15 Декабря 2017
$58.71
69.4
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Гордость земли Тверской 23.04.2012

Этажи Воротникова

Фотограф: Архив «ТЖ»

Наши встречи и долгие беседы с Евгением Александровичем Воротниковым никогда не были парадными. Последуем традиции и на этот раз, хотя и дата, и повод знаменательные: предстоит преодолеть порог 70-летия.

Наши встречи и долгие беседы с Евгением Александровичем Воротниковым никогда не были парадными. Последуем традиции и на этот раз, хотя и дата, и повод знаменательные: предстоит преодолеть порог 70-летия.

Есть что вспомнить
Ему всегда было не до парадов. К праздникам строителям полагалось готовить трудовые подарки, вернее, готовили их строители, чтобы у других был праздник. Подарков получалось много и весомых: домостроительный комбинат своей мощью славился на всю страну. Когда его возводили, то потенциал объединения крупнопанельного домостроения рассчитывали на столетие вперед. Да так оно и было. По три тысячи семей ежегодно выезжали из трущоб и коммуналок в новые квартиры. Первосентябрьское утро обязательно заливалось звонком в какой-нибудь новой школе. Открывались детские сады, врачи вели прием в новых поликлиниках. То и дело объявлялись конкурсы на название новых Домов культуры и кинотеатров.

Да что душу бередить? Путь земной еще в пыли.

Построй свой дом
А начинался этот путь в Ставрополе в военном 1942 году, буквально за несколько месяцев до оккупации города немцами. Род у Воротниковых крепкий, надежный, берегли друг друга как могли. Маму, которой, слава Богу, был отпущен долгий век, он почитал как самого главного, самого близкого для себя человека. Профессию выбрал очень нужную для послевоенного времени: окончил строительный техникум и работал в Забайкалье на военных объектах. В Калинин приехал в 1964 году 22-летним парнем. Его первая строительная площадка развернулась в тресте «Калининжилстрой», который впоследствии и был преобразован в домостроительный комбинат. ДСК он не изменял все трудовые годы, разве что менялись, «взрослели» по мере профессионального роста обязанности и ответст­венность. Генеральным директором объединения Воротников стал в 1986 году, сменив на этом посту уважаемого Зиновия Исааковича Тальвинского.

Годы эти были разные. И строили социализм с коммунизмом, и собирали по щепкам разбросанное перестроечным потоком. То на взлете, то в ощущениях тупика. Если, например, в 1991 году мощности предприятия выдали 270 тысяч квадратных метров жилой площади, то вслед за развалом СССР и последовавшим всеобщим экономическим спадом приходилось ужиматься чуть ли не на две трети.

ДСК оставил после себя не просто дома и улицы, а целые микрорайоны в област­ном центре – «Южный», «Юность», «Чайка», потом «Соминка». А еще это были такие знаковые для города сооружения, как главпочтамт, театр кукол, кинотеатр «Мир», гостиница «Волга». И это лишь малая часть объектов, на лесах которых и сам комбинат поднимался, и хорошела вся область. Унылые прежде стены зданий стали с успехом претендовать на архитектурную выразительность: это для новостроек Твери и области была разработана комплексная программа «Фасад». Создали специальный участок по изготовлению наружных стен, экранов лоджий с рельефной поверхностью. Менялись технологии, росло качество производства панелей и соответственно самого строительства.

«Оснабрюк»
А потом было Мамулино, которое строили в Твери немцы по программе вывода наших войск из Германии. Вначале они с сомнением отнеслись к профессиональному уровню тверских строителей, говорили: «Ну, вы не сможете вытянуть». На внутренние работы пригласили корейцев, но строительство двух коробок детсадов и половины жилищного комплекса с отделкой фасадов все-таки поручили ДСК. Высокой оценкой выполненного комбинатом заказа стало решение щепетильных немцев возводить в Твери гостиницу «Оснабрюк», но только при одном условии: «Дадим деньги, если строить будет Воротников». Господин Шолле, управляющий той строительной компанией из Германии, уговорил еще двадцать коллег-бизнесменов профинансировать стройку. Они сами заложили фундамент, а потом за дело принялся Тверской домостроительный комбинат. Господин Шолле каждый месяц приезжал контролировать ход и качество строительства. Ведь это был тогда первый в практике случай, когда нем­цы сами, без участия банка или государства, отдали свои деньги под русский объект. Так в Твери выросла гостиница «Оснабрюк».

Главный задел
Как у хорошего хозяина, у Воротникова было правило иметь надежный задел. Механовооруженность, несмотря на то, что по нескольку лет комбинат не имел возможности приобретать новые технологические линии, по мере сил обновлялась, а профессиональное умение специалистов позволяло держать оборудование на приличном уровне. Но главным заделом Воротников считал свой великолепный коллектив, и других характеристик для людей, которые работают рядом, у него не находилось. Даже в перестроечные годы, когда, побросав работу, которая не приносила денег, многие подались на вольные хлеба, тот бурный отток рабочих сил предприятия практически не коснулся. Дрогнули единицы. В основном коллектив устоял, не распался. Устоял и комбинат, хотя, казалось, его раздавят. Одной из причин той крепости духа, считает Воротников, было то, что на предприятии за два-три десятилетия выросло более ста трудовых династий. «Высокая квалификация, честность, преданность строительному делу – это та важнейшая позиция, которая не давала нас уничтожить. У этих мужественных и стойких людей желание строить было выше всяких невзгод», – говорил генеральный директор.

Наши первые встречи с Евгением Александровичем Воротниковым пришлись не на строительные площадки, а на рабочие заседания депутатских групп. Тогда, на стыке 80-х – 90-х годов ушедшего столетия, мы вместе вошли в состав первого городского Совета народных депутатов, избранного на демократической основе. И я не припомню, чтобы он когда-либо занимался там выбиванием привилегий для комбината, скорее – лоббированием интересов всего города, его хозяйст­ва. С тех пор фамилии Воротникова ни в каких выборных списках не значилось, политикой он не занимался и в нее не вписывался. Авторитета Воротникова это ничуть не убавляло. За что он и боролся, так это за свой коллектив.

Школьная азбука
Сияние августовского утра как-то резко потухло. Воротников подошел к окну:
– Дождь, что ли?
– А что в том страшного? Ну, побрызгает.
– Так ведь нам надо школу сдавать! Сегодня асфальт кладут, и жалко, что дождь время отнимет. Ты знаешь, что такое школу сдавать? Надо, чтобы все блестело. Здесь каждая минута дорога. Было время, когда мы по пять детских садов, по две школы в год сдавали. Строили больницы. Если бы тогда чуть живее развернули направление на коттеджи, поскромнее, конечно, чем у новых русских, то задача «к 2000 году каждую семью обеспечить квартирой» была бы решена.

Дождь по Заволжью пролился такой, что казалось, лопнут водостоки. «Надо ехать!» – Воротников решительно направился к двери.

Лента мокрого асфальта уперлась в нежный персиковый цвет новых стен.
– Смотри, как красиво!
И трава на газонах пробилась. Строители сами сеяли, – интонацию Воротникова было не узнать. Будто кто другой полчаса назад говорил о неподъемном тарифном и налоговом бремени, о долгах по зарплате и прочих тупиках. Обычную воротниковскую сдержанность словно дождем смыло.

– Успеем сдать, – сказал он уверенно. – В последнее время работали в две смены.
– Заказчик – город? Он должен финансировать работы?
– Но там тоже нет денег. Обещали выделить хотя бы на зарплату строителям, чтобы сохранить ощущение праздника.

Не напрасно душа болит
Ощущение праздника, влюбленности в школу, детский сад, новый дом, как и в любой другой объект, который сдавали строители Тверского ДСК, никогда не покидало Евгения Александровича Воротникова. Этот слишком категоричный, не умеющий приспосабливаться и выкручиваться человек, не принявший правила игры во все доступные средства добывания денег, а потому во многом не вписавшийся в реальную дейст­вительность, стоящий как бы особняком, ранимый и не защищенный от этих обстоятельств, в то же время умеет по-настоящему радоваться счастью других и умеет учить этому.

А вот излияния добрых чувств к себе всегда старался не допускать. Ускользал куда-то от юбилеев, дней рождения, отстранялся от многогласных мероприятий и церемоний. Зато по делам его всегда можно было застать с семи утра в кабинете. И еще он просил, чтобы развернулись во всю ширь, когда в ДСКовском клубе чествовали строителей, устраивали праздники даров осени или зажигали новогоднюю елку. И тогда уже веселилась, пела, танцевала вся строительная рать и генеральный директор вместе со всеми. Его директорскую строгость можно было растопить совершенно сентиментальными словами Шуфутинского: «А тот, кто любит, слез не прячет, и не напрасно душа болит».

Пусть и в нынешний юбилей с ним рядом будут любимые песни, любимые люди, пусть пылит его дорога – тормозить еще нельзя. Как сказал Омар Хайям: «Старайся вбить, чтоб зацепиться, крюк в провалы двух пучин – Вчера и Зав­тра». Какие наши годы!

Автор: Маргарита СИВАКОВА
182

Возврат к списку

На решение жилищного вопроса молодых семей Тверской области направят 136 млн рублей
Уже почти два месяца в квартире пятиэтажного дома на улице Коробкова постоянно звучит звонкий детский смех. Иван и Анна Израйлевы и три их прелестные дочки обустраиваются на новом месте. 
13.12.201716:54
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
Новости из районов
Предложить новость