20 Июля 2017
$59.24
68.28
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Туризм16.02.2012

Место силы на древнем озере

Фотограф: Наталья Зимина

Есть в Центральной России города, где время как будто остановилось. Такие «заповедники времени» холят и лелеют на радость путешественникам, историкам и художникам – разумеется, там, где власти и бизнес понимают и просветительскую, и, что немаловажно, экономическую ценность туризма. Из таких – Ростов Великий, безусловная жемчужина маршрута «Золотое кольцо России».

Есть в Центральной России города, где время как будто остановилось. Такие «заповедники времени» холят и лелеют на радость путешественникам, историкам и художникам – разумеется, там, где власти и бизнес понимают и просветительскую, и, что немаловажно, экономическую ценность туризма. Из таких – Ростов Великий, безусловная жемчужина маршрута «Золотое кольцо России». Впрочем, нынешняя степенная безмятежность и подчеркнутая «музейность» этого небольшого города Ярославской области – лишь вершина исторического айсберга протяженностью более чем в тысячу лет.

Держаться  корней
Если попытаться максимально лаконично определить специфику этого города, то тут, наверное, есть смысл говорить о принципиальной, тщательно лелеемой независимости. В принципе открытый миру – в озеро Неро по пути «из варяг в арабы» заходили, бывало, и скандинавские корабли – Ростов этому миру как-то особо не навязывался, существовал «за лесами, за долами» в относительном уединении. На страницах русских летописей он появляется еще в 862 году, причем как уже существующий город: «Первые насельницы в Ростове меряне…» – отмечает Лаврентьевская летопись.

Первоначально он звался Ростов Мерьский, поскольку жили здесь меряне – угро-финское племя. Славянские племена пришли в эти места лишь к X веку и сравнительно быстро ассимилировались. Согласно общепринятой версии, русский народ сложился путем слияния славянских и угро-финских племен, однако некоторые антропологи и по прошествии столетий отмечали в коренных местных жителях ярко выраженную финскую составляющую.

Собственно, Ростов – это не только и даже не столько торговый, экономический или политический центр, хотя он и бывал таковым. Ростов – это скорее «место силы», а озеро Неро – сакральный центр угро-финской космогонии. Как знать, не в этих ли водах плавала та самая уточка, что нырнула, достала со дна комочек ила и слепила из него всю землю… Кстати, и сейчас все дно озера покрыто толстым слоем особого животворящего ила, который можно использовать как удобрение, а водоплавающая птица водится там в изобилии.

Особая склонность местных жителей «держаться корней» доставила немало проблем христианским миссионерам. А ведь ростовских мерян крестил лично князь Владимир, прибывший в Ростов летом 911 года в сопровождении митрополита, четырех епископов и воеводы Добрыни. Погружение в озеро Неро ничего не изменило: первые епископы-греки Федор и Илларион были изгнаны из города, а епископ Леонтий был убит приверженцами старой веры в 1071 году во время большого бунта волхвов и стал первым святым мучеником в северо-восточной Руси.

Отношения с центральными властями и в последующие века у Ростова складывались не лучшим образом: любые попытки усиления княжеской власти вызывали народные восстания. Титул «Великий» даровал Ростову князь Юрий Долгорукий, но сам счел за лучшее держаться от «бунташного» вечевого города подальше.

Так кремль или не кремль?
Нынешний Ростов представляется одним сплошным музеем, причем там есть место и филиалам государственного музея-заповедника, и очень забавным частным художественным галереям. Купеческие особнячки соседствуют с хорошо сохранившимися торговыми рядами, практически не пострадала средневековая радиальная планировка – и все дороги ведут, разумеется, к кремлю.

Вот тут возникает некая терминологическая путаница. Кремль, как известно, это светское оборонительное сооружение, предполагающее размещение на его территории гарнизона и госучреждений. Однако Ростовский кремль в его нынешнем виде построил в конце XVII века церковный иерарх – мит­рополит Иона Сысоевич. То есть с определенной степенью приближения его можно считать монастырем. На территории которого тем не менее размещались казначейство и судебная палата.

Возможно, именно эти «непонятки»  сыграли определенную роль в том, что передача объекта церкви застопорилась. Несколько лет назад Фонд Андрея Первозванного собирался создать на базе кремля Всероссийский крестильно-венчальный центр. Идея, впрочем, тихо сошла на нет, и, что интересно, сами ростовчане этому очень рады. Мы провели мини-опрос и выяснили, что администраторша в гостинице, барменша в кафе, продавщица сувенирного ларька абсолютно довольны тем, что кремль так и остался музеем. А ведь на богатых свадьбах можно было бы зарабатывать намного больше…

В Ростове отношение к музею самое трепетное, поскольку он создавался как по-настоящему народный. После того как в конце XVIII века кафедру митрополита перевели в губернский Ярославль, кремлевский комплекс был заброшен и постепенно разрушался. К тому же ростовчане приспособились разбирать ветшающие здания на кирпич – так была практически уничтожена Красная палата. Интересно, что грядущее запустение было предсказано местным юродивым Афанасием, который сказал митрополиту:

«Ах, Иона, Иона! Что ты хлопочешь? В твоих постройках и церквах по времени только воробьи будут жить!»

Памятник был бы утрачен, если бы его судьбой не озаботилась ростовская общественность – и интеллигенция, и богатые купцы. Собрали деньги, пригласили специалистов – началась реставрация. И примерно 120 лет назад в Ростове появился музей: первым открывшимся для публики отделом стало древлехранилище.

Кремль мог погибнуть и в середине XX века, когда по городу прошел самый настоящий смерч. Очевидцем событий 1953 года стал уроженец тех мест, почетный член Тверского областного фотоклуба Владимир Крылов. Он рассказывал, что темное облачко на середине озера вдруг вытянулось в огромную воронку, и смерч пошел на город – разрушил несколько улиц и своротил все кровли, шатры и купола в кремле. Тогда реставрационные работы были начаты по личному распоряжению Косыгина и Хрущева.

Древние моды и архитектурный гламур
Сейчас музей-заповедник «Ростовский кремль» представляет собой комплекс из нескольких экспозиций, и на его территории можно запросто провести целый день.

Особенностью этого музея можно считать какое-то просто-таки олимпийское спокойствие. На территории кремля нет закрытых зон (за исключением еще не отреставрированного угла, где на зазевавшегося туриста может упасть кирпич), летом можно сидеть на камнях и ходить по заросшим одуванчиками газонам. Не обидели даже курильщиков, для которых предусмотрено специальное место с урной и скамейкой. Завидев гостя, к скамейке тут же сходятся чинные музейные коты. Как в любом музее, к ним там отношение самое почтительное. В картинной галерее самое главное лицо – тайская кошка Ася: она царственно возлежит в кресле и под хорошее настроение милостиво позволяет себя погладить.

Сейчас в кремле тихо и пусто – не сезон. Потому сотрудники очень радуются редким гостям, так что можно не заказывать экскурсию, все расскажут и так. Особенно в отделе археологии, спрятанном так хитро, что редкий турист сможет до него добраться. Музей уже закрывался, но милая дама не отпустила нас, пока мы вдоволь не налюбовались домонгольскими стеклянными браслетами и угро-финскими шумящими подвесками с утиными лапками: между прочим, эти украшения и сейчас выглядят весьма актуально.

Всех туристов в обязательном порядке ведут в музей финифти, давно ставшей главным ростовским брендом. В его традиционном виде этот промысел – на любителя: несколько наивные цветочки, выполненные в розово-голубых тонах, требуют специального стиля в одежде, а рюшечки-оборочки сейчас носят очень немногие. Но местная фабрика несколько лет назад разработала очень эффектную новую коллекцию в стиле модерн. Красиво, но это уже не ростовская финифть в привычном понимании.

Впрочем, все это из ассортимента сувенирных магазинов. А первоначально эмалевые вставки предназначались исключительно для декорирования предметов церковного обихода. Собственно, так начинались многие традиционные промыслы – и Палех, и Хохлома.

В древлехранилище нам несколько не повезло: зима, мертвый сезон, большая часть экспонатов отправлена на реставрацию. По той же причине закрыты галереи на стенах, по которым можно обойти примерно половину периметра – оттуда открываются дивные виды и на центр города с торговыми рядами, и на озеро, и на прелестный «митрополичий садик», в котором весной буйно цветут яблони. Именно по этим переходам бегали персонажи фильма «Иван Васильевич меняет профессию». Однако открыта для посещения продуваемая всеми ветрами звонница, на которой размещен единственный в России полный и подлинный комплект колоколов XVIII века. Залезть туда по внут­ристенному ходу – задача практически невыполнимая, пришлось ползти в прямом смысле на карачках, цепляясь за кирпичные выступы. Зато мы были вознаграждены ярко-розовым рассветом над озером.

Надо сказать, этот цвет нынче в Ростове актуален. После реставрации все крепостные стены и башни покрасили в бледно-розовый. Зимой это выглядит весьма элегантно и чудно гармонирует с шатрами, крытыми серебристым осиновым лемехом. Но вот летом… Вода в озере странного зелено-оливкового цвета, который вряд ли сочетается с розовым. Впрочем, проверить это можно только одним способом – летом опять поехать в Ростов.

Автор: Наталья ЗИМИНА
56

Возврат к списку

ТГМУ дал старт новому студенческому движению
Эти молодые люди учатся не только лечить людей, но и спасать их в условиях чрезвычайных ситуаций и техногенных катастроф. Инициатором общероссийского движения спасателей среди медицинских вузов выступил Тверской государственный медицинский университет.
19.07.201719:42
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6
Новости из районов
Предложить новость