28 Мая 2017
$56.76
63.67
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Главные новости14.03.2012

Скворушка, птица ранимая

Фотограф: Ольга Моисеева

Поэта Анатолия Скворцова хочется вспомнить без всяких дат, такой это был светлый человек. Он много лет проработал в нашей газете. Не любить его было невозможно. Однажды в своих стихах Толя написал о речке Торопе: «Возле ног лежит вода, как совесть чистых и доверчивых людей». Эти слова вполне можно отнести и к нему самому.

Поэта Анатолия Скворцова хочется вспомнить без всяких дат, такой это был светлый человек. Он много лет проработал в нашей газете. Не любить его было невозможно.

Однажды в своих стихах Толя написал о речке Торопе: «Возле ног лежит вода, как совесть чистых и доверчивых людей». Эти слова вполне можно отнести и к нему самому.

Обычно в редакциях на поэтов как на рабочих лошадок не очень рассчитывают. При том что они мастерски владеют словом. На это есть свои причины. Газетная работа требует дисциплины, нередко приходится, что называется, наступать на горло собственной песне. Но Толя как-то удачно совмещал в себе «коня и трепетную лань», охотно ездил в командировки, часто забывая в столе свой галстук. Эту деталь мужского костюма он не любил и, вероятно, ощущал его как сбрую.

Впервые Толю Скворцова я увидела летом 1972 года на преддипломной практике. Было от чего оробеть в тогдашней «Калининской правде». В ту пору здесь работала целая плеяда маститых журналистов. С ними очень хотелось общаться, но практиканту это нужно было еще заслужить. В курс дела меня вводила заведующая отделом культуры Марина Мотузка, а в коридоре первым просто так подошел Толя Скворцов, или Скворушка, как часто его называли здесь друзья: «Ну что, сибирячка (я училась в Иркутске), измаялась от жары? Пойдем с нами купаться». И мы плескались в волжской воде температуры парного молока в самом центре города. Я тогда с восторгом подумала: ну где еще найдешь такую практику?

Тогда, в начале семидесятых, Скворцов был в лучшей своей форме, полный сил, надежд. Уже вышло несколько тонюсеньких сборников его стихов. Помню, меня поразило одно его четверостишие:

Наверно, так случается нередко,

Но что поделать, если это жизнь.

Мы как ручей: сплелись над нами ветки,

А берега в едино не сошлись.

Впрочем, к пронзительной и неистовой любовной лирике поэт не тяготел. Как-то все у него в стихах о любви получалось скорее целомудренно. Да и время для молодых было такое – комсомольско-романтическое. Оно звало больше «за мечтами и за запахом тайги». Прославляло первопроходцев. Но вот интересный поворот темы. В одном из своих стихотворений Скворцов попросил не судить людей лишь за то, что они не первые. И дальше следует вывод: «Даже если тропа проложена, нелегко пробивать дороги». У поэта немало таких емких и глубоких суждений, совершенно ясно очерченных. 

Деревенскому мальчишке из Оленинского района угораздило родиться в 1937 году. Про свое детство он написал:

Мне мать в дорогу клала узелок.

Краюха хлеба и щепотка соли.

Я в школу шел. Бежал ручей у ног,

И тени облаков летали в поле.

До журналистики Толя успел поработать кочегаром, слесарем. В Союз писателей СССР вступил с жизненным основательным опытом, имея за душой не только стихи. 

И все-таки он жил поэзией, а журналистика его кормила: 

Паровозы курят за вокзалом,

Тяжело, с присвистами дыша,

Вьюга ночью «барыню» плясала,

Белым шелком над землей шурша.

А вот строки, посвященные освобождению Калинина:

На крышах россыпь белая снегов,

На тополях подрагивает иней.

Кому-то не хватило двух шагов,

Чтобы живым войти в родной Калинин.

Иногда поэта упрекали, что он пишет слишком просто. Что газетная прямолинейность не лучшим образом влияет на его стихи. Но к словесной витиеватости он никогда не стремился. Ему нужно было, чтобы слово высекало смысл.

В начале восьмидесятых годов в жизни Анатолия Скворцова резко обозначилась жизненная драма. Не в том смысле, что уж очень плохо было дома или на работе. Может быть, словом все труднее стало высекать тот самый необходимый смысл. Тогда многие из пишущей братии это чувствовали, но как-то терпели, приспосабливались. У Толи не получилось. Но эта каждый раз временная «анестезия» его не спасла. Наступил тот роковой момент, когда душевная боль стала абсолютно непереносима. Это был только момент, но его хватило, чтобы совершить непоправимое. 

Смерть Толи потрясла всех, кто его знал. Только через несколько лет в нашей газете о нем напишет Марина Мотузка: «Он оборвал себя». И сообщит одну подробность его похорон, о которой почти никто не знает: «Наши ребята положили в его могилу газету «Правда», где в тот самый день были напечатаны прекрасное фото Ивана Жеребятьева и такие же прекрасные стихи Скворцова». Опоздала к нему невеликая радость.

В этом году поэту исполнилось бы семьдесят пять.

Автор: Татьяна Маркова
74

Возврат к списку

В Тверском регионе развиваются телемедицина и мобильное здравоохранение
В 2016 году Правительство Тверской области профинансировало социальную сферу на 100%. На эти цели было направлено более 65% расходов регионального бюджета. 
27.05.201701:14
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию