06 Декабря 2016
$63.92
67.77
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Гроза двенадцатого года16.02.2012

Три жизни Екатерины Павловны

После бракосочетания княжны Екатерины и герцога Георга император Александр I назначил супруга сестры генерал-губернатором Тверским, Ярославским и Новгородским. Высокое назначение не могло быть случайным, преследовало определенные цели. В канун грозных европейских событий была необходимость сплотить общество – примирить петербургскую бюрократию, поддерживающую либеральную политику императора, и консервативную Москву.

Тверская полубогиня – принцесса Ольденбургская (Тверь)
После бракосочетания княжны Екатерины и герцога Георга император Александр I назначил супруга сестры генерал-губернатором Тверским, Ярославским и Новгородским.

Высокое назначение не могло быть случайным, преследовало определенные цели. В канун грозных европейских событий была необходимость сплотить общество – примирить петербургскую бюрократию, поддерживающую либеральную политику императора, и консервативную
Москву.

Сестра, умеющая привлекать внимание и убеждать, должна была стать связующим звеном. Проживая постоянно в Твери с ее выгодным географическим положением, Екатерина Павловна помогала государю организовать встречи обеих столичных элит, сближать их позиции. И к тому же в Твери был дворец! Прекрасная возможность для создания достойного уюта, условий для работы столичного, имперского уровня. Энергичный молодой губернатор Георг с головой ушел в работу.

Новый генерал-губернатор уже через месяц после приезда в Тверь учредил комитет по благоустройству города Твери с задачей изыскания средств на нужды города. По распоряжению принца архитектор К.И. Росси, который готовил Тверской дворец к приезду молодой семьи, разработал проекты реконструкции тверской крепости, облагораживания валов, набережной Волги, Тверцы, Тьмаки, улиц, бульваров. Перепланировались дворцовая площадь и многие дворцовые сооружения. Был заложен храм Рождества Христова. Тверь становилась настоящим административным центром трех лучших губерний России, а ее императорский дворец – резиденцией главы края и парадным центром малого двора Екатерины Павловны. Высокое положение главы – имперского министра Его Императорского Высочества – определило «имперский», государственный статус резиденции и самой Твери. «Тверь, некогда, не один раз, великолепная столица, некогда соперница Москвы, еще раз на некоторое время опять блеснула между русскими городами», – писал об этом Ф. Ф. Вигель в своих воспоминаниях.

В Твери, учитывая ее собственный статус и статус супруга, Екатерина создавала фактически имперский малый двор, завоевавший вскоре признание в столичном бомонде, в кругах московского дворянства, дипломатического сообщества. Сюда часто приезжали Александр I, императрица Мария Федоровна. Важнейшим событием отечественной культурной жизни стали чтения в тверском дворце «Истории государства Российского» Н.М. Карамзина.

Знакомство, совместная культурная, общественная и политическая деятельность Екатерины Павловны и Николая Михайловича Карамзина являются действительно важнейшими вехами в жизни каждого из них и в российской истории. «Тверская полубогиня» – так Карамзин назвал княгиню обворожила писателя ласковым приемом, разговорами о русских текущих делах, европейских событиях, умением рисовать, похвалами по поводу его знаменитой «Истории...».

Екатерина, образованная аристократка, вдохновляемая с юности идеями просвещения, теперь в Твери занималась литературой, философией, искусством не только для собственного удовольствия. Вокруг нее формировался широкий круг образованного дворянства, в особенности мос-ковского, «старого русского» круга, центром которого становилась парадная резиденция княгини в Тверском дворце.

Благодаря содействию Георга в Тверь потянулись деятели культуры, политики из Европы, больше всего из государств северной Германии. Влияние Екатерины на все важнейшие события возрастало и из-за продолжающейся дружбы с братом Александром. Император, пользуясь близостью Твери, часто навещал сестру, нередко со свитой, вел с ней активную переписку, обменивался советами, поддерживал во всех начинаниях.

Знаменательна в этом смысле история отношений Александра I и М.М. Сперанского – председателя Комиссии по составлению Свода законов Российской империи, которого император считал самым способным из всех российских чиновников и главной опорой во внутренней политике. Сперанский подготовил проект нового гражданского законодательства и конституции, в которой впервые был введен принцип разделения властей, провозглашались некоторые общечеловеческие и гражданские права. За основу брались статьи анг-лийской конституции.

Просвещенный молодой монарх поддерживал идею модернизации страны с помощью реформ. Это было время эпохальных событий: выхода в свет Великой французской энциклопедии, Великой французской революции, политических кризисов в странах Европы. Наряду с укреплением либеральных настроений в обществе нарастало и сопротивление им.

Консервативное поместное дворянство, боясь потери своих привилегий, не хотело понимать того, что политическая и экономическая модернизация укрепит мощь, обороноспособность страны в преддверии явного приближения театра европейских войн к ее рубежам. Они считали достаточным укрепление традиционного самодержавия, духа национальной гордости и патриотизма, народной лояльности и любви к императору. Именно такая позиция сближала Екатерину с влиятельными представителями партии «московских бояр». Их предводителем был губернатор (военный комендант) Москвы граф Федор Васильевич Растопчин, в прошлом один из соратников Павла I. Не без покровительства Екатерины выстраивалась новая карьера графа, в отношениях с которым Александр сохранял дистанцию.

И Растопчин, и Карамзин олицетворяли в глазах Екатерины настоящих русских патриотов, для которых главным вопросом внешней политики в эти годы был вопрос войны и мира с Францией. Подтолкнуть императора к борьбе против Наполеона стало целью московско-тверской политической группировки. Интенсивная переписка Екатерины с императором прямо свидетельствует об этом. Основной удар «подрывная» группа наносила по М.М. Сперанскому, проекту его реформ. Вскоре Спе-ранский получает отставку – «военная» партия торжествует.   
Александр I всегда ценил мнение любимой сестры, вел с ней обширную переписку, выслушивал ее советы. Но он был императором великой страны, сильным политиком, самостоятельно принимал решения. Он понимал, что неизбежная агрессия Франции отодвигает возможность проведения государственных и экономических реформ.

Провинциальная Тверь влияет на политику империи, но ее жизнь протекает размеренно. Екатерина Павловна серьезно относилась к должностным обязанностям супруга, проявляла стремление помогать, где можно, не забывала уроки матери в развитии благотворительной деятельности, в заботах о бедных жителях. В Тверь Екатерина и Георг прибыли в августе 1809 года, а уже через год, 30 августа 1810 г., Екатерина под присмотром матери в Санкт-Петербурге родила первого сына Фридриха-Павла-Александра.

Тверская идиллия неожиданно была нарушена известием, что Наполеон захватил герцогство Ольденбургское, наследником власти и владений которого были Георг и Екатерина. Этот акт насилия был расценен как прямой агрессивный выпад против Российской империи, уже в марте 1811 года все это обсуждалось во дворце в Твери. Все согласились, что Ольденбург для «корсиканца» стал лишь закуской в предстоящем кровавом пиршестве в Восточной Европе и на просторах России.

Предыдущие поражения России в военных столкновениях разжигали аппетиты «узурпатора», явно провоцировали его на сокрушение «восточного колосса» – России. У Екатерины Павловны, ее окружения сомнений не было: на карту поставлена судьба страны, следует внушать императору уверенность в своих силах, веру в приход того дня, когда он войдет в историю как освободитель своей Родины и всей Европы.

Александр I с весны 1812 года находился в штаб-квартире русской армии в Вильно, имел мечту встретить врага в роли ее верховного командующего. Трезвомыслящие политики, генералы его отговаривали от этого. Екатерина послала в штаб-квартиру Георга с целью повлиять на императора. В своих письмах ему она писала, что в минуты грозной опасности стране долг императора не возглавлять сражающуюся армию, а возглавить народ, управлять из столицы всей империей.

12 июня 1812 года «Великая армия» Бонапарта перешла границу российского государства, в ее составе были войска стран, покоренных французами, – членов Рейнского союза. Известно, что именно их большая часть полегла в России; из 15000 вюртембергских солдат, пришедших в Россию, домой вернулись 300. Известно, что первые недели войны русские армии с большими потерями отступали в глубь страны, командование отдельными ее частями было разрозненным, присутствие царя в ставке всем сильно мешало. Шесть высших генералов, собравшись духом, попросили царя вернуться в столицу, помогло и новое письмо Екатерины: «Ни в коем случае не берите на себя верховное командование армией. Не теряя времени, нужно найти полководца, пользующегося доверием в армии. Вы сами не способны внушить доверия солдатам...» Жестко сказано? Но ведь время такое было. Екатерина советовала срочно назначить верховного главнокомандующего армией, что должно вызвать, по ее убеждению, патриотический отклик в народе. 20 августа Кутузов, лично несимпатичный императору, был назначен верховным главнокомандующим русской армией. Александр из ставки отправился в Москву, невзирая на то, что к ней продвигался неприятель, «чтобы бить врага повсюду, где только его увидит». Ростопчин доложил императору и о мобилизации населения, и о пожертвованиях дворян и купечества.

Дальнейшие события хорошо известны читателю: Смоленская, Бородинская битвы, совет в Филях, оставление войсками Москвы, исход из нее населения. Москва, став центром и опорой всей страны в борьбе с захватчиками, сгорела, не оставив врагу ни одного шанса для спасения и заключения мира. «Великая армия» погибла, отступая под натиском сохраненной Кутузовым российской армии и под «кувалдой» развернувшейся народной войны.

А пока Александр покинул Москву и 31 июля прибыл на короткое время в Тверь, встретился с сестрой и ее супругом. Общее настроение, царившее в Твери, было сродни московскому – готовность людей, представителей всех сословий «пролить свою кровь», пожертвовать всем своим состоянием для защиты страны. Все понимали при этом, что самые тягчайшие испытания впереди, жизнь всех наполнилась новыми заботами и волнениями.

В обществе почти не заметили, что в губернаторской семье появился второй ребенок, второй сын. Екатерина родила его в Ярославле 14 августа 1812 года, принцу дали имя Константин-Фридрих-Петр и отправили к бабушке в столицу.

Екатерина Павловна искренне стремилась разделить ответственность за свою страну с другими членами императорской семьи. Отбросив всякую сентиментальность, она писала Александру после падения Москвы: «Москва взята. Это непостижимо. Вы оставили на произвол судьбы столицу своих предков, я не могу больше молчать, я жду ваших распоряжений, страшно жить в позоре... Вы можете еще вернуть свою честь: никакого мира, мой верный друг, даже если мы будем отступать до Казани, никакого мира!»

Такая беспощадная откровенность, считала она, была необходима, чтобы поддержать в брате уверенность в победе. Георг разделял ее мнение, просился в зону боевых действий, но получил твердый отказ: необходима организация обороны в тылу. Они с женой оказались в самой гуще событий: необходимо было усиление военной мощи фронта, организация снабжения армии, тыловых госпиталей.

Георг оказался способен объединить все сословия для отпора врагу и организации жизни губерний в условиях военного времени. А Екатерине Павловне первой пришла идея создания народного ополчения.

Получив одобрение Карамзина, она обратилась к императору за поддержкой и, получив ее немедленно, представила министру уделов А.А. Гурьеву свой план:
«...я не могу противиться велению моего сердца и не принять участия в приумножении наших вооруженных сил... обращаюсь к Вам с изложением моего намерения, ...оно состоит в том, чтобы во владениях, предназначенных мне в качестве апанажа, завербовать определенное количество воинов, которых вооружу за свой счет и буду содержать на протяжении всей войны».

В уточнениях следовало, что «мобилизовать должно из ста душ по одному человеку, в первую очередь из числа добровольцев служить за Веру и Отечество, а затем из рекрутов. Для всех этих воинов на протяжении всей их жизни я беру на себя выплату государственных налогов и оброка, провиант и полное обеспечение на пути в Тверь, определенную в качестве места сбора, новобранцы получают за мой счет. С Высочайшего одобрения эти воины составят отдельный батальон и после окончания войны вернутся к своим семьям: господами, управляющими на местах, новобранцы должны быть незамедлительно направлены в Тверь».

Хотя батальон Екатерины Павловны и не сумел остановить наступление Наполеона на Москву, она могла гордиться тем, что внесла личный вклад в сокрушение коварного врага. Солдаты батальона были отлично экипированы, носили на кокардах инициал «Е» (Екатерина), отлично воевали; из 1000 человек в конце войны домой вернулись 417.

Вступление Наполеона в Москву, исход из нее жителей, оставивших врагу сгоревший город, стали переломным этапом в Отечественной войне.

25 ноября 1812 года Екатерина Павловна писала Карамзину: «Мы страдаем за матушку нашу, славную Россию, но мы можем ей гордиться и сказать подневольным чужестранникам: вы собирались со всех концов земли, вы пришли с огнем и мечом, наша славная столица погублена, но мы остались несокрушимыми, вы ждали мира, но мы ответили: смерть! Наши города поднимутся на ваших могильных холмах... Россия была второй державой в Европе, отныне и навсегда она первая, и сюда будут спешить короли, чтобы найти здесь мир и защиту...»

Отлично образованная великая княгиня знала, что народ никогда не забывал унижения, испытанного ровно 200 лет назад, когда, понукаемые врагами России, польские интервенты смогли ворваться в Москву, учинить кровавую расправу с ее защитниками, посадить на Кремлевский престол предателя странника-вора, осквернить народные святыни. Она прекрасно знала, что тогда народ сам освободил столицу, Родину.

Екатерина Павловна и Георг делали все, что могли, для армии и населения. Жили они то в Твери, то в Ярославле, где находились в это время оба их сына. Особую заботу составляли больные и раненые, находящиеся в местных госпиталях.

Французы, покинув непокоренную Москву, отступали, народная война унич-тожала их армию, гнала к границе.

Молодой губернатор вновь просил императора о направлении на фронт, но судьба распорядилась иначе. Во время посещения одного из лазаретов в Твери Георг Ольденбургский заразился от больного сыпным тифом, через несколько дней почувствовал недомогание и, несмотря на старания докторов, 15 декабря 1812 года скончался.
Потрясенная Екатерина Павловна теряла силы. Тяжелая потеря любимого супруга не укладывалась в сознании. Она просила брата-императора разрешения похоронить Георга в Твери, полагая впоследствии построить для него церковь, «где я смогу видеть его и быть вблизи него».

Однако, как член императорской семьи, принц должен был быть похоронен в Санкт-Петербурге. Екатерина Павловна после похорон с матерью Марией Федоровной поехала к своим сыновьям в Аничков дворец, куда они были перевезены ранее. Психологический шок, потрясение, вызванное внезапной трагедией, привели Екатерину Павловну к физическим страданиям, болезни – ежедневно случались припадки, потери сознания. Моральную поддержку княгиня искала в семье, в общении с двумя маленькими сыновьями, еще не понимающими драматизма происходящего. Мать, императрица Мария Федоровна, стремилась как могла облегчить участь любимой дочери, была рядом, приглашала лучших докторов.

Несмотря на серьезную болезнь, присущая ей необычайная энергия помогала возвращаться к деятельности.

Ее любимый брат-император, главная опора и сподвижник, был на войне, которая бушевала уже за пределами Родины, откатывалась все дальше на запад. Екатерина Павловна знала о различиях в настроениях общества относительно дальнейших событий.

После освобождения Оте-чества были сторонники прекращения войны из-за сильных потерь в экономике, истощения народных сил, ослабления армии. Это мнение разделял М.И. Кутузов, «настоящий вождь народа в этой ужасной войне», по словам академика Е.В. Тарле. Но для Александра I война только начиналась, он точно улавливал страшное раздражение против Наполеона, которое царило в большей части России: «Отомстить насильнику, чего бы это ни стоило!»

Продолжение войны вплоть до окончательного уничтожения наполеоновского государства в Европе открывало России новые политические перспективы.

Желая «задобрить» Кутузова, Александр 24 декабря 1812 года сказал полководцу, окруженному огромной свитой генералов: «Вы спасли не одну Россию, Вы спасли Европу!!!» – это приветствие фельдмаршал воспринял как приказ о перенесении войны за границу и вскоре издал воззвание к русской армии, к ее воинам: «Каждый из вас есть спаситель Отечества. Но не последуем примеру врагов наших в их буйстве и неистовствах, унижающих солдата. Будем великодушны, положим различие между врагом и мирным жителем».

Заграничный поход начинался, был взят Берлин, Пруссия перешла на сторону России, но... умирал фельд-маршал. Сказались последствия тяжелейших полководческих трудов. Александр I
успел проститься с ним 27 апреля 1813 года, а на другой день князя Кутузова не стало. Командование армией перешло к Александру I.

Наполеон во главе новой созданной армии нанес ряд серьезных поражений союзным войскам, но затем ход военных действий стал благоприятным для российского императора. Осенью 1813 года в Теплице представители России, Пруссии и Австрии образовали новую антифранцузскую коалицию, Рейнский союз европейских государств распался, а в марте 1814 года во главе союзных войск Александр I триумфально вступил в Париж.

Екатерина Павловна с пробуждением в ней воли к жизни задумывалась о путешествии в Европу. Необходимо было лечение на европейских курортах.

Приходилось покидать привычную, ставшую родной Тверь, возможно, навсегда. Екатерина Павловна любила Тверь, гордилась ею, в ней провела она счастливые годы, здесь оставались лучшие друзья.
13 марта 1813 года в одном из многочисленных посланий помощнику Георга Ольденбургского (им был человек в высшей степени вызывавший доверие, генерал Франц де Волан) Екатерина Павловна писала: «Тверь навсегда останется дорогой мне: это место, где я провела такие счастливые, могу Вас заверить, самые счастливые дни моей жизни, так как я не верю, что мне выпадет еще много подобных!!!»

Ее брак был действительно счастливым, а Тверь она действительно никогда не забывала... Оставаясь в трауре, она никому ничего не говорила о своем здоровье, даже любимому брату, который уже предначертал для нее дальнейшие планы.

Обладавшая тонким умом, талантами, она должна была, по мнению императора, находясь за границей, помочь российской дипломатии в создании и укреплении нового сообщества европейских государств, способного окончательно сокрушить наполеоновскую империю. Как никогда, эти планы совпадали с основной жизненной целью его сестры: победа над Наполеоном и представление главным творцом этой победы любимого брата-императора – освободителя всех народов Европы.
В центре и на севере Германии шла война, Ольденбург еще не был освобожден, и путь Екатерины Павловны лежал к известным южным курортам, в Вену, столицу нейтральной на тот момент Австрии.

Автор: Сергей КИСЕЛЕВ
115

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

В тверском регионе отметили День клубного работника
День клубного работника, который проходит в нашей области с 2002 года, можно смело назвать уникальным, поскольку нет больше ни одной отрасли, специалисты которой в календаре имели бы отдельный, подчеркнем, региональный профессиональный праздник.
02.12.201623:03
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию