18 Декабря 2017
$58.9
69.43
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Общество 13.02.2012

В свои двадцать лет я была похожа на старуху

Фотограф: Архив газеты "Верхневолжская правда"

Время разбросало земляков по всему свету. Война не только круто изменила жизнь, но у многих и отняла ее. Нина Петровна Смирнова, родом из Селижаровского района, пережила в Ленинграде страшные блокадные дни, выжила чудом. На днях Нине Петровне исполнилось 90. Но в памяти живо то, что ей пришлось тогда испытать.

Время разбросало земляков по всему свету. Война не только круто изменила жизнь, но у многих и отняла ее. Нина Петровна Смирнова, родом из Селижаровского района, пережила в Ленинграде страшные блокадные дни, выжила чудом. На днях Нине Петровне исполнилось 90. Но в памяти живо то, что ей пришлось тогда испытать.

«Я родилась в деревне Киселево тогдашнего Молотовского сельсовета, – рассказывает в письме из Северной столицы Нина Петровна. После школы уехала в Ленинград, поступила в школу фабрично-завод­ского обучения хлебопекарной промышленности. Общежития не было, нам снимали комнаты на несколько человек в поселке Ольгино. Добираться до города приходилось на поездах. Как раз началась финская война. В ту зиму стояли сильные морозы, потому ездить на поездах было очень тяжело. Народу много, и нам приходилось висеть на подножках, некоторые обмораживали руки.
После окончания ФЗУ нас распределили на заводы. Я попала на Охтинский хлебозавод мастером хлебобулочных изделий. Когда началась Великая Отечественная, мне было девятнадцать. На заводе мы почти не работали, стояли на крышах и сбрасывали «зажигалки», которые с самолетов бросали на нас немцы. От одной из них на мне загорелась одежда, и я, вся в огне, чуть не упала с крыши. Меня чудом спасли. А еще нас посылали на Охту ломать деревянные дома. Дров не было, печки топить было нечем, и мы, молоденькие девушки, ломами и топорами разбирали дома.

Есть тогда было уже нечего, нам давали по сто граммов хлеба. Чтобы получить продуктовую карточку, на работе нужно было показаться лично, иначе не верили, что человек жив. Двоюродная сестра возила меня на санках с Петроградской стороны на Малую Охту, на завод, чтобы получить эту карточку. Родители мои были эвакуированы в Горьковскую область. До самого конца войны я ничего о них не знала.

Посылали нас и чинить трамвайные пути, рыть окопы. Где я их только не копала?! В Обухове, Славянке, зимой – на Ржевке, а жила на Петроградской стороне. Вставала в 5 часов утра, чтобы успеть к 9. Однажды утром, спускаясь с лестницы, в темноте наступила на труп человека, споткнулась и пролетела до конца пролета. Пока шла на работу, видела, что трупы лежат повсюду.
Спали мы в свинарнике, кормили нас чечевичной кашей. Мы все еле ходили. У меня стали сильно болеть ноги, в коленках не гнулись совсем, я почти не могла передвигаться.

Долгое время я была как без ног, вернее, они были, да больные. Подруга меняла мою продуктовую карточку на витамины, поила хвойным настоем, у меня были цинга и дистрофия последней стадии. В 43-м ноги стали понемногу сгибаться. Начала ходить. Да, я была совсем истощена. Помню, пошла сама получать карточку. Иду, а пальто на мне болтается, как на колу. Сзади идет солдат и кричит: «Бабушка, посторонись!» А ведь я и правда как бабушка была: худая, да еще с палкой.

В марте меня взяли в армию. Там нас стали кормить хоть какой-то баландой, поили хвоей, и я немного ожила. Служила на Ленинградском фронте разведчицей, должна была следить за самолетами: наши летят или немецкие.  Различала их по виду и даже по одному звуку. «Мессершмит» это, «юнкерс» или «фокке-Вульф». Обо всем увиденном докладывали радистам. За неправильные сведения могли отдать под трибунал. И такое случалось…

В июле 45-го Нина Баулина демобилизовалась. Устроилась печатницей в типографию 
им. Урицкого. Ослабленный во время блокады организм в большей степени оказался подвержен свинцовому отравлению – отказали ноги. Не могла ходить. Но благодаря медицине, своим внутренним силам выкарабкалась, вышла на работу. Ее трудовой стаж более 40 лет. После войны вышла замуж, вырастила двух дочерей. Нина Петровна награждена орденом Отечественной войны второй степени, медалью «За оборону Ленинграда» и другими.

В день юбилея телефонный звонок из Селижаровского района оказался для нее полной неожиданностью.

– Ой, как я рада услышать голос с малой родины! Привет и наилучшие пожелания всем моим землякам, – пожелала Нина Петровна неунывающим голосом. – А особенно моим младшим сестрам – Евгении Петровне Огурцовой и Валентине Петровне Лантаревой.
Автор: Надежда РОМАШОВА, «Верхневолжская правда»
65

Возврат к списку

Тверь отпраздновала 76-ю годовщину своего освобождения от немецко-фашистских захватчиков
16 декабря в 11 утра, преодолев мощное сопротивление противника, батальон под командованием старшего лейтенанта Степаненко пробился в оккупированный Калинин со стороны силикатного завода. Вслед за ним по соседним улицам с боями прорывались части под командованием майора Второва. А с юга с боем вошли в город правофланговые части 256-й стрелковой дивизии.
16.12.201718:54
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
Новости из районов
Предложить новость