26 Апреля 2017
$55.85
60.79
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Общество 30.03.2010

И начались мои мытарства

Инвалид утверждает: уже год он ведет борьбу за жизнь

Медико-социальная экспертиза в читательской почте нашей редакции за последние два месяца стала темой номер один. Жалуются многие. На грубость, плохое обращение, на то, что врачи не хотят понять пациентов, не соблюдают законы. Почему так активизировались читатели, трудно сказать. Вряд ли такая ситуация сложилась неожиданно. Скорее всего федеральный закон об отмене ежегодного прохождения МСЭ позволил инвалидам почувствовать себя свободнее.

Инвалид утверждает: уже год он ведет борьбу за жизнь

Медико-социальная экспертиза в читательской почте нашей редакции за последние два месяца стала темой номер один. Жалуются многие. На грубость, плохое обращение, на то, что врачи не хотят понять пациентов, не соблюдают законы. Почему так активизировались читатели, трудно сказать. Вряд ли такая ситуация сложилась неожиданно. Скорее всего федеральный закон об отмене ежегодного прохождения МСЭ позволил инвалидам почувствовать себя свободнее.
«Уважаемая редакция! Прочитал статью «Страх» в вашей газете (от 2.02.10.) о работе медико-социальной экспертизы и хочу также обратиться за помощью. Совершенно согласен с описанием методов работы сотрудников бюро. Я уже год веду борьбу за право на жизнь. Считаю, что отношение к больным людям в бюро МСЭ всех уровней – и областного, и федерального – одинаково. Они игнорируют многие нормативные акты. Наверное, потому, что контроля за их работой нет. И вот у них-то нет никакого страха.
Судите сами. Мне идет 78-й год. Имею высшее военное образование, ученую степень и звание. Всю молодость, силы и здоровье я отдал Родине, прослужив в армии более 25 лет. Месяцами и годами, находясь вдали от семьи: на полигонах, в пустынях. Получил сильное облучение, серьезную черепно-мозговую травму. Из армии был комиссован с очередным «званием» – инвалид 2-й группы. Был вынужден продать автомобиль, дачу, перестал ходить в лес. Потому что стал периодически терять сознание, а в последние годы стало сильно беспокоить сердце.
Имея социальные гарантии государства на лечение и обеспечение лекарствами, я проходил лечение во многих федеральных госпиталях. В последний раз был в прошлом году в кардиоотделении 5 ЦВКГ ВВС. И при выписке меня строго предупредили, чтобы я впредь приезжал только с сопровождающим. Для этого мне необходимо пройти новое обследование в бюро МСЭ, где мне должны изменить группу инвалидности на 1-ю либо на 2-ю группу 3-й степени. Московские врачи считали, что мое состояние здоровья именно такое. И только имея эти группы, я получу право на сопровождающего при поездке в госпиталь.
В Твери я получил от своего лечащего врача направление в бюро МСЭ. В нем значилось: клинический прогноз – неблагоприятный, реабилитационный прогноз – неблагоприятный, реабилитационный потенциал – низкий. И начались мои мытарства.
Я трижды побывал на разных комиссиях бюро МСЭ. Как обращались со мной везде, описать трудно. В бюро МСЭ Центрального района мне в основном задавались вопросы о составе семьи, размерах моей пенсии, зар­платах детей и внучек. Какое это имеет отношение к делу? Справку по инвалидности мне оставили старую – 1993 года, посчитав, что за 16 лет здоровье мое не изменилось.
На комиссиях в областных бюро МСЭ 1-го и 2-го составов врачи меня даже не слушали, на мои просьбы посмотреть медицинские справки не реагировали ( «нас история не интересует»), ни на какие мои вопросы не отвечали.
В бюро МСЭ 2-го состава (руководитель Н.Ю. Головченко) мне выдали маленькую справочку, в которой присвоили мне 2-ю степень трудоспособности. А в бюро 1-го состава (руководитель Г.В. Панфилова) я получил даже упрек, что не занимаюсь физкультурой. Поэтому, мол, у меня животик. А то, что мне 77 лет, врач, видимо, забыла и наличие у меня «наколенников», корсета и трости не заметила. В общем, я получил отказ в пересмотре инвалидности. Я отдал свое здоровье армии, заработал 25 медицинских диагнозов. А теперь я прошу немногого: по справедливости оценить мое состояние, пересмотреть группу инвалидности. Я больной человек и не могу поехать на лечение в Москву один на электричке: уже были случаи потери сознания. По этой же причине я не могу поехать и в федеральное бюро МСЭ на переосвидетельствование.
А ведь мне всего-то нужен сопровождающий, чтобы ездить на лечение в центральный военный госпиталь.
Так почему же я вижу такое отношение к себе?»
Н.Д. Мосунов, г. Тверь
Сопровождающий из числа социальных работников действительно положен только инвалидам 1-й группы. Но в центре соц­обслуживания населения Центрального района Твери, куда Николай Мосунов также обращался за помощью, нам сообщили, что дело даже не в этом. Сотрудники, возможно, и помогли бы пенсионеру, но в штате не предусмотрен такой специалист, который мог бы сопровождать пожилого человека, страдающего эпилепсией, на общественном транспорте в Москву. Это очень большая ответственность. А автомобиль предусмотрен только для поездок инвалидов по городу. И вообще, по мнению соцработников, у пенсионера Мосунова слишком потребительская позиция. Его достаток вполне позволяет решить транспортные проблемы самостоятельно. Есть люди и более нуждающиеся, а этот человек даже не состоит на учете в центре. По собственному желанию.
Мы обратились за комментарием к этому письму также к руководителю бюро 1-го состава Галине Панфиловой, о которой упоминает автор. Факты невежливого обращения с пациентом Галина Васильевна, конечно, отрицает. Хотя вряд ли врач, осматривающий такое количество людей, может помнить подробности их посещения.
А что касается определения группы инвалидности, Галина Панфилова ответила конкретно: если три комиссии не нашли оснований для пересмотра инвалидности, значит, так оно и есть. 1 января также отменено такое понятие, как степень инвалидности). По ее словам, к 1-й группе можно отнести только тех людей, которые практически не встают с постели и нуждаются в постоянной помощи окружающих. А если инвалид Мосунов сам дошел до редакции, значит, помощь ему не нужна.
С одной стороны, это так, но с другой – есть множество примеров, когда 1-ю группу инвалидности имеют люди вполне трудо­способные. Даже среди знакомых и соседей Николая Дмитриевича такие имеются. Все же есть какие-то нюансы, позволяющие идти навстречу пациентам. И эти нюансы скорее, чем доктор, может определить суд. Туда мы и посоветовали обратиться нашему читателю.
Автор: Подготовила Юлия ЮРЬЕВА
89

Возврат к списку

Цвета нашей Победы
Мальчишек друг от друга отличить не так просто. Близнецы-погодки Ваня и Кирилл Петровы одеты в одинаковые куртки. У каждого в руке зажата двухцветная георгиевская ленточка – символ мужества и стойкости советских солдат. «Сейчас, минуту постойте, я вам их прикреплю», – говорит внукам бабушка Мария Петровна, дочь пропавшего без вести красноармейца.
24.04.201722:48
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию