26 Мая 2017
$56.07
63.01
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Общество 27.02.2012

Жить будешь много-много…

Фотограф: Семейный архив Прокопенко

«Так сколько проживу-то?» – спрашивал солдат. «Много-много», – уклончиво отвечала гадалка. И сбылось! Довелось бойцу не раз со смертью за руку здороваться, но не смогла она его одолеть. 19 февраля ветерану Великой Отечественной войны Владимиру Никифоровичу Прокопенко исполнилось девяносто лет.

«Тебя в гроб положат, но крышку не закроют», – в самом начале войны напророчила цыганка Владимиру Прокопенко тяжелое ранение, мытарства по госпиталям и долгую жизнь. «Так сколько проживу-то?» – спрашивал солдат. «Много-много», – уклончиво отвечала гадалка.

И сбылось! Довелось бойцу не раз со смертью за руку здороваться, но не смогла она его одолеть. 19 февраля ветерану Великой Отечественной войны Владимиру Никифоровичу Прокопенко исполнилось девяносто лет.

Брянская область, село Староселье… Отсюда наш рассказ начинается. Семеро детей было у крестьянина Никифора Прокопенко, сын Володя – младший. Разное семье переживать приходилось, но тридцать третий год такой тяжелый выдался! Село придавило голодом, травинки да листики люди собирали. Вот когда первый раз смерть близко подошла. И отступила, пережили Прокопенко напасть. Ходили ребята в школу, помогали родителям как могли – кто гусей пас, кто траву для скотины собирал. Со временем и до работы в колхозе дело дошло. Так бы и шла жизнь своим порядком, чередуя радость и горе, если бы не война.

Великую Отечественную Прокопенко встретил в Смоленске, где учился в летной школе. Летчиком ему стать было не суждено, и месяца не прошло, как все занятия прекратились, а несостоявшиеся курсанты стали солдатами. Тяжело пришлось им в первые дни войны: кто-то струхнул, не выдержал яростного напора провокационных листовок, убеждавших в бессмысленности сопротивления, да и винтовок с гранатами никто ребятам выдавать не собирался. «Вооружайтесь как можете», – был ответ командования. Они и вооружались.

– Мы разбивались на небольшие группы и выслеживали немцев, – вспоминает Владимир Никифорович. – Где их только ни находили – на чердаках, в канавах, даже в канализации! Боевые у нас ребята были, да как без оружия воевать? Помню, как наша группа первый раз врага взяла… Выследили мы пятерых немцев, и Глеб наш, смелый парень, быстро к ним подкрался и выхватил из рук фашиста автомат. Не ожидали они этого, тут-то мы их скрутили и отвели в штаб.

В этой опасной стычке с врагом смерть снова Прокопенко стороной обошла. А сколько раз она его потом подстерегала! Вспомнить хотя бы, как направили Владимира Никифоровича вместе с другими солдатиками в Козельск, на выручку роте «катюш». Снарядов у бойцов не осталось, немец все ближе подходил. Что делать? Дали ребятам приказ уничтожить орудия, чтобы в руки фашистам не попали. С задачей-то они справились, но немцы тоже даром времени не теряли, взяли их в кольцо. Смогли наши бойцы прорваться, вышли из окружения. Были у Прокопенко впереди Омская танковая школа и Курская дуга.

Быстро закончилось обучение Прокопенко летному делу, а вот в танковой школе он задержался надолго. Будто еще в январе сорок второго знали командиры, что суждено пережить молодым солдатам через полтора года. Вот только сами бойцы и представить себе не могли весь масштаб предстоящего испытания. Вместо танкодромов и учебных занятий ждали ребят немецкие «тигры», их проклятая непробиваемая броня. «Битва будет тяжелой», – уже в первый день сражения понял Владимир Никифорович правоту этих слов Георгия Жукова.

– Каждому экипажу выдавали по пять термитных снарядов, не больше, – говорит Прокопенко. – Обычные «тиграм» не страшны были. Две недели мы с немцами мучились, но все равно танковую броню прошибить не могли. Ведь лишний снаряд не израсходуешь, за этим строго следили. Уже термитных у нас не оставалось, вышел наш экипаж в бой с простыми. В том бою нас и подбили. Башню танковую снесло начисто, командир погиб сразу, а меня всего изранило… Ранение в живот, перелом позвоночника – как жив остался, не знаю.

Не помнит Владимир Никифорович, как оказался в сарае вместе с другими несчастными. Но остались в памяти бесконечные ряды лежавших людей, санитары, выносившие неподвижные тела, и страшное ощущение полной беспомощности. Ждал Прокопенко операции как спасения и под ножом выжил, не сломался. Но огорошил солдата врач: «Это еще не все. Ногу тебе придется отрезать». Что на это ответить, что решить? По счастью, раненый на соседней койке фразу хирурга расслышал и спросил: «А если не резать – что будет? Гангрена?» «Если до сих пор не было, то не должно, – несколько смешался хирург. – Только вот нога прямой останется». Больше Владимир Никифорович и слышать не хотел об ампутации.

Не один месяц пришлось Прокопенко набирать силы. Не раз в госпитале вспоминал он слова цыганки о предстоящих испытаниях и долгой жизни и верил, что сможет победить, радовался каждому новому дню, каждой дарованной минуте. Только в феврале сорок четвертого дождался он выписки. Подлечили врачи Владимира Никифоровича, но после перенесенного не осталось больше сил на войну. Нужна была поддержка, и вспомнил Прокопенко о своем родном брате, ставшем директором завода в Мурманске. «К нему поеду», – решил он. Как только смог в такую дальнюю дорогу собраться, ведь первый раз после госпиталя отправился Владимир Никифорович в путь! Снова его беда подкараулила: разошлись в поезде швы на животе, чудом дотянул до Москвы, до помощи. Но остаться в госпитале отказался – так хотел увидеть брата.

– Все-таки попал я в Мурманск, – не без гордости говорит ветеран. – Брат меня принял очень хорошо, помог с работой. Я и сам большущим начальником стал, в Рыболовпотребсоюзе снабжением заведовал.

Но, видно, не привык старшина Прокопенко в «большущих начальниках» ходить. Нужна была профессия серьезная, настоящая, и вошел в его жизнь еще один город – Курск. Там фронтовик поступил в строительный техникум и нашел себе дело на долгие годы. Строить так строить! Многое в войну враг разрушил, нужно было возвращать людям мирную жизнь. В сорок восьмом отправился Владимир Никифорович в Ленинградскую область строить Пикалёво. Приехал на чистое поле, а через восемь лет оставил позади себя целый город. И в Твери, где и живет до сих пор, он свое дело не оставил. Чего только не пришлось строить – и жилые дома, и швейную фабрику, и областной суд, и мясокомбинат! И к мединституту, где его внуки учились, тоже Прокопенко руку приложил.

Теперь работа строителя давно позади. Конечно, не прошло то ранение для Владимира Никифоровича бесследно, но рядом всегда любящая жена, дети, внуки. Силы для жизни есть. Не обманула его цыганка в сорок первом. Это он судьбу перехитрил!

Автор: Артур ПАШКОВ
7

Возврат к списку

В Тверской области подвели итоги международного саммита по безопасности
Международный саммит по безопасности завершился рядом соглашений. Напомним: он проходил в Тверской области с 23 по 25 мая под председательством секретаря Совета Безопасности России Николая Патрушева. Здесь был представлен, не побоимся этого слова, почти весь мир. Не было Грузии и Украины (их не приглашали), делегация США отказалась приехать.
25.05.201718:04
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1 2 3 4
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию