охраняемый объект никогда не придут туристы, шансов на финансовую поддержку у него нет?
– К сожалению, под словами «охрана памятников» законодатель, главным образом, понимает «выявление и учет», никаких обязательных серьезных денег на эти цели законодательством не предусмотрено. Хотя все мы понимаем, что без денег ничего сохранить нельзя, это утопия. Особенно трагическая ситуация с жилыми домами. Большинство из них никогда не станут объектами туристского посещения, соответственно не будут иметь дополнительных денег на содержание.

Правовые документы, регламентирующие охрану памятников, содержат соответствующую обязанность собственников, но этот тезис не находит подтверждения в российском законодательстве, в частности в Жилищном кодексе. Обязательства собственников квартир реставрировать и сохранять дом как объект культурного наследия не были включены в условия договора приватизации в этих домах. Сомневаюсь, что при таких обстоятельствах к собственникам всерьез можно предъявить требования о реставрации дома. Включить памятники архитектуры в федеральную программу капитального ремонта невозможно, так как им положен не ремонт, а реставрация. Мошки – наглядный тому пример. Наличие ограничений продажи объектов культурного наследия формально может помешать владельцу приватизированной квартиры в таком доме ее продать, но на практике, к счастью, этого не происходит.

Лучше капремонт в руке, чем охрана в небе
Так что же делать? Смотреть, как памятники, на реконструкцию которых не выделяются средства, разрушаются или лишать их высокого звания и делать обычный капитальный ремонт, что, конечно, тоже не просто, но уже реальнее?

– Реставрация предполагает сохранение декора и восстановление исторического облика, но лучше сберечь хотя бы здание, чем допускать его полное разрушение, – продолжает разговор Елена Юлегина. – Сам по себе капремонт без реставрации не отрицают и органы по охране культурного наследия. Если принять такую позицию, то уже что­то начинает получаться.

Областная программа капремонта для ТСЖ не содержит ограничения по памятникам архитектуры. Сейчас как раз принимаются документы, определяющие механизм участия в данной программе. Думаю, собственникам надо воспользоваться этой возможностью. По крайней мере, так можно решить вопрос в Мошках. Все одним разрушающимся «памятником архитектуры» станет меньше. 
Также стоит пересмотреть списки культурного наследия, какие­то дома в их же интересах исключить из списков или изменить их статус. Это не невозможный вариант, такие прецеденты в России есть.
Несомненно, следует внести изменения в законодательство – бессмысленно признавать дома объектами культурного наследия исключительно ради включения их в реестр. Кроме того, надо обеспечить единую трактовку прав и обязанностей всеми правовыми актами, возможно, тогда станет ясно, кто, на какие средства и в каком объеме должен обеспечить реальную охрану общенародного российского культурного достояния, а не учет ради учета.

***
Редакция «ТЖ» присоединяется к предложению об основательной ревизии реестра объектов культурного наследия РФ ради спасения таких жилых домов от разрушения, а их жителей – от проживания в неподобающих условиях.   

Автор: Татьяна ИВАНЧЕНКО
76

Возврат к списку

На решение жилищного вопроса молодых семей Тверской области направят 136 млн рублей
Уже почти два месяца в квартире пятиэтажного дома на улице Коробкова постоянно звучит звонкий детский смех. Иван и Анна Израйлевы и три их прелестные дочки обустраиваются на новом месте. 
13.12.201716:54
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
Новости из районов
Предложить новость