19 Января 2017
$59.18
63.23
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Гроза двенадцатого года09.02.2012

Три жизни Екатерины Павловны

В наши дни из забвения извлекаются исторические события, имена выдающихся личностей, сыгравших заметную роль в мировом историческом процессе и являющихся «опорными пунктами» национальной истории. События и имена, связанные с историей Тверского дворца, хоть и кажутся далекими, не потеряли своей притягательности и актуальности сегодня и особенно дороги нам, тверским жителям.

«Настоящее бывает следствием прошедшего.
Чтобы судить о первом, надлежит вспомнить
последнее…»

Н.М. Карамзин

Уважаемая редакция!
Как постоянный и многолетний подписчик и читатель вашей газеты, хотел бы выразить удовлетворение тем, что в «Тверской Жизни» системно звучит тема отечественной, тверской истории, культуры, появляются материалы о судьбах людей, отражающих суть нашей жизни. Не нужно объяснять, насколько это важно для становления молодежи и всех, кто стремится сохранить достойный образ нашего общества и нашего государства. Не без волнения предлагаю вам очерк о «тверской полубогине», великой княжне Екатерине Павловне Романовой, в судьбе которой, как в чистом зеркале, отразились годы и века, Отечественная война 1812 года и кипение страстей европейского котла.

С уважением автор.

Тверская общественность с интересом и надеждой воспринимает информацию о начале практических работ по реставрации в городе Твери ансамбля Императорского дворца. С надеждой, давно утраченной людьми, на глазах которых длительное время этот изумительный выдающийся памятник отечественной культуры и истории ветшает, выглядит бесхозным.

Надежда в том, что на этот раз дворцовое пространство в центре города на наших глазах будет приобретать изначально присущую ему древнюю историческую основу тверского кремлевского центра и архитектурную красоту «регулярно» распланированной Твери.

Известно, что Екатерина II, следуя примеру Великого Петра, прорубившего «окно в Европу» созданием новой столицы империи, распространяла его градостроительные планы на провинцию – губернские города.

Начались они в Твери после пожара 1763 года. На месте бывшего архиерейского дома был возведен дворец с покоями для императрицы и для действующего архиерея. Команда архитекторов (П.Р. Никитин, М.Ф. Казаков, др.) построила затем новый архиерейский дом (в Трехсвятском), а первый дворец стал собственностью императорской семьи – Путевым. Екатерина любила Тверь, свой дворец, неоднократно посещала их, как и другие царские особы и многие выдающиеся люди империи.

Хорошо известна дальнейшая история дворца, его реконструкции, превращения в архитектурный шедевр, сравнимый с лучшими столичными и европейскими дворцами. Однако не все страницы истории дворца, события, с ним связанные, до конца исследованы.

В наши дни из забвения извлекаются исторические события, имена выдающихся личностей, сыгравших заметную роль в мировом историческом процессе и являющихся «опорными пунктами» национальной истории. События и имена, связанные с историей Тверского дворца, хоть и кажутся далекими, не потеряли своей притягательности и актуальности сегодня и особенно дороги нам, тверским жителям.

Далее речь пойдет о легендарной Екатерине Павловне Романовой, внучке Екатерины Великой, любимой сестре императора Александра I, который подарил ей в собственность Тверской дворец.
Этой незаурядной женщине было суждено внести свой вклад в отечественную, тверскую и немецкую историю в неспокойные для России и всей Европы годы начала XIX века.

Ее судьба, жизнь и деятельность, к сожалению, мало известны за пределами узкого круга историков. Любопытных читателей можно отослать к изданию Тверской областной картинной галереи «Государева дорога и ее дворцы» (Тверь, 2003), в которой в ряде статей Н.Е. Волковой освещена жизнь Екатерины Павловны и ее супруга – губернатора Георга Ольденбургского в Твери.

Сошлемся также на книгу «Тверь и тверитяне» Б. Ершова и В. Финкельштейна (Тверь, 2005 г.). Немало страниц о Екатерине Павловне можно найти в исследованиях историка Тарле о нашествии Наполеона на Россию, у исследователей жизни Н.М. Карамзина, назвавшего Екатерину Павловну «Тверской полубогиней», в некоторых других работах. Но все же до обидного мало.

Несправедливость во многом устранена не так давно, с выходом в свет в русском переводе (М. «Астрель») исследования немецкого автора Д. Йены «Екатерина Павловна: Великая княжна, королева Вюртембергская». Образ героини предстает перед нами на фоне необычайно важных, великих исторических событий, потрясших Россию и Европу в начале XIX века.

Впервые представлен столь глубокий анализ известных и ранее неизвестных материалов о колоссальном взаимовлиянии, которое было присуще России и Германии в освобождении Европы от Наполеона, перекройке ее границ.

Важна не только актуальность описываемых событий, но и то, что это делает зарубежный исследователь на основе зарубежных архивов. Талантливость, объективность исследователя позволяют читателю судить об истинном и великом вкладе России в европейскую и мировую историю в роковые, переломные годы, вклад, обеспечивающий народам мир и стабильность.

В ближайшее время, в юбилейные дни освобождения Отечества (1812 – 2012), нам предстоит еще реконструировать в памяти те далекие годы жизни Екатерины Павловны, проникнуться чувством собственной сопричастности к истории Родины, родного края, осознать неразрывность исторических событий.

Жизненный путь Екатерины Павловны отличают три главных его периода: петербургский – взросление маленькой великой княжны, становление ее прекрасно воспитанной, образованной, со сформировавшимся мировоззрением личностью, незаурядной красавицей и умницей, великой княгиней Романовой; тверской – супруги молодого, деятельного принца Ольденбургского Георга – губернатора трех губерний, имперского министра; штутгартской – супруги короля германского королевства Вюртемберг – Вильгельма.

Все периоды пронизаны единой жизненной нитью, оставили для потомков глубокий, интересный исторический след.

I. Великая княжна-княгиня Романова (Санкт-Петербург)
Екатерина Павловна Романова появилась на свет 10 мая 1788 года а Царском Селе в семье наследника Российского престола Павла Петровича (впоследствии императора Павла I) и великой княгини Марии Федоровны (урожденной принцессы Вюртембергской).

Рождение ее (шестым ребенком в семье – впоследствии их было десять) оказалось событием символичным – маленькую принцессу назвали в честь венценосной бабушки – императрицы Екатерины Великой.

Российская империя в эти годы, как известно, крепла и приобретала все большую силу и авторитет в Европе, но уже вставал вопрос: кто может продолжить дела Великих Петра и Екатерины?

Наследник Павел не мог (причин много) этому способствовать, и императрица не хотела делить власть с сыном-наследником. Делались попытки тщательно скрывать напряженную обстановку в семье и сохранять внешнее благополучие, красоту и гармонию отношений, это было чрезвычайно важно для сохранения авторитета династии в стране и в Европе, в свете развивающихся событий исторического масштаба: присоединения Крыма к России, надвигающейся войны с Турцией, революционных потрясений в европейских странах.

Оставалось возлагать надежду на внуков. Их мать, Мария Федоровна, умная женщина, старалась не реагировать на колкости августейшей свекрови, удерживать супруга от не­обдуманных поступков, всячески последовательно и умело пыталась примирить мать и сына, гасить недобрые намерения сторон.

Назвав очередную великую княжну именем императрицы, Екатериной, семья продемонстрировала свою сплоченность, а избрав ей почетными крестными австрийского императора и короля Великобритании, подчеркнула общеевропейскую значимость события.

К тому времени многолетняя политика русского императорского двора уже играла заметную роль в укреплении политического влияния России в межгосударственных делах, ее экономическом и социальном развитии.

Маленькая Екатерина, как и все дети наследника престола, росла в тесном семейном кругу, вместе с братьями и сестрами играла в великолепных парках Царского Села, Гатчины, Петергофа, Павловска, в комнатах, украшенных картинами, дорогой мебелью. Росла обычным здоровым ребенком, была всеобщей любимицей, красавицей; в отличие от других сестер характером была вспыльчивой, озорной, волевой, а мать успокаивала себя тем, что энергичные люди многого могут добиться в жизни.

В семье культивировался дух эпохи Просвещения, интерес к науке, изящным искусствам, увлечение литературой, музыкой. Как и все ее братья и сестры, она обучалась искусству управления государством, воспитывалась в духе подчинения законам, уважительного отношения к традициям. Учителя отмечали в ней сообразительность, гибкость ума, умение рационально распределять время, быстрое приобщение к придворной жизни и обязанностям, связанным с ней. Императрица отличала маленькую тезку особой любовью, гордилась ею, а та, взрослея, становилась незаурядной, обаятельной принцессой.

Известный в свое время общественный деятель С.П. Жихарев в «Записках современника» (Ленинград, 1955 г.) отмечал: «Великая княгиня Екатерина Павловна – красавица необыкновенная: такого ангельского и вместе с тем умного лица я не встречал в моей жизни».

В ноябре 1796 года великая правительница умерла – в прошлое ушла целая эпоха, – и девочка стала свидетельницей самых кардинальных событий и перемен. Отец стал императором, брат Александр – наследником престола, с ним складывались самые дружеские отношения. Впоследствии, став императором, Александр I всегда проявлял привязанность к любимой сестре, прислушивался к ее советам, предложениям.

Немало усилий приложила императрица Мария Федоровна и для становления сына Александра, после переворота 1801 года едва ли не главным помощником в этом деле была ее дочь Екатерина.
Обладая хорошим политическим чутьем, Мария Федоровна целенаправленно следовала принципам государственной внешней и внутренней политики Российской империи: сохранения и упрочения феномена самодержавия и православных начал – главных условий для управления огромной, многоконфессиональной и полиэтнической страной. С возникновением острого политического кризиса в Европе, вызванного революционными брожениями во Франции и наступившей затем гегемонии наполеоновской империи, эти мысли трансформировались в идею союза европейских государей, способного сокрушить «узурпатора» и обеспечить мир и межгосударственную стабильность.

Начиная с Петра I в России традиционно заключались династические браки с германскими государствами. И венценосные бабушка и дед (Екатерина II, Петр III) маленькой княжны и ее мать-императрица были выходцами из правящих немецких династий.

Честолюбивая Мария Федоровна ко времени появления в Европе Наполеона успела выдать старшую дочь Александру за австрийского принца, Елену – за Мекленбург-Шверинского, Марию – за Саксен-Веймарского. Старший сын Александр, наследник престола, был женат (1793 г.) на Елизавете Алексеевне, урожденной принцессе Баден-Баденской; другому сыну, Константину, в жены была выбрана (1796 г.) принцесса Саксен-Кобургская; оставались Екатерина и малолетние Анна и Николай.

Обстоятельства требовали новых династических союзов с теми, кто был способен противостоять наполеоновской коалиции. Такой была Австрия, не разделявшая политику Франции.
Но стремлению Марии Федоровны выдать Екатерину за наследника австрийского престола и сблизить позиции государств не суждено было осуществиться из-за амбиций австрийского императора стать главным «освободителем» и интриги французских дипломатов.

Юная Екатерина понимала, что ее жизненный путь, как и сестер, предопределен и будет диктоваться политическими соображениями. В полной мере унаследовав честолюбие своей бабки, следуя советам своей матери, Екатерина ощущала свою способность играть важную политическую роль, необходимость выхода замуж с максимальной пользой для России, защиты ее государственных интересов, и, конечно, она мечтала о супруге, достойном ее высокого статуса, способном разделить ее мысли и чувства.

Наступали перемены в российской политике и жизни императорской семьи. Павел I, не добившись политического союза с Великобританией, решил пойти на сближение с Наполеоном Бонапартом. Это привело к появлению у него множества врагов в России и Европе, как известно, он погиб в результате дворцового заговора. На престол в 1801 году взошел его сын Александр. Со смертью супруга ответственность за принятие важнейших решений легла на плечи Марии Федоровны.
Она как могла воздействовала на юного Александра с целью сохранить Россию как оплот всей Европы в борьбе с Бонапартом. Устойчивую неприязнь Марии Федоровны к Наполеону в полной мере разделяла Екатерина и, узнав о его намерениях именно ей предложить руку и сердце (и корону в придачу), заявила, что она охотнее выйдет замуж за самого последнего истопника: «...пусть он грязный, я могу и вымыть его».

Кандидатов в женихи было немало. Сигналы подавались из Баварского, Прусского, Шведского и других наследных домов. Тем временем Наполеон продолжал активно перекраивать европейскую карту, а Александр I в это время воевал с ним в Восточной Пруссии.

После жесткого поражения России под Аустерлицем императоры встретились в Тильзите, заключили мир и соглашение о присоединении к континентальной блокаде Великобритании, что Мария Федоровна и Екатерина, как и многие, расценили как самую большую ошибку внешней политики Российской империи.

Радостное сообщение брата об общении с Наполеоном, «этим великим человеком», Екатерина восприняла как плохую шутку, в своем ответе написала, что Бонапарт должен быть польщен и горд общением с таким человеком, как Александр.

«Я хочу видеть Россию неприкосновенной, неуязвимой и недостижимой, я хочу, чтобы ее уважали не на словах, а на деле, ибо у нее есть все средства быть такой». Александр стремился выиграть время, усилить и укрепить армию, а Наполеону нужна была Россия для борьбы с непокорной Великобританией, народным восстанием в Испании, усилением Австрии. Однако договоренность с ним о совместном господстве в Европе разрушалась на глазах.

Французская дипломатия интриговала против России, прибирая к рукам все новые страны, затягивая решения вопроса о Польше, которую российские лидеры всегда стремились удерживать как западный рубеж империи.

Наполеон умело разрушал планы династических союзов, выстроенных Марией Федоровной и Екатериной, зная, что зависящие от него государи самостоятельных решений не примут.

Помочь сестре в поисках альтернативы предыдущим брачным проектам решил сам Александр. Ему были известны беспокойства Наполеона по поводу бесплодия супруги (Жозефины), невозможности иметь наследника престола, его стремление подыскать ей замену среди представительниц самых старых аристократических монархий. И когда речь шла о его сестрах – Екатерине и Анне, он решительно отказал, тем самым дав понять о малой вероятности вхождения «корсиканской выскочки» в круг полноправных наследных династий. Причины назывались: Анна слишком молода, у Екатерины избранник уже имеется.

Испытанное Бонапартом унижение от отказа добавилось к другим причинам, расколовшим союз с Россией, и укреплению его намерения воевать с ней.

Александр I, несмотря на известные слабости и недостатки, был умным и прозорливым политиком. Как наследник императоров Петра III и Павла I, Александр возглавлял старшую линию Гольштейн-Готторпского наследного дома и был племянником герцога младшей, Гольштейн-Ольденбургской, линии. Предупреждая вторжение в них Наполеона, Александр давно задумался о браке Екатерины с одним из представителей Ольденбургской династии – принцем Георгом, политический вес которого в силу ряда обстоятельств оказался не менее значительным, чем вес австрийских претендентов.

Петр Фридрих Георг, наследный принц Ольденбурга, был знаком с Екатериной Павловной: в молодые годы он на правах родственника посещал императорскую семью в Санкт-Петербурге. Впоследствии они признались, что «искра взаимной влюбленности» пробежала в обоих с первой встречи. Однако ее судьба была заключена в руках матери, а его – в руках своего отца – герцога Петра Фридриха Людвига – правящего главы Гольштейн-Ольденбурга. Александр I объяснился с матерью, та – с дочерью, а уже в июне 1808 г. Мария Федоровна в Павловске сообщила Георгу, что его ждет женитьба на Екатерине Павловне.

Приходится опускать все интересные перипетии этой остросюжетной ситуации – резонанс об этом известии был огромен. Кратко: Георг советуется с отцом, которому в своем письме признается о своей влюбленности. Умный отец, зная сына как патриота своего Отечества, расценил сложившуюся ситуацию как благоприятную: сыну по традиции предстояло поступить на русскую службу, и его ольденбургский патриотизм удачно мог перейти в российский. Давая согласие сыну на брак, отец призывал его быть внимательным, «не допускать несчастий, способных омрачить супружество».

Опытный герцог имел в виду слухи, интриги, зло­словие, травлю и другие страсти, которые всегда были при больших дворах. «Не счесть шипов, окружающих эту розу», – отмечал он, одобряя выбор сына. А сама «роза», не без влияния матери, с решением Александра согласилась охотно. Будучи истинной дочерью Павла I – об этом читатель не должен забывать – Екатерина имела честолюбивые и амбициозные планы, желание быть активным участником политической игры и усиливать свое влияние на личность и политику брата-императора.

По всей Европе уже гремели военные барабаны, титулованная молодежь стремилась к подвигам, и Екатерину смущали настойчивое нежелание жениха служить в одном из российских полков, естественно, в самом престижном, и его мнение, что внешняя и внутренняя опасность для государства требует не меньших подвигов на гражданской службе. Принц стойко защищал свою позицию: он сможет принести империи больше пользы на гражданском поприще.

Александр I предложил Георгу должность губернатора либо в Ревеле (Таллин), либо в Белоруссии. Молодой человек попросил пост в центральном славянском районе России. К тому же Екатерина, в отличие от своих сестер, последовавших за своими мужьями на чужбину, не желала покидать родную сердцу Россию. Ее высокое положение, усиленное браком с Ольденбургским принцем, должно было вывести на новый европейский политический горизонт, помочь взять под свою защиту от опасности со стороны Наполеона независимость Гольштейн-Готторпского дома, будущей владелицей которого она становилась.

После бракосочетания и свадьбы, состоявшихся 18 апреля 1809 года, княжна Екатерина и принц Георг получили статус Ее и Его Императорских Высочеств, она – великой княгини Романовой принцессы Ольденбургской, он – члена императорской семьи.

Начиналась новая жизнь.

Автор: Сергей КИСЕЛЕВ, член Центрального совета Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры
198

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

В Тверской области стартовала программа «Нас пригласили во Дворец»
Проект «Нас пригласили во Дворец» реализуется по инициативе губернатора Игоря Рудени. Всего в масштабной акции примут участие более 33 000 учащихся 526 школ Твери и области. В картинной галерее побывают 513 групп, составленных из учеников 8-х классов. Численность же обучающихся в 9–11-х классах составляет около 21 000 человек.
19.01.201711:17
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию