22 Августа 2017
$59.14
69.43
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Общество 05.03.2012

На дорогах войны

Фотограф: Архив «ТЖ»

3 марта – День освобождения Ржева от немецко-фашистских захватчиков. Своими воспоминаниями о том времени делится 84-летний Евгений Федорович Сивков.

Своими воспоминаниями о том времени делится 84-летний Евгений Федорович Сивков.

Евгений Федорович бодр, энергичен, остроумен, жизнерадостен. У него богатейшее эпистолярное наследие, но мы попросили его рассказать о себе устно. Вот эпизоды биографии, то, что сохранила память ветерана на девятом десятке нелегкой, интересной, насыщенной жизни.

«Ну, если про меня, то по-быстрому: родился в деревне Бондарево Молодотудского района.
Деревню мою немцы сожгли. Учился в Появиловской начальной школе только на отлично. Четыре класса окончил, пошел в среднюю Молодотудскую школу, в ней проучился в пятом классе и десять дней в шестом. 

Война. Мы с другом заменили нашего пастуха дядю Яшу, который пошел на фронт. Два месяца коров пасли с Леней Зориным, он потом полковником милиции стал в Москве. Месяц работали на оборонительных сооружениях, рыли окопы. Для ученика пятого класса была норма — три куба земли. Противотанковые рвы, они же глубокие, поэтому взрослые копают внизу, а дети наверху перекидывают землю. Глубина – четыре метра. Работали тысячи людей отовсюду, моск­вичи встречались, рязанцы. Копали до первого октября, потом пошли в школу. Десять дней проучились. 
В семье нас было пятеро. А всего мать родила 12 детей. Многие умирали. Два брата-близнеца уже в четвертый класс ходили, пришли однажды из школы, сели за стол и умерли оба. Но это еще до нашего рождения…

14 октября сестра (она работала в статистическом управлении) принесла удостоверение на эвакуацию в Калинин. Поехали на лошадях. Выяснилось, что на Ржев нельзя, туда немцы идут со стороны Старицы. Добрались до Сытькова, где через Волгу был устроен понтонный мост. Толпы солдат, гражданских, беженцев. Выходим на шоссе — по нему едут немецкие танки. Немцы сидят на броне, играют на губной гармошке. Никто ни в кого не стреляет. Немцы — потому что видят: наши все равно в окружение попадают. А нашим просто нечем.

Мы вернулись. Немцев в деревне я увидел спустя месяц. В январе они уже отступали.
Один у нас ночевал в доме. Мы ужинали. Он вошел с пулеметом и сразу залез на печку. Мать достала котелок щей, разлила по мискам. Немец лежал, лежал, потом знаками просит: матка, налей, мол, мне тоже. С печки слез, поел, говорит: «Матка, завтра бой, поэтому уезжайте или к русским, или с нами вместе отступайте. Но я советую к русским».
Немцы стали готовиться к обороне, делать снежные валы, чтобы их не видно было. 
А утром они запалили деревню. Бабушка увидела, как ее дом облили бензином и подожгли, схватила лопату, стала снегом тушить. Немец стоит смеется.

Бой прошел, возвращаться некуда, мы поехали в Станки к материной сестре, но немцы нас не пустили. Попросились на ночлег в крайнюю избу. Ночью туда пришли немцы с передовой на отдых. Отец бегал смотреть, как наша деревня догорает. Вернулся, сказал, что осталось только три дома и сараи. Но позже немцы сожгли и их. 

Часов в восемь утра вышли мы из избы, стоит немецкий часовой на крыльце, пропустил нас. Вдруг наша артиллерия выпустила два снаряда по деревне, под окном женщина закричала. Через льнозавод, мимо еще одной сожженной деревни Приездово, где я насчитал 18 человек убитых наших солдат, добрались до Сурьмина, Появилова, перешли линию фронта и встретили только одного нашего солдатика.

Идет он с топором и пилой по дороге, нет у него даже винтовки. Расцеловали мы нашего освободителя, пришли в деревню Киселево. Там стоит уцелевший дом. Вошли, а там женщина рожает. Солдаты во дворе ждали, пока она родит. 

Деревня Лапино оказалась первой, которую немцы не сожгли. Там у нас умер от ранения шестнадцатилетний брат. Матери он сказал ночью: «Вы все будете жить, а я умираю». Батька от забора оторвал доски, сделал гроб. Хотели могилу рыть, немец не разрешил, как даст очередь из пулемета. Положили гроб в какой-то склеп. Отец позже приезжал туда — ничего не нашел.

В Тараканове мы прожили до июня 1942 года. Потом солдаты нас эвакуировали в Селижарово. Мне мальчишки подарили немецкий велосипед, я его одному солдату отдал. С сестрой в Ржеве мы оказались 10 марта 1943-го, через неделю после освобождения. Вот мой рассказ о войне вкратце».
Автор: Александр НАЗАРОВ
26

Возврат к списку

В Тверской области прошел форум сельской молодежи ЦФО
Сегодня население небольшого поселка Мирный под Торжком на один день увеличилось на 151 человека. Именно столько начинающих врачей и учителей, выбравших работу в деревнях и весях, собралось здесь на форум сельской молодежи Центрального федерального округа. 
18.08.201719:52
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
31 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3
Новости из районов
Предложить новость