07 Декабря 2016
$63.87
68.69
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Летопись24.05.2012

Вышневолоцкие крестьяне – душа русского народа

К 150-летию со дня рождения художника Михаила Нестерова. Изучая эмигрантский период жизни скульптора Клеопатры Беклемишевой, похороненной в Сент-Женевьев-де-Буа под Парижем, я обращался и к творчеству ее отца, ректора скульптурного отделения Академии художеств Владимира Беклемишева.

Изучая эмигрантский период жизни скульптора Клеопатры Беклемишевой, похороненной в Сент-Женевьев-де-Буа под Парижем, я обращался и к творчеству ее отца, ректора скульптурного отделения Академии художеств Владимира Беклемишева. Однажды мне попался на глаза его портрет, вернее этюд, выражающий, как мне показалось, самую сущность этого талантливого, красивого душой и обликом человека. Каково же было мое удивление, когда выяснилось, что этюд выполнен великим Нестеровым, и не где-нибудь, а в Березках, имении дворян Манзей под Вышним Волочком! В воспоминаниях самого Нестерова есть несколько страниц об этом периоде его жизни и творчества, чувствуется его очарованность тверской землей и тем окружением, с которым он здесь соприкоснулся.

Становление
Художник родился 31 мая 1862 года в купеческой семье в Уфе, где теперь его именем назван республиканский художественный музей. Отец, заметив способности сына, отправил его на учебу в Москву, и тот поступил в реальное училище. Через три года Михаил вошел в стены Московского училища живописи, ваяния и зодчества, где постигал азы мастерства под руководством Василия Перова. Под его влиянием Нестеров написал в ранний период своего творчества немало картин на бытовую тематику в традициях школы передвижников. Некоторое время он учился в Академии художеств в Петербурге у нашего земляка-весьегонца академика Петра Чистякова. Но академизм не тронул его душу, и молодой художник вернулся в Москву, где после кончины Перова продолжил учебу у Алексея Саврасова и Владимира Маковского.

«Жить буду не я. Жить будет «Отрок Варфоломей»
В течение ряда лет он с увлечением писал картины на исторические темы и получил широкое признание в этом качестве. Его авторство очень узнаваемо, нестеровский лирический пейзаж отличается цветовой гаммой, настроением, вниманием к деталям, тяготением к эпичности, гармонией природы и персонажей полотен. Мы не ставим целью дать очерк творчества великого художника, многим из нас знакомы его полотна «Пустынник», «Видение отроку Варфоломею», «Душа народа», портреты… Сам Нестеров говорил в конце жизни: «Жить буду не я. Жить будет «Отрок Варфоломей». Вот если через тридцать, через пятьдесят лет после моей смерти он еще будет что-то говорить людям, значит, он живой, значит, жив и я». Так и произошло, так и будет.

Большим этапом творческой жизни Нестерова стала его работа в начале XX века по росписи храмов в Киеве, Грузии, Москве, Сумах. Немало талантливых полотен он создал во время и после путешествия в Соловецкий монастырь. Им присуща благородная сдержанность, подчеркивающая уединенность монашеской жизни, слияния ее с природой.

Со Сталинской премией... в тюрьму
После 1917 года Нестеров работал преимущественно в жанре портрета, к которому обращался и прежде. Глубоким раскрытием образа характеризуются портреты жены, дочери Ольги, выдающихся людей его времени – художника Виктора Васнецова, архиепископа Антония Волынского, художников братьев Кориных, скульпторов Ивана Шадра и Веры Мухиной, философов Павла Флоренского и Сергея Булгакова, писателей Максима Горького и Льва Толстого. За портрет академика Ивана Павлова Нестеров был удостоен в 1941 году Сталинской премии. Впрочем, всесоюзное и всемирное признание не спасло великого художника от ареста и заключения в Бутырскую тюрьму в 1938 году.

Его зять был расстрелян по обвинению в шпионаже, а дочь Ольга отправлена в ссылку в Казах­стан.
Последней работой мастера стал пейзаж: за несколько месяцев до кончины, последо-вавшей 18 октября 1942 года, Михаил Васильевич, превозмогая болезнь, написал «Осень в деревне», ставшую его художественно-поэтическим завещанием. 

В Березках под Вышним Волочком
Помимо своих поразительных полотен Нестеров оставил обширные воспоминания «Давние дни», вышедшие отдельной книгой в последний год его жизни, а в более полном виде издававшиеся и позднее. Из них мы узнаем, что Михаил Васильевич жил вместе со своей семьей в имении Березки под Вышним Волочком в летнее время в 1910–1912 годах: «Жена с младшими детьми уехала в Тверскую губернию на дачу, мною заранее снятую. Наладив, что нужно, в церкви (он в ту пору готовился расписывать Покровский храм в московском Марфо-Мариинском монастыре. – В.В.), я уехал к семье в имение А.И. Манзей «Березки». Это было необходимо, так как... сил было мало, их перед началом работ на стенах церкви необходимо было восстановить, попастись на травке, пописать этюды».

Портретный этюд профессора Академии художеств Беклемишева был создан им спонтанно, буквально за четверть часа, во время оживленного разговора двух соседей – художника и скульптора, любивших ходить друг к другу в гости, размышлять вслух, спорить. Известный искусствовед, сотрудник Государственного Русского музея Юрий Епатко пишет: «На фоне яркой, сочной зелени, какой она бывает в самом начале лета, изображена одна голова и плечи. Жирными мазками, то прямыми, размашистыми, то крючковатыми, с завихрениями, лепит художник лицо, бороду и костюм модели. Этюд красив удачными сочетаниями белого и черного, зеленых и охристых тонов. Удивительно, как в маленькой вещице Нестерову удалось передать суть характера Беклемишева… Художник остался доволен работой и полностью подписал этюд: «М.Нестеровъ, 1910». 

В 1910 году Михаил Васильевич жил в Березках со своей второй женой Екатериной Петровной и младшими детьми – Алексеем и Натальей. С погодой не повезло: было не только холодно, но и дождливо, и художник ловил каждый солнечный день, чтобы побродить по окрестностям и пописать этюды. В одном из писем он сетовал: «А творить так хочется, и если бы не академическая погода, так бы и сидел, не слезая со стула, в лесу. Однако писал мало, а тут и уезжать пора». В сохранившемся альбоме Манзей есть несколько снимков, на одном из которых запечатлена Екатерина Петровна с детишками, а на другом стоят на проселочной дороге супруги Нестеровы, причем Михаил Васильевич почему-то в сюртуке, котелке и с дорожным зонтом. 

Однажды с ним произошел весьма драматичный случай. Березки стоят на восточном берегу большого озера Имоложье, и обитатели усадьбы и их гости не раз совершали водные прогулки. Художник вспоминал: «...однажды утром сел я в лодку и пустился в путь... по восьмиверстному озеру. Впереди у меня было несколько свободных часов. Погода стояла серенькая, но не предвещавшая ничего плохого. Я уплыл далеко, устал изрядно, повернул обратно. Передо мной как из земли выросла туча, да какая! Вот можно было сказать – туча тучей: темная, мрачная, зловещая... Сверкнула молния, где-то раскатился гром. Стало свежей. Надо было поторапливаться.

По озеру заходили барашки. Буря была не за горами. По берегам гнулись березки, вдали шумел бор. Дело было плохо, греб я изо всех сил. Сверкнула молния, за ней страшный удар. Разверзлось небо, полил дождь. Зашумело, заволновалось озеро. Мою лодку с оранжевыми боками бросало, как щепку. До нашего берега было далеко, а буря все злей, яростней. Дождь залил меня, нитки сухой не осталось на мне. Собрав все силы, я навалился на весла... Доеду ли, а ну как волна захлестнет, или опрокинется мой кораблик! Как ключ пойду я ко дну, только меня и видели, поминай, как звали... Однако Господь помиловал. Кое-как добрался до берега, пристал и, полуживой от усталости, явился домой».

Есть в его мемуарах и упоминание о знаменитой Академической даче художников, располагавшейся неподалеку, на берегу озера Мстино: «Верстах в семи от нашей дачи была Академическая дача, где проводили лето ученики Академии художеств. Время они проводили весело, шумно. Народ подобрался живой, изобретательный, предприимчивый, устраивали спектакли, пикники, экскурсии... Недалеко от Академической проживал ректор тогдашней Академии – скульптор Беклемишев. Он часто бывал у своих академистов. Перед моим отъездом в Москву Беклемишев упросил меня побывать на Академической, и мы отправились туда. Радушная встреча. Народ все хороший, хотя и безалаберный, зато почти все «гении». Там и Яковлев Александр, прозванный «Саша-Яша» (после революции художник эмигрировал во Францию, много путешествовал, был очень популярен в Европе и США. – В.В.), и его двойник Шухаев. Вскоре я уехал в Москву».

У каждого свои пути к Богу
Искусствоведы сетуют, что пока не удалось уточнить, что кроме портретного этюда Беклемишева написал Нестеров за три лета в Березках. Из опубликованных во Франции воспоминаний Клеопатры Беклемишевой мне удалось получить информацию, что Михаил Васильевич создал там более двадцати этюдов к картине «Христиане». Но среди завершенных работ мастера нет полотна с таким названием. Оказывается, это предварительное, первоначальное наименование его знаменитой работы «Душа народа» (1915–1916).

Сам Нестеров так раскрыл идею этой монументальной (размер – 206х484 см) картины в своих воспоминаниях: «У каждого свои «пути» к Богу, свое понимание его, свой «подход» к нему, но все идут к тому же самому, одни только спеша, другие мешкая, одни впереди, другие позади, одни радостно, не сомневаясь, другие серьезные, умствуя». На полотне представлен собирательный образ русского народа: вдоль берега Волги шествуют объединенные одним устремлением к Богу и правде люди всех сословий русского общества – от древности до современности, в том числе исторические персонажи и знаменитые современники художника (Федор Достоевский, Лев Толстой, Владимир Соловьев). Нестеров глубоко осознавал и переживал слова из Евангелия: «Если не будете как дети, не войдете в Царство Небесное». Именно поэтому он написал в Березках со своего сына Алеши центральную фигуру картины – крестьянского мальчика, ступающего впереди народа, выражающего саму его душу и ведущего народ к Богу. Павел Корин с разрешения Нестерова нанес в 1927 году евангельские слова на саму картину, внизу с левой стороны. 

Михаил Васильевич, подводя итог творческой судьбы, не раз говорил: «В начале жизни – «Отрок Варфоломей», к концу – «Душа народа». Столь высоко, и по справедливости, он ставил это свое полотно. А мы теперь знаем, что многие лики на этой замечательной картине – это лица вышневолоцких крестьян и крестьянок из Березок и окрестных деревень, написанные великим Нестеровым на летних этюдах в 1910–1912 годах. 
Автор: Вячеслав ВОРОБЬЕВ, профессор Государственной академии славянской культуры
35

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

В Твери прошел городской молодежный марш-бросок «Москва за нами!»
Несмотря на снег и холодный пронизывающий ветер, они пришли сюда, чтобы отдать дань памяти тем, кто ровно 75 лет назад остановил фашистских оккупантов на подступах к столице нашей Родины и перешел в контрнаступление, изменившее ход Великой Отечественной войны.
07.12.201620:02
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию