03 Декабря 2016
$64.15
68.47
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Гроза двенадцатого года26.04.2012

Несравненная Катиш

Фотограф: Собрание Тверской государственной картинной галереи

Почему начинаются войны между державами? Сразу вспоминаешь Рэта Баттлера, героя романа Маргарет Митчелл «Унесенные ветром»: «Всякая война, это, по сути, драка из-за денег». Мнение спорное, однако его поддерживает большинство историков и политологов: в основе каждого военного столкновения лежат в первую очередь экономические причины.

Почему начинаются войны между державами? Сразу вспоминаешь Рэта Баттлера, героя романа Маргарет Митчелл «Унесенные ветром»: «Всякая война, это, по сути, драка из-за денег». Мнение спорное, однако его поддерживает большинство историков и политологов: в основе каждого военного столкновения лежат в первую очередь экономические причины. А все прочее – это лирика и романтика…

Но только ли экономический интерес определяет решение правителя, тем более правителя самодержавного, «распутывать узел противоречий не языком, а зубами»? Наша собственная история доказывает обратное…

Властитель слабый и лукавый
Эти поэтические строки Пушкина стали еще и вполне официальной оценкой царствования императора Александра Павловича и его личности. Пушкин оценивает императора, с которым знаком лично, предельно жестко и даже жестоко. В чем-то «наше все», безусловно, прав. Но, простят меня пушкиноведы, оценка эта в целом поверхностна и пристрастна.

Да, Александр I прославился как мастер политического лавирования, как человек, много раз менявший свои политические взгляды, пристрастия, друзей. Его с полным основанием можно вслед за Пушкиным назвать «двуликим Янусом». Но, давая такую оценку, нужно вспомнить и еще одну фразу Александра Сергеевича: «Правление в России есть самовластие, ограниченное удавкой». А император очень хорошо знал историю своего рода…

Александр Павлович, по словам одного из современников, «…вступивший на престол, перешагнув через неостывший труп отца», прекрасно понимал: дворцовый переворот марта 1801 года может оказаться отнюдь не последним. И нет никаких гарантий, что вот уже сегодня ночью в его личные покои не ворвутся «верные» сподвижники и не скажут: «Государь, вы перестали царствовать». Повторят последние слова, которые услышал его отец, император Павел I…

И хотя начало его царствования было безоблачным, а народ «обожал своего возлюбленного монарха» (вспомним строки из «Вой­ны и мира» Толстого), страх перед заговором преследовал Александра всю его жизнь. А после военных неудач в войнах с Наполеоном, после того, как Александр пошел на сближение с Францией Бонапарта в Тильзите и Эрфурте этот страх, казалось, начинал обретать плоть…

Шведский посол в Петербурге граф Стединг был, пожалуй, самым информированным дипломатом из всех работавших в России. С 1790 года, шутка ли, после каждой русско-шведской войны он неизменно возвращался в столицу Российской империи в прежнем качестве. И в этом же качестве пережил и смену шведских королей, и смену династий. Одним словом, это был человек информированный. Вот выдержка из его донесения от сентября 1807 года в Стокгольм: «Недовольство против императора все более возрастает, и со всех сторон идут такие толки, что страшно слушать… Но ни у кого не хватает смелости дать императору понять ту крайнюю степень опасности, в которой он пребывает».

Уже после почетной отставки в своей беседе с новым шведским королем Карлом-Юханом (бывшим наполеоновским маршалом Бернадоттом, основавшим новую шведскую королевскую династию) Стединг утверждал, что: «…презрев все правила этикета и дипломатии, представил императору Александру свое донесение. Император не сказал ни слова…» Александру Павловичу не было нужды благодарить шведского посла – он прекрасно все знал сам.

Вот задокументированное свидетельство: запись беседы императора Александра с посланником Наполеона генералом Савари, герцогом Ровиго: «Я не верю в то, что они посмеют…но если все же они решатся, пусть попробуют; но я им ни в чем не уступлю».

Императору было известно: старое дворянство недовольно его политикой сближения с Францией. Знал он и о том, что есть замысел сместить его с престола, который должен занять другой член императорской фамилии. Знал имя.

Донесение шведского посла графа Стединга от октября 1807 года: «…Забвение долга доходит даже до утверждений, что вся мужская линия царствующей семьи должна быть исключена. На трон следует возвести…»

Тверская полубогиня
Про счастливчиков говорят: «Он родился в рубашке». В императорской семье Романовых бытовало другое выражение: «Родился с серебряной ложкой во рту». Великая княжна Екатерина Павловна этому определению соответствовала в полной мере. «Тверская полубогиня» – так однажды назвал ее Карамзин – искренний почитатель.

Четвертая дочь цесаревича, будущего императора Павла Петровича, она и имя, а возможно, и судьбу получила «в наследство» от своей бабушки, блистательной Екатерины Великой. Согласно дворцовому преданию, императрица Екатерина, присутствовавшая при родах внучки, сама нарекла ее своим именем и произнесла загадочную фразу: «Быть тебе третьей…» Не более чем исторический анекдот, отраженный в воспоминаниях современников, но последующие события показывают, что Екатерина Великая оказалась почти провидицей.

По отношению к Катиш, так называл ее в переписке старший брат Александр, применим только эпитет «великолепная». Любимая внучка великой императрицы действительно была лучшей во всем, даже на фоне представителей своей собственной семьи, а ее члены получали самое широкое образование, вне зависимости от пола. Знание четырех европейских языков и знание русского в совершенстве – как ни смешно это звучит сейчас, тогда, на рубеже XVIII – XIX вв., было редкостью. Живопись, скульптура, сочинительство, продолжать можно долго. Но всегда и несомненно – лучшая.
И нрав, унаследованный от другой Екатерины, – быть первой. Всегда, во всем, везде… Но судьба великой русской княжны вот уже век – стать супругой одного из многочисленных немецких принцев. Это ли было для нее пределом мечтаний?

А в Европе между тем вновь собиралась гроза…

Личная обида
Император Наполеон, блестящий полководец, выдающийся государственный деятель, полновластный правитель огромной империи, отчетливо понимал: для европейских монархов он, несмотря на все свои успехи и достижения, несмотря на то, что он, по сути, единолично решает судьбу каждого из них, остается всего лишь «наследником Французской революции». И императорский титул, принятый им в 1804 году, ничего не менял. Бонапарт не только в глазах европейских монархов, но и в глазах многих своих подданных оставался выскочкой, узурпатором…

А Бонапарт, при всех своих выдающихся качествах, оставался тем же самым корсиканцем, суеверным, постоянно ожидающим подвоха, стремящимся найти простое решение сложной проблемы. В данном случае проблемы легитимности своей власти. И ему показалось, что такое решение он нашел…

Эрфурт, 1808 год, встреча императоров Наполеона и Александра. В числе многих вопросов Наполеон задает российскому императору еще один: даст ли он согласие на брачный союз императора Франции и одной из сестер Александра? Называется имя – Екатерина Павловна.
Для Наполеона это, по его мнению, отличная возможность прекратить все разговоры о своем «низком» происхождении – родственник императора всероссийского не может быть низким… Александр отвечает уклончиво и сообщает своему партнеру, что по этому вопросу он должен посоветоваться с членами императорской фамилии.

Но ответ «членов императорской фамилии» и в первую очередь самой великой княгини Екатерины Павловны был однозначен: «Нет, нет и еще раз нет». По воспоминаниям фрейлины императорского двора Марии Мухановой, в разговоре сестры и брата было сказано буквально следующее: «Я скорее выйду замуж за последнего истопника, чем за этого корсиканца».

Император Александр в письме был вынужден отказать своему «возлюбленному брату» императору Франции. Отказ он объяснил тем, что вынужден считаться с позицией своей матери, вдовствующей императрицы Марии Федоровны, действительно имевшей огромное влияние на сына. Так Наполеон первый раз получил отказ. И воспринять его он, с учетом своего мировоззрения, мог только как пощечину.

И вторая пощечина не заставила себя долго ждать: вскоре после неудачного сватовства Бонапарта Екатерина Павловна вышла замуж за принца Георга Ольденбургского, чьи владения буквально накануне «конфисковал» Наполеон. Император Франции был унижен дважды…

Тверской Версаль
Принц Георг Ольденбургский на момент брака с сестрой российского императора не имел за душой практически ничего – все его владения вошли в состав Рейнского союза, «руководимого» лично Наполеоном Бонапартом. Так что Екатерина Павловна сполна исполнила свою угрозу «выйти замуж за истопника».

Почему она поступила так? Императрица Франции, согласитесь, звучит несколько весомее, чем герцогиня фактически несуществующего герцогства…

Согласно воспоминаниям той же фрейлины Марии Мухановой, самим фактом своего сватовства безродный выскочка, плебей, корсиканец нанес сестре одного из самых могущественных монархов мира смертельное оскорбление. Как он мог?!

Ненависть – чувство иррациональное. И, поддавшись ему, человек может зайти очень далеко. Так и произошло в нашем случае – в своей ненависти к наполеоновской Франции, к ее императору Екатерина Павловна едва не воплотила в жизнь пророчество Екатерины Великой.

Ее муж, Георг Ольденбургский, пользовался благорасположением императора Александра, вверившего новоиспеченному родственнику управление тремя губерниями – Новгородской, Тверской и Ярославской, а также назначившего бывшего немецкого принца «главнокомандующим путей сообщения» империи. Но в отличие от своей супруги Георг Ольденбургский, хоть и заслуживший репутацию «крепкого хозяйственника», в историю не вошел. Так, мелкий эпизод.

Но его резиденция – Тверской Путевой дворец – Тверской Версаль – стала, пожалуй, главным центром «антифранцузской» оппозиции. А бал в этом дворце правила его хозяйка.
Надо подчеркнуть: нет никаких документальных свидетельств, прямо подтверждающих существование заговора, целью которого было отрешение императора Александра от власти. Донесения дипломатов, мемуары современников только заставляют вспомнить старую пословицу: «Дыма без огня не бывает». О том же заставляет думать и список постоянных посетителей «двора тверской полубогини».

Федор Растопчин, бывший фаворит Павла I и будущий московский губернатор. В ту пору он был знаменит в первую очередь своим сочинением «Мысли вслух на красном крыльце ефремовского помещика Силы Андреевича Богатырева». Этот небесталанный памфлет едко высмеивал все, что было связано с франко-русским союзом, исподволь указывал на виновника этой «неправильности» – императора Александра – и даже давал конкретные рекомендации, что делать дальше. Не призыв к мятежу, конечно, но все же…

Николай Карамзин, выдающийся русский историк, автор «Истории государства Российского» – таким он известен сейчас. Но накануне войны 1812 года больше он был известен своей запиской «О старой и новой России», поданной при содействии Екатерины Павловны императору. Александр, обычно сдержанный, прочитав ее, разозлился настолько, что чуть было не отправил автора в ссылку. Речь в «Записке» шла все о том же.

Адмирал Шишков… Впрочем, стоит ли продолжать? И российскому обществу, и императору было ясно: политика государя, союз с Францией не устраивают многих представителей элиты. И отвлеченные рассуждения вполне могут перейти в конкретные действия. Дальше так продолжаться не могло…

Два письма
Для того чтобы окончательно разрешить этот «кризис отношений» между августейшим братом и сестрой, потребовалось событие, навсегда вошедшее в историю, – сдача Москвы в сентябре 1812 года… И потребовались два письма, после которых точки были расставлены и все разговоры о неспособности власти отстоять интересы страны стали не только бессмысленными, но и крайне опасными.

Екатерина Павловна решается на дерзкий ход. В своем личном письме брату она заявляет: «Взятие Москвы вызвало крайнее раздражение умов; недовольство достигло самой высокой степени, и Вашу особу далеко не щадят… Вас громко обвиняют в несчастии Вашей империи… я Вам предоставляю возможность самому судить о положении вещей в стране, где презирают вождя».

За 11 лет царствования Александра никто и никогда не смел говорить с ним в таком тоне. Ему фактически в лицо бросили обвинение в неспособности править. Ответ последовал незамедлительно.

Александр хорошо понял, на что намекает его «возлюбленная сестра». И какой сценарий развития событий предлагает. Но такой сценарий его категорически не устраивал. И император вновь показал себя игроком высшего класса.

Вот его ответ: «Вы будете удивлены, если я Вам скажу, что… я был уведомлен, что операцию начнут именно с Вас и что будут приложены все усилия, чтобы представить меня в самом непривлекательном свете в Ваших глазах? Должны были также попробовать зародить у меня беспокойство на Ваш счет, но скоро убедились, что это значило бы только зря терять время».
О чем, о какой «операции» писал государь? Говоря о «происках французских агентов», он явственно давал своей сестре понять: ее слова, ее деятельность, направленная на дискредитацию правящего монарха, не осталась незамеченной. Но, исходя в первую очередь из интересов России, из стремления избежать раскола в обществе, он предлагает ей «выйти из игры». Иначе…

Это предложение Екатериной Павловной было принято. Признав свое поражение в политической борьбе с братом, она на протяжении всех последующих лет стремилась продемонстрировать ему свою полную лояльность. Но Александр ей так и не поверил.

Овдовев, Екатерина Павловна вновь вышла замуж в 1816 году и стала королевой Вюртембергской. В 1818 году она скончалась в Штутгарте от банальной простуды. Характерно, что ни сам император Александр, ни его братья, Константин и Николай, на похороны своей августейшей сестры не приехали, хотя этого и требовал этикет. Выводы каждому предоставляется делать самостоятельно…

Экономика действительно правит миром. Но как причудливо порой влияют на судьбы государств симпатии и антипатии их правителей! Получивший пощечину Наполеон, оскорбленная великая княгиня, император Александр – заложник своих вполне обоснованных страхов перед новым заговором…

Была ли война двух империй неизбежной? Скорее всего да. Сыграл ли роль в ее приближении личностный фактор? Ответ, вероятно, тоже утвердительный. Но это – только предположения. С уверенностью можно сказать лишь то, что Великая княгиня Екатерина Павловна, «тверская полубогиня», сыграла немалую роль в событиях двухвековой давности. Она даже для своего богатого на таланты времени была поистине незаурядной женщиной.

Автор: Алексей БАБИЧ
118

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

В тверском регионе отметили День клубного работника
День клубного работника, который проходит в нашей области с 2002 года, можно смело назвать уникальным, поскольку нет больше ни одной отрасли, специалисты которой в календаре имели бы отдельный, подчеркнем, региональный профессиональный праздник.
02.12.201623:03
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию