22 Января 2017
$59.67
63.73
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Служба13.03.2012

Я – следователь

Фотограф: Александр Солодков

– Хочешь с Машей Шевцовой познакомиться? – спросили меня в следственном управлении СКР по Тверской области и повезли в Калининский район. Заместителем начальника в районном следственном отделе здесь работает Марина Воинова; на героиню популярного сериала она похожа не только внешне.

– Хочешь с Машей Шевцовой познакомиться? – спросили меня в следственном управлении СКР по Тверской области и повезли в Калининский район. Заместителем начальника в районном следственном отделе здесь работает Марина Воинова; на героиню популярного сериала она похожа не только внешне. Те же неуемная увлеченность и незаурядные способности к дедукции, то же редкое сочетание женственности, мягкого шарма и совершенно стальной логики. О таких, как она, говорят: следователями не становятся, следователями рождаются. И то верно! Настоящий следователь – это, знаете ли, не профессия, а диагноз и образ жизни. Впрочем, как и журналистика – нам ли не понять друг друга?

Поздние возвращения. Срочные вызовы. Невозможность спланировать поход в театр или вылазку с детьми на природу, наконец, просто свидание! Кому-то, может, и повезет встретить такого потрясающего мужчину, чтобы очень интересный, но при этом понимающий, терпеливый и толерантный во всех отношениях. Уникальный тип, что и говорить. Ей такой пока не попался, а потому сейчас она одна с двумя малышками. Грустно? А то! Вот только раскрути назад стрелку часов, и…. ничего бы она не поменяла. И работу никогда не бросит, даже попадись олигарх в мужья.

– Ах, мама, как же ты была права! – смеется Марина. Мама отчаянно упиралась и не пускала дочку на юрфак. Марина кается: обманула! Уговорила, обещая потом поступить на гражданскую службу и сидеть в кабинете с девяти до шести. А сама, едва получив диплом, рванула в Рамешки. Там давно нужен был следователь, а очередь из желающих занять эту скромную, низкооплачиваемую, но уж очень хлопотную должность перед районной прокуратурой все никак не выстраивалась. Время теперь спрессовано туго: сегодня следователь с подкрашенными губами и маникюром уже никого не удивит. А еще лет десять назад женщин следователями брали очень даже неохотно. Сомневались, справятся ли, при виде крови в обморок не свалятся, крутого бандюгу на допросе расколют, да и вообще… Вот возьмешь ее на работу, а она через год – в декрет! Но в районах выбирать не приходилось – не из кого! Туда она и поехала.

Это был опыт. Весьма специфический – преступления в тех краях совершались все больше из-за пьянства. Бытовуха! Здесь она проработала два с половиной года.

Первое дело помнит отлично: январь, святки, а тут – труп! Расследовала по горячим следам. Ничего необычного – бытовая ссора. Но все же это была точка отсчета.

Интересное дело случилось позже: двое парней убили женшину и сожгли тело. Останки несчастной обнаружили на свалке – казалось бы, никаких зацепок. Вот только эксперт в одном из позвонков нашел крохотный осколок ножа… Так, за тот позвонок уцепившись, она и тянула ниточку, пока не размотала весь клубок.

Потом, конечно, бывало разное. Чаще и вовсе скучное: выпили, убили, проспались и не вспомнили, из-за чего сыр-бор разгорелся, вот только Петька или Васька в крови плавает…

Но случалось и такое, что потом обсуждала вся губерния: скажем, пропала молодая пара, зачем-то приехавшая в Рамешки, причем сгинула вместе с машиной. Искали. Сначала обнаружили парня – у лесного ручья, в стороне от дороги, бросили его туда явно уже убитым. Потом, уже в реке, нашли и дев­чонку… Марина неотступно шла по следу – интуиция подсказывала, что это не просто разбой, есть здесь еще что-то. Повезло – в кармане у погибшего остался обрывок бумаги. Стала выяснять – что это, от чего оторвано? И не успокоилась, пока, как в редеющем рассветном тумане, не проступили все детали…

А было так: ехали впятером, не на природу шашлыками баловаться – грабить. Погибшие – тоже далеко не голубки – были в составе той группы. Подключились к дурному делу последними и на своей машине. Вот на нее их подельники и положили глаз: решили парочку убить, а тачку забрать. К тому же тогда не пришлось бы делиться, что также вызывало у компании немалый напряг…
В общем, дело Марина распутала, правда, финальную точку поставили уже в Твери – забрали в отдел по расследованию особо важных дел.

Что же, хоть и обидно, конечно, но это тоже обычная практика, когда в процессе следствия становятся очевидны подлинные масштабы преступления.
Но именно тогда следователя Воинову приметили и заговорили о ней как о крепком и перспективном профессионале.

И потом, когда следствие из прокуратуры вывели, Марина получила назначение в отдел по расследованию особо важных дел новой структуры – следственного управления СКР по Тверской области. Здесь сложные, интересные дела шли косяком – те самые загадочные преступления, которые ложатся в основу детективных романов и кинофильмов. Кстати, она вообще не любит детективов – это же ее работа! А дома от нее отдыхать нужно. Разумеется, когда получается, а это бывает нечасто. Вот разве что Акунина читает, но это ведь еще и просто хорошая проза…
А так, ну что детективы! Как, скажем, вам такой сюжет: в одном районе пропадает молодая женщина не самого строгого нрава. Следов – никаких. Может, уехала? Да мало ли?! А в другом районе спустя почти год обнаруживают неопознанные женские останки. Согласитесь, тоже случай не уникальный. Как, по каким признакам Воинова заподозрила, что именно здесь есть связь? А ведь оказалась права. Распутала, доказала, что это именно та самая пропавшая женщина, а потом установила и ее убийцу. Преступление было, кстати, нетипичное – несчастную убила подруга. Дело погибшей Ч. сегодня называют хрестоматийным – на таких примерах молодых следователей учат работать…

А в прошлом году Марину перевели в Калининский межрайонный следственный отдел – с повышением, что, конечно, приятно, почетно и абсолютно заслуженно. Но ей по-прежнему интереснее самой разгадывать загадки и вести психологический поединок с преступником. Кстати, среди коллег об этой ее способности ходят легенды. Она вроде и особых усилий не прилагает, а подследственные, что называется, «дают признательные показания»… Вот был такой Б., личность, мягко говоря, малоприятная. Ну никак не шел на контакт. Было дело – на судью набросился! А Воинова нашла к нему подход практически сразу. Ей вообще не раз поручали дела, где мужчины срывались, а эта молодая, изящная женщина с негромким голосом неизменно сохраняла самообладание и добивалась успеха.

Может, потому что все в ее облике, в деликатных интонациях голоса никак не ассоциировалось с противником? Не вызывало самолюбивого отторжения, инстинктивного желания противостоять в последней попытке самоутверждения? Но за легкой улыбкой и сугубо интеллигентной манерой общения чувствовались такая бронетанковая лавина доказательств и неоспоримая логика обвинения, что устоять под ее напором было совершенно невозможно.

Как Марина ведет допрос, я конечно, не видела. Но предполагать-то могу. Кстати, она со своими подследственными не блефует, хотя слукавить ради пользы дела – это вообще-то нормально и совсем не предосудительно. Вот когда спрашивают, а замужем ли, тогда – да, привирает, чтобы сразу пресечь ненужные разговоры. А часто ли спрашивают? Часто, смеется она. Кстати, «Тайны следствия» – единственный детективный сериал, который она находит более-менее правдивым. Причем лишь первые пару сезонов, потом, говорит, пошла уже фантастика…

– А было когда-нибудь жаль преступника? Вот понимаешь, что виноват, что отвечать должен, но все равно жалко.

– Убийцу – нет. Ну, может, когда убийство неумышленное. А так – ни разу.

– А настоящие отморозки попадались? – не отстаю я. – Как тогда удается скрыть естественное отвращение?

– А я на работе эмоции отключаю, – объясняет она. – И в общении с подследственным, и во время следственных действий… Потом – да, сильно переживаю. А вот тогда – нельзя.
Хотя порой бывает очень трудно. Она просила не поручать ей дела, где жертва – ребенок. Слишком тяжело! Но, когда возникла необходимость, расследовала убийство пятилетнего ребенка, довела до конца, и преступник был осужден.

А как же ее девчонки? При такой-то работе... На няню ее заработков, увы, не хватит. К счастью, бабушка уже вышла на пенсию и приняла на себя эту нелегкую миссию. Дети уже привыкли и не хнычут, когда мама уезжает в выходной день или поздним вечером. А порой, увидев на улице полицейскую машину, младшая спрашивает: это за тобой приехали? Чем неизменно шокирует случайных свидетелей этого разговора.

Она не представляет иной жизни и готова в любой момент сняться с места и мчаться на работу – было бы интересно. Конечно, обо всех делах такого не скажешь. Теперь следственному комитету передали и налоговые преступления. Надо – значит надо – она же на службе. Делает свое дело добросовестно и профессионально, но… Ну не любит она бумажной работы. Вот убийство – другое дело… Загадочное, что называется, в условиях неочевидности, когда поначалу никаких зацепок, сплошной туман, и нужно в нем искать хоть какие-то меты, по которым она пойдет, едва различая остывающий след.

– Мама, ты на тлуп? – сквозь сон привычно спрашивает дочка. И, услышав «да, милая, на труп», поворачивается на другой бок.
Автор: Лидия ГАДЖИЕВА
19

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

В Твери чествовали журналистов, операторов и фотокоров
В киноконцертном зале «Панорама» бизнес-центра «Тверь» прошло торжественное мероприятие, посвященное Дню российской прессы. Его главными героями стали наши коллеги, сотрудники редакций региональных и районных газет, телерадиокомпаний и сетевых изданий.
20.01.201721:46
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию