24 Августа 2017
$59.13
69.56
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Гордость земли Тверской 25.06.2012

Комбат-батяня, батяня-комбат

Фотограф: Архив Петра Калинина

29 июня Верхневолжье будет чествовать участника штурма Берлина Петра Калинина – в этот день ему исполняется 90 лет. Он ушел на войну 13 июля 1941 года, а в ноябре его и еще 600 призывников направили в Рижское военно-пехотное училище проходить ускоренный курс молодого командира.

 29 июня Верхневолжье будет чествовать участника штурма Берлина Петра Калинина – в этот день ему исполняется 90 лет.

Он ушел на войну 13 июля 1941 года, а в ноябре его и еще 600 призывников направили в Рижское военно-пехотное училище проходить ускоренный курс молодого командира. Тактику и стратегию не спрашивали, а давали в руки станковый пулемет. Попал три из трех – лейтенант. Не попал – на звездочку ниже. Петру Калинину не повезло: одна пуля, как у них шутили, ушла за молоком. В итоге отправился на фронт младшим лейтенантом. Теперь его медали и ордена не умещаются на кителе. Но разве заменят эти награды погибших товарищей – из того лейтенантского выпуска домой вернулись только пять человек.

Подруга, вспомни обо мне

В то утро на июньском небе сияла солнечная улыбка, и о страшной беде, которая вот-вот нагрянет, не думалось вообще. Петр гулял по улицам Осташкова и улыбался еще шире солн­ца – впереди было безоблачное счастье. Он только что получил диплом финансового техникума и направление на работу в Новоржев – инспектором бюджета райфо. А накануне ему пришло письмо из Рыбинска от его любимой девушки Нины Степановой. Окончив медицинское училище, она собиралась приехать к Пете, как только в Новоржеве решится вопрос с жильем. Петр остановился у кинотеатра и почему-то вспомнил, как в родной бежецкой деревне Толстокосово они ходили с Ниной в избу-читальню колхоза «Труженик» смотреть фильм «Юность Максима». Перед тем ее мама накормила его своими фирменными пышками, которые он просто обожал. На стене кинозала висели порт­реты стахановцев. Их Петр нарисовал углем на холсте по поручению заведующей избой-читальней Марией Князевой, и ему очень хотелось похвастаться перед Ниной.

– Конечно, не Врубель и не да Винчи, но ты, Петечка, молодец! – сказала девушка. И художник расцвел.

Потом на экране появился парень-весельчак с Нарвской заставы, растянул меха гармошки и запел: крутится, вертится шар голубой… Когда Максим ушел защищать молодую республику Советов, зал замер – всем хотелось, чтобы он не погиб, вернулся к своей любимой.

– Вернется, вернется и станет большим начальником, но сначала они будут вместе учиться, – шепотом успокаивал девушку Петр.

В тот вечер она разрешила ему называть ее Ниночкой. Теперь он называет так всех женщин – Танечка, Сонечка, Машенька… И тех, кто рядом, и тех, кого не найти даже на пожелтевших фронтовых снимках – они остались лишь в памяти, горькой, режущей сердце. Он точно знает: Нина обязательно дождалась бы его с войны, обязательно. Она работала в военном госпитале и писала ему теплые письма. И, как он потом узнал, каждый день ходила к военкому, требуя отправить ее на фронт, пока не добилась своего. Она погибла в феврале 43-го в боях подо Ржевом.

После окончания Рижского училища Петр вместе с товарищами прибыл в распоряжение штаба 153-й стрелковой дивизии в Чапаевск Самарской (Куйбышевской) области.

– Там, на разборе маневров, я видел Ворошилова, – рассказывает Петр Григорьевич. – В сером плаще, большие треугольники на лацканах, маршальская звезда. Во взгляде – решимость, смешанная с едва уловимым сочувствием. Он сказал нам: «Товарищи командиры, я посмотрел на ваши маневры. Конечно, вы еще сырой материал для войны, вам еще долго придется учиться, отрабатывать взаимодействие между пехотой и танковыми войсками, тем более что на ваших учениях и танков-то не было. Но мы должны отстоять нашу Родину, защитить наших жен и детей».

Летят самолеты, и танки горят

Сформированные полки эшелонами уходили на Юго-Западный фронт. А там пешком – на левый берег Дона, где и начался фронтовой путь Петра Калинина в Берлин.

Он бился за Дон, форсировал Днепр и Вислу. Стал комбатом. Трижды был ранен. В боях на Висле снаряд разорвался прямо у него под ногами. Очнулся в госпитале – контужен, говорить не может, голова пробита. Но уже через пару недель стал проситься на выписку. В ответ на это молодой хирург Леонид Плацман, уникальный специалист, сделавший в войну больше тысячи сложнейших операций, сказал: «Рано, Калинин, лучше помоги мне – привезли раненого польского партизана, надо ему ногу ампутировать. А никто из солдат его держать не хочет».

– А я разве смогу? – спросил Калинин.

– Ты комбат, ты должен, – ответил Плацман. – Будешь держать, а я пилить.

– Когда я увидел, что пилить будем обыкновенной ножовкой, чуть в обморок не упал, – признается ветеран. – Но ничего, отпилили. Хирург после этого еле на ногах стоял, с него пот градом, только и смог сказать: пойдем, комбат, покурим…

Уже через месяц после ранения Калинин вернулся на передовую, хотя из-за контузии еще долго отдавал команды нараспев. Там же, на Висле, он получил серьезное ранение в шею. Когда их катер отчаливал от берега, моряк, старшина 1-й статьи, бросил Калинину круг – возьми, капитан, вдруг пригодится. Как в воду глядел. Немецкие юнкерсы бомбили Вислу так, что водяные столбы взлетали до самого неба.

– Морячки были опытные, – говорит Петр Григорьевич, – но мы все же перевернулись. А я раненый. Медсестра-пулеметчица Надя мне шею кое-как перевязала, а сама тонет. Я ей бросил круг – бери, милая, я хорошо плаваю, у меня разряд. Плыл, истекая кровью, но до острова, где были наши, добрался.

Ты сердце не прятал за спины ребят

Орден Красного Знамени комбат Калинин получил за Зееловские высоты под Берлином. До него их уже пытались взять. Перед этим наша артиллерия уничтожила вражеские батареи, но ночью немцы успели поставить новые, и почти весь батальон погиб. Доложили Сталину. А тот в ответ: «Найдите смелого комбата и бойцов смелых, и пусть ночью сбросят немецких сопляков с высот». Об этом разговоре Петру Григорьевичу уже после войны рассказывал маршал Рокоссовский.

Жребий пал на батальон Калинина, так как его бойцы успели немного выспаться. Вечером Петру позвонил командир полка и отдал приказ: «Срочно выводите своих 500 бойцов на автостраду Варшава – Берлин в полутора километрах от Зееловских высот. Туда подадут 20 машин. Грузите личный состав, и ночью высоты должны быть наши. Это приказ Жукова и еще выше, словом, вы понимаете. Возьмете – будет звезда, не возьмете – штрафбат».

– Подъехали к высотам, – вспоминает Петр Григорьевич, – и сердце у меня дрогнуло. Лежат растерзанные солдаты, лейтенантики в хромовых сапожках. Я пошел вперед, сзади командир разведотряда Сережа Люлько. Я ему говорю: людей надо немедленно укрыть, немцы нас видят, сейчас ударят из минометов – и конец. И разведчики нашли отсеченную траншею, идущую почти к самым подошвам высот. Я приказал роте Василия Макарцева (потом он станет генерал-майором) устроить ложную атаку – пройти немного вперед, а когда враг откроет огонь, отползти. Сам я по отсечной траншее повел батальон на высоты, и эта тактика оказалась верной.

Перед самым взятием вражеской столицы Калинин потерял одного из самых близких своих друзей – начальника штаба Александра Манько. До войны он окончил сельхозтехникум в Сахарове и каждый выходной читал с эстрады в горсаду свои стихи. Погиб Саша так. Немецкие танки стояли в полутора километрах от их домика. Разгоряченный Манько, только что прискакавший на коне из штаба, скинул гимнастерку и начал рассматривать карту Берлина. А вокруг рвались снаряды. Петр ему сказал: «Хватит маячить в белой рубашке, немцев дразнить, пойдем в подвал, где рации». И начал спускаться. А Саша не успел – секунд через пять раздался взрыв.

Во время штурма Берлина Калинин и Люлько (после войны инженер в Донбассе) придумали надеть бойцам каски, чтобы в отблесках ракет немцы приняли их за своих. А также продвигаться в городе не по улицам, а где можно, по подвалам, проламывая стены. Сработало. Батальон Калинина взял Ангальтский и Потсдамский вокзалы, аэропорт Темпельхоф, Имперскую канцелярию.

– Увидели стул, на котором гитлер сидел. Только не пишите, пожалуйста, его с большой буквы (мы выполнили просьбу ветерана. – Прим. «ТЖ»), – вспоминает Петр Григорьевич. – Мой ординарец Женя говорит: посидите, товарищ комбат, для истории. Но я от этой истории открестился.

Фронтовой путь Калинин закончил в пятистах метрах от Бранденбургских ворот и в трехстах от Рейхстага.

– Брать Рейхстаг тоже должны были мы. Но батальон Самсонова опередил нас на час и завязал бой. И вдруг в 6 часов утра внезапно наступила тишина, от которой зазвенело в ушах. Я увидел, что в правительственном здании, которое идет сразу от Бранденбургских ворот, из окон свисают белые простыни. И сразу все понял, а кто-то из бойцов спросил, почему так тихо. И я ответил: кончилась война.

– А что нам теперь делать, комбат?

– Жить, браток…

 

Р.S. После войны Петр Григорьевич служил в Прибалтийском военном округе, потом уволился в запас и два года преподавал в Вильнюсском университете. К тому времени он женился на своей землячке Тане, с которой они вместе учились в школе. В Вильнюсе у них была прекрасная квартира, окна которой выходили прямо на стадион – смотри футбол сколько хочешь. Но их тянуло на родную землю, и они по обмену сначала перебрались в Тулу, а оттуда в Калинин. Здесь Петр решил устроиться контролером, проверяющим мобилизационные резервы на базах.

– Посмотрев документы, сразу сказали: вы нам подходите. Начал строго. Оказалось, в Бологом непорядок, в Куженкине непорядок… Словом, через некоторое время начальник меня вызвал и говорит: вы нам не подходите, – смеется ветеран. – А что делать, если я по-другому не умею?

Потом Петр Григорьевич работал в областном управлении сельского хозяйства, где помимо финансового учета занимался еще и вопросами тыла – клубами, детскими садами, больницами, словом, всей социалкой. Нужна мебель или оборудование, Калинин ордена на грудь и в Москву – выбивать фонды. На этой работе Петр Григорьевич тоже, как он сам выразился, «шуровал». Если узнавали, что утром с проверкой приедет Калинин, столовую мыли всю ночь.

В эти же годы участник штурма Берлина написал свой первый военно-исторический очерк «Цена капли воды», который был опубликован в журнале «Советский Красный Крест». В 1995-м Петр Григорьевич окончательно ушел на заслуженный отдых и решил всерьез заняться литературой. Она, наверное, и помогла ему пережить смерть любимой жены.

– На старости лет я мог бы остаться совсем один, – говорит ветеран. – Сын Саша трагически погиб, Танечка умерла. Но, к счастью, я встретил женщину, которая согласилась выйти за меня замуж. Теперь со мной рядом Ниночка, и я ей очень благодарен, что разрешила мне взять деньги из семейного бюджета на мою первую книгу

«Солдатская верность», которая была издана в 2005 году. А теперь, через месяц, выходит вторая – «Подвиг солдата».

Большую часть этой книги Петр Григорьевич писал лежа, у него была сломана нога.

– Ниночка приносила мне чай, и я работал как проклятый. Искал такие образы и слова, чтобы они тронули всех и прежде всего молодежь. Мне хотелось бы, чтобы моя книга попала во все школьные библиотеки области.

Планы у Петра Григорьевича большие. Поставить на ноги внука Максима, сына Нины. Ему сейчас 18, учится в колледже имени Коняева. Отметить юбилей. Издать третью книгу.

– Дорого, конечно, – говорит он. – Но эти очерки ждут все: ветераны, родные и близкие погибших боевых товарищей. Ничего, пенсию, слава Богу, недавно добавили – за военные травмы, проще говоря, за ранения. Да и таможенники обещали оказать содействие. Я и не знал, что в нашей Тверской таможне работают такие замечательные люди. Уже три года они меня и еще двух моих товарищей-артиллеристов приглашают на День Победы, дарят дорогие подарки и всегда говорят: если что-то нужно – сразу звоните.

В свои 90 Петр Григорьевич не только пишет. Он активно участвует в жизни ветеранских организаций Пролетарского района и города Твери. Многие ему говорят: хватит работать, отдохни, ты это заслужил. Но комбату Калинину не положено – за ним батальон. И вся Россия.

 


Автор: Татьяна СМЕЛКОВА
75

Возврат к списку

На улицу Хромова в Твери вернулась ярмарка продовольствия
Возле конечной остановки трамваев «ДСК» областного центра вновь идет бойкая торговля – на радость покупателям и продавцам.
23.08.201719:47
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
31 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3
Новости из районов
Предложить новость