20 Октября 2017
$57.57
67.93
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Культура 06.04.2012

Этому берегу

Фотограф: Александр Солодков

Сегодня исполняется двести лет со дня рождения Александра Ивановича Герцена (1812–1870), одного из самых известных русских писателей и мыслителей. Юбилейной дате, которая в нашей стране отмечается вовсе не так широко, как, наверное, следовало бы, посвящен сборник «Памяти Герцена», презентованный в Центральной городской библиотеке Твери.

Сегодня исполняется двести лет со дня рождения Александра Ивановича Герцена (1812–1870), одного из самых известных русских писателей и мыслителей. Юбилейной дате, которая в нашей стране отмечается вовсе не так широко, как, наверное, следовало бы, посвящен сборник «Памяти Герцена», презентованный в Центральной городской библиотеке Твери.

Эта библиотека с гордостью носит имя Герцена с 1921 года, в Твери есть улица Герцена, Герцен связан с тверским краем и своей биографией. Известно, что в сентябре 1812 года, когда будущему писателю исполнилось всего несколько месяцев, а армия Наполеона вступила в пределы России, мать Луиза Ивановна Гааг привезла его в Новосилье – родовое имение Яковлевых, расположенное на Волге недалеко от города Корчева. Здесь маленький Саша, которому дали фамилию Герцен (от немецкого слова «сердце», подразумевая, что он дитя сердца, ведь брак его родителей Ивана Яковлева и уроженки Штутгарта Генриетты-Луизы Гааг не был официально оформлен), впервые встретился с Таней Кучиной. Она была на пять лет старше Александра, но маленький рост и моложавость практически уравнивали детей в возрасте. В своих мемуарах Герцен пишет о том, что Таня «первая стала обращаться со мной по-человечески… говорила со мной так, как люди вообще говорят между собой». Дружба окрепла после того, как Таня Кучина, которую писатель впоследствии называл «корчевской кузиной», поступила в Московский пансион. Теперь их связывали уже не игры и забавы, а совместные чтения, беседы. Кузина пророчила своему брату «необыкновенную будущность, славу». Герцен ей верил и правильно в общем-то делал, ведь Таня Кучина, вышедшая замуж за историка и этнографа Вадима Пассека и написавшая воспоминания о писателе «Из дальних лет», оказалась права…

– Мы назвали книгу «Памяти Герцена», отдавая дань традиции, которая сформировалась в русской культуре в начале прошлого века, – объясняет редактор сборника, доктор филологических наук, профессор Тверского государственного университета Михаил Строганов. – Так назвали статьи Милюков, Горнфельд, Ветринский (Чешихин), Кузьмина, Луначарский и Ленин. Одни из них были написаны к 30-летию со дня смерти писателя, другие – Кузьминой, Луначарского, Ленина – появились к 100-летию со дня его рождения, и это восходило уже не к церковной традиции поминовения, как в первых случаях, а воспроизводило устойчивую формулу. Никто и никогда не сказал бы «памяти Пушкина» в годовщину его рождения. А «памяти Герцена» – это произносилось сто лет назад легко. Мы не стали разоблачать эту ошибку – разве на Ленине свет клином сошелся? Формула действительно вполне уместна в применении к Герцену, поэтому мы и повторили этот прием.

Герцен в нашем сознании, сформированном в советское время, прочно связан с революцией, но сам он не был революционером, это советская власть приписала ему свою идеологию. Хотя, если разобраться, Герцен, конечно, был радикально настроенным человеком, но его радикализм – это очень выверенная и четкая политическая позиция. В последнее время, отмечают ученые, интерес к Герцену значительно снизился: широко отмечаются юбилеи других русских классиков, а Герцен, художник крупный, яркий, оригинальный, оказался, к сожалению, в ряду забытых своих собратьев по перу. В недавней передаче на «Радио Свобода» Александр Генис сказал, что «грандиозный юбилей – 200-летие Герцена – сегодня, пожалуй, лучше отмечать на Западе, где его никогда не путали с той фигурой, которую вырастила из Герцена советская власть и изувечила школа. На Западе Герцена считают одним из трех великих русских учителей – наряду с Толстым и Достоевским. Вряд ли такая оценка окажется приемлемой для нынешних русских читателей, изрядно забывших Герцена».

Действительно, пышных торжеств по случаю юбилея в нашей стране как будто бы не было и не будет, более того, книга, представленная в Твери, стала едва ли не единственным сборником, вышедшим к 200-летию Герцена. «Чествуя Герцена, – говорит Михаил Строганов, – мы живо ощущаем его традицию честного слова, стремящегося порвать путы внешней и внутренней цензуры и утвердить права человека жить вне насилия государства. Мы до сих пор остро переживаем творчество писателя, который посвятил всю свою жизнь задаче вылечить современное ему общество правдой и все время сталкивался с неизлечимостью застарелой лжи. Чествуя Герцена, мы видим, наконец, восходящую к нему традицию самокритики. Нельзя критиковать других и окружающий мир, будучи пристрастным к самому себе». Если внимательно посмотреть на биографию Герцена, то мы увидим, что он никогда не был снисходителен к самому себе, он судил себя строго, гораздо строже, чем других.

Авторы сборника говорят: книга, вышедшая в Тверском госуниверситете, не политическая и не публицистическая, их интересует историческое, культурное, литературное наследие Герцена. В построении издания они пошли вслед за Герценом: вступительная статья называется «Этому берегу», отсылая к его известной книге «С того берега», два раздела – «Былое» и «Думы» – точно повторяют другое известное сочинение писателя. В первой части собраны документальные материалы о Герцене, его близких и родных, исследователях, которые занимались его творчеством. Часть материалов, вошедших в сборник, в частности, о брате Герцена Егоре Ивановиче, любезно предоставили редакторам сборника сотрудники Государственного музея писателя в Москве, в книге также опубликована статья о Герцене известного историка литературы Сергея Макашина, написанная для Большой советской энциклопедии, но не вышедшая на ее страницах. Среди других материалов отметим публикацию отрывков из дневника второго мужа Анны Керн Александра Маркова-Виноградского – из них можно узнать, какие представления о Герцене бытовали в среде образованного общества сразу же после его смерти; статьи «А.И. Герцен в воспоминаниях Т.П. Пассек» и «Прозаические миниатюры Герцена», а также анализ тверских материалов, появлявшихся на страницах «Колокола».

– Наши думы о Герцене не вполне соответствуют тому уровню требований, который предъявлял писатель к самому себе, и мы до сих пор не справляемся с поставленными ими вопросами, – говорят авторы сборника, который, несомненно, достоин того юбилея, которому посвящен.

Автор: Сергей БОЙЦОВ
42

Возврат к списку

Тверские участники отличились на ВФМС-2017
Более 25 тыс. участников из 185 государств, 5 тыс. волонтеров, 200 общественных послов… На неделю Сочи превратился в центр мирового молодежного движения.
19.10.201721:08
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5
Новости из районов
Предложить новость