24 Августа 2017
$59.13
69.56
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
История 07.03.2012

Уроки февральских бурь

К 95-летию краха императорской России. В нашей исторической памяти Февраль 1917 года всегда оставался как бы в тени Октября, фразы о «всемирно-историческом значении» которого нам приходилось за-учивать чуть ли не с детского сада.

В нашей исторической памяти Февраль 1917 года всегда оставался как бы в тени Октября, фразы о «всемирно-историческом значении» которого нам приходилось за-учивать чуть ли не с детского сада. Между тем в сегодняшних исторических дискуссиях все чаще звучит тезис о том, что тектонический сдвиг, разом изменивший картину мира, произошел именно в феврале, а октябрь был всего лишь логическим его продолжением, и даже не худшим из всех возможных.

Пожалуй, главной особенностью Февральской революции была ее неожиданность. Никто – ни царь и его правительство, ни многоликая оппозиционная «общественность», ни даже самые крайние революционеры – не заметил ее приближения. И даже начало ее не сразу было оценено в полной мере. Прекрасный, кстати говоря, урок для тех, кто полагает, что разного рода «цветные революции» должны совершаться обязательно по чьему-то сценарию, составленному и оплаченному некими внешними врагами.

Февраль уж точно никто не планировал. Да и «винов-ников» у него всего двое: штабс-капитан Лашкевич и унтер-офицер Кирпичников. Если бы первый не послал второго четвертый день подряд водить солдат для сдерживания демонстрантов, а второй от усталости и злости не подговорил бы других унтеров запасного батальона Волынского полка отказаться выполнять приказы дежурного офицера, жили бы мы до сих пор в «единой и неделимой» Российской империи. Это, конечно, шутка. Потому что революции не возникают по чьей-то отдельной вине. В этом отношении нет разницы между Тимофеем Кирпичниковым и Николаем Романовым. У каждого из них своя вина. А всех винов-ников – миллионы.

Беда была еще и в том, что революция 1905 года не научила ни российское общество, ни власть по-настоящему бояться «великих потрясений». Это было видно прежде всего по той необъяснимой радости, которая охватила так называемый образованный класс, когда жуткая стихия изначально бессмысленного русского бунта смела трехсотлетнюю империю, худо-бедно создавшую этому классу вполне приличные условия существования и даже обеспечившую весьма нешуточный экономический рост, который мог в ближайшие десятилетия превратить Россию в одну из богатейших стран мира. В преддверии революции было модно ругать царское правительство – и было за что. Но пришедшее ему на смену Временное правительство оказалось и вовсе беспомощным, не сумевшим защитить не только страну, но и само себя. Этот урок ниспровергателями всех сортов тоже оказался невыученным, как не выучили его и правители, заменяющие диалог с обществом нравоучительными монологами.

Наша родная Тверь, увы, не многим отличалась тогда от бунтующего Петрограда. Правда, в самые последние для империи дни, когда поезд обреченного монарха в последних метаниях пересек нашу губернию через Ржев на Лихославль и затем на Вышний Волочек, откуда и направился в Псков, к точке отречения, она виделась императору в вагонном окне тихой и спокойной. Но уже 2 марта, в последние часы перед самим отречением, Тверь была во власти той же безумной стихии, что и Питер. И тут подвела нас география, которой мы не шутя привыкли гордиться: тверские «пригороды» – Москва и Петроград – сносились друг с другом через нашу голову, и злые семена революционной бури просто не могли не пасть на головы тверитян. Первой жертвой стал непреклонный монархист губернатор фон Бюнтинг. Две недели спустя здесь же, в Твери, с бессмысленной жесто-костью был убит солдатами генерал Чеховской. Но наверняка были и многие другие жертвы, о которых глухо молчит наша история. Лишь безвестный солдат Беляков, застреленный прапорщиком Козловым якобы за неотдание чести, оставил свой след на карте Твери в виде Беляковского переулка. О самом прапорщике история также умалчивает.

Временное правительство в Твери сразу после Февральской революции представлял блистательный Александр Червен-Водали, наряду со знаменитым думским оратором Ф.И. Родичевым и известным земским  деятелем И.И. Петрункевичем составлявший тройку тверских конституционных демократов в Государственной думе. Мог ли бывший нотариус при всех своих способностях и талантах обуздать свирепую стихию разудалой «свободы»? Не в большей степени, чем его однопартийцы в Петрограде. Уже в мае 1917 года Червен-Водали покинул Тверь, которая оказалась во власти представителей куда более радикальных партий.

В чем же все-таки состоит главный урок, который могли бы извлечь из событий почти вековой давности государственные и общественные деятели нынешнего поколения? Можно усмотреть его в том, что политик, не видящий и не чувствующий своего народа – будь он хоть у власти, хоть в оппозиции, обречен быть не творцом истории, а мелким камушком на ее пути, который легко может быть ею отброшен. А те, кто надеется взлететь на волне великих потрясений, рискуют быстро сгореть в их пламени – как это было с Временным правительством, а потом с большевиками, большая часть которых не пережила Большого террора. Если прис-

мотреться, то и вся наша «перестройка» вплоть до 1991 года очень похожа все на те же февральские грабли, только чуть более растянувшиеся во времени. И «прорабы перестройки» в общем-то поплатились за то, что разрушили не в пример больше того, что наспех было сооружено на развалинах СССР.

И по-прежнему, задавая вопрос «кто виноват?», все мы смотрим по сторонам. И никому не придет в голову посмотреть на себя и ближайшее окружение. Между тем на расстоянии этих 95 лет уже ясно видно, что к Февралю вела не только слабая и забюрократившаяся власть, но и общество, увлекшееся опасными играми в «освободительное движение», и эгоизм богатых, и Синод РПЦ, не нашедший пути вернуть к жизни скудеющую веру, и общее равнодушие народа. Бациллы революционной болезни чрезвычайно живучи, если не сказать – неистребимы. А лекарство от нее одно: ответственность каждого за свою страну. Один раз ее уже прошляпили. Следующий раз может стать для нее последним.
Автор: Сергей ГЛУШКОВ
26

Возврат к списку

На улицу Хромова в Твери вернулась ярмарка продовольствия
Возле конечной остановки трамваев «ДСК» областного центра вновь идет бойкая торговля – на радость покупателям и продавцам.
23.08.201719:47
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
31 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3
Новости из районов
Предложить новость