07 Декабря 2016
$63.87
68.69
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Культура02.02.2012

Веселая каторга

Фотограф: Архив «ТЖ»

Контрольные работы и рефераты, экзамены и зачеты, бессонные ночи, волнение и страх перед строгими преподавателями – все позади. У студентов каникулы, и, значит, можно расслабиться, отоспаться, забыть обо всех волнениях до следующего семестра. И вспомнить о самых веселых и самых трудных моментах этого периода.

Контрольные работы и рефераты, экзамены и зачеты, бессонные ночи, волнение и страх перед строгими преподавателями – все позади. У студентов каникулы, и, значит, можно расслабиться, отоспаться, забыть обо всех волнениях до следующего семестра. И вспомнить о самых веселых и самых трудных моментах этого периода.

О том, как учат будущих режиссёров, рассказывает студентка музыкального отделения театрального вуза Мария Александрова.

Никто не похвалит
– Маша, расскажите, учеба в театральном институте очень отличается от занятий в других вузах?
– Те, кто учится на физматах и в инязах, как правило, не представляют себе, что такое учеба в театральном. Они не понимают, почему тамошние студенты возвращаются домой в первом часу ночи (не с гулянок – с уроков), почему утром несут в свое учебное заведение куски ткани, посуду, лампы и костюмы. Часто они попросту не верят, что в театральном вузе совсем иной распорядок – полная загруженность с утра до ночи. Утром студенты приезжают репетировать, в расписании стоят две пары и шесть часов актерского мастерства. И если бы занятия не заканчивались в одиннадцатом часу вечера, то оставались бы еще порепетировать. Но охранники не дают, выгоняют. Их, кстати, вообще ничем уже не удивить.

– А что такое удивительное у вас происходит?
– Здесь можно свидетелями самых разных, можно даже сказать, диких картин. Охранники пугаются, но потом привыкают. К тому, что через турникет (вход строго по пропускам) таскают огромные баулы с реквизитом (вот куда пропадают вещи из дома), какие-то палки, картонки и шины от колес. Что в коридорах можно застать студентов за очень странными занятиями – ползанием на четвереньках, декламацией стихов и отработкой движений чарльстона. Что поздно вечером можно увидеть, как в аудиторию из-за дверей выплескивается полный таз воды, и в луже оказывается девушка, с ног до головы завернутая в целлофан. Она играет выброшенную на берег рыбу и весьма похоже трепещет плавниками, задыхается, плещется в воде и бьется об пол. «Как вас здесь мучают», – сочувственно замечают охранники.

– Да, тяжело вам приходится! Кого еще кроме рыбок приходится играть?
– Студенты первых курсов учатся изображать животных, растения, даже предметы. Надо убедительно показать, например, событие, которое может изменить состояние ромашки или старого шкафа. Или сыграть соковыжималку. Со второго семестра будущие артисты переходят уже на этюды «с участием» детей, стариков, педагогов, представителей разных профессий.

У нас много вопросов: как двадцатилетней девушке убедить всех, что она старушка? Как передать пластику? Какие события случаются с детьми? Ответов никто не дает, надо самому все придумывать и пытаться это сделать.

За ошибку, даже если усердие очевидно, никто не похвалит. Трудно выдерживать состояние перманентной неправильности и тотальной бесталанности, которое возникает после таких показов. Но надо снова выходить на площадку – с еще большим старанием. И если не будешь ушибаться, ничего не выйдет.

Все обломилось в доме Смешанских
– Будущие режиссеры занимаются тем же, чем и артисты, только делать это они должны еще лучше и к тому же уметь параллельно выполнять режиссерские задания. И быть готовыми помочь своим сокурсникам-актерам, которые, глядя доверчиво в глаза, спрашивают: «Посоветуй, как сыграть соль? Как сделать так, чтобы все поняли, что я клен? Я похожа на шиповник?»
А еще они ставят режиссерские этюды, например, «на три предмета», в котором нужно как-то объединить, связать действием, состоянием и событием очки, табуретку и воздушный шарик. Или бюстгальтер, чайник и статуэтку.

– И как это можно сделать?
– Ну, придумывают хитрые сюжеты, неожиданные ходы или вообще решают этюд в стилистике немого кино. Иные ухитряются соорудить натуральный воздушный шар в аудитории или подогнать к окну вертолет (хотя бы сделать так, что все в этот вертолет поверят).

С предметами бывают и другие задачи на оправдание: придумать натюрморт, композицию, по которой можно было бы понять, что, где и с кем произошло (похоже на изыскания криминалистов, восстанавливающих картину преступления). И при этом надо помнить о красоте и стиле. «В наше время везде царит эклектика, все смешалось в доме Облонских. Но, для того чтобы позволить себе эклектику, вы должны знать стили (из которых составляете эту самую эклектику), чтобы не было обратной ситуации: все обломилось в доме Смешанских», – говорят преподаватели.

– А отличается ли чем-то подготовка будущих актеров театра драмы и музыкального театра?
– Помимо того что делают студенты театральных вузов, будущие артисты и режиссеры музыкального театра работают и с музыкой. Этюд на музыку должен не иллюстрировать ее (типа «под марш надо маршировать») и не существовать отдельно (как случается во многих современных оперных спектаклях), а создавать единое целое, нечто третье, рождающееся от музыки и действия. Вариантов тьма – от бокса под «Лунную сонату» и чайной церемонии под фантазию Баха до покраски головы в синий цвет под «Полет валькирий».

«До-ре-до-ре-до-ре-до»
– Драматические артисты и режиссеры не так уж мучаются с музыкой, чего нельзя сказать о факультете музыкального театра. Режиссеры сидят в читальном зале, уставившись в клавир или партитуру, и спрашивают друг друга: «До-ре-до-ре-до-ре-до. Что это значит?!», «Слушайте, а что вообще здесь делает Фигаро?», «Почему он вышел на верхнее ля?», «Кто-нибудь скажет мне, где у Керубино исходное событие?»
Хотя режиссеры вокалом серьезно не занимаются, этот предмет – из самых трудных. Требования педагогов, пытающихся объяснить необъяснимые физиологические процессы, стали притчей во языцех и темой для анекдотов: «Бровки жалуются, затылочек удивляется», «Ты бочка, бочка, наполненная воздухом!», «Грудочку мы не теребим», «Ты как шар для боулинга»… Репетиции идут постоянно, студенты даже дома изводят соседей распевками. А уж в самой альма-матер днем и вечером в коридорах можно услышать и отрывки из арий, и эстрадные песни, и дикие крики, и повторяемые по пятнадцать раз обороты мелодии. И на этом празднике жизни можно иногда расслышать отрывки из лекций по общеобразовательным предметам.

Кукла Барби как архетип
– А какие науки вам преподают?
– Историю изобразительных искусств и зарубежного театра, всеобщую историю, анализ музыкальной драматургии, русский и иностранный языки и многое другое. Все чрезвычайно интересно. На уроках истории театра, к примеру, я узнала самые неожиданные вещи – о зарождении театра из ритуального каннибализма и отличии театра-куба от театра-сферы, почему греческий театр был похож на конус и чем отличается от него христианская модель театра. Кто такой Арлекин (который на самом деле предводитель бесов Эллекен) и в самом ли деле персонажи старинной итальянской комедии суть шаржи или это демоны, стихийные силы, швыряющие туда-сюда пару лирических героев-влюбленных. Иногда на занятиях случаются разговоры – именно разговоры со студентами – на, казалось бы, не связанные с театром темы. Например, кукла Барби как архетип. Дети сейчас в пупсов и прочих младенцев уже не играют – другой идеал женственности витает в воздухе, вот эта самая Барби с русалочьей кровью, влекущая, сексуальная, более того – практически эрос, оторванный от пола. В результате получается такой новый тип женственности, как бы противоположной материнству.

Эротическая тема вообще нигде не оставляет студентов – ни на вокале, ни на мастерстве («Эротический этюд есть – зачет состоится!»), ни на лекциях. Из квелых, быстро устающих первокурсников пытаются высвободить всю энергетику, какая только возможна. А уставать есть от чего. Впрочем, дни лекций считаются разгрузочными днями. Семь потов со студентов сходит в дни, когда в расписании проставлены танец и сценическое движение.

Одень медведЯ!
– Студенты, получается, должны еще иметь и хорошую физическую подготовку?

– Далеко не все приходят на первый курс достаточно гибкими, физически подготовленными. А ведь умение делать колесо может понадобиться в самом начале обучения. Но на уроках по сценическому движению очень быстро все начинают становиться на мосты и садиться на шпагаты, делать стойку на голове и кувырок через плечо, подгоняемые замечаниями вроде «Гениально! Но… для вчерашнего дня. А теперь все встали и сделали еще лучше». Странными могут показаться такие занятия: всем нужно одновременно шагнуть, хлопнуть в лад, не видя, а просто чувствуя партнеров. И так битый час все стоят и хлопают. И, в конце концов, начинают ощущать друг друга как единое целое. А еще развивают способность узнавать, например, какую руку поднял партнер, находящийся у тебя за спиной. Студенты поговаривают, что к третьему курсу у каждого откроется третий глаз. Но такие вещи получаются далеко не сразу.

Могут показаться странными и занятия по сценической речи, на которых требуют не только стихи читать. Часто они выглядят как собрания сектантов: вся группа сидит на коленях, выкрикивая «Ам-ба-ба, ам-ба-ба!» и нараспев повторяя «М-мн-не м-мал-ло н-надо…». При этом все помогают себе странными жестами, растягивая и поднимая руки, изображают самолеты, кладут друг другу ноги на живот (делается для того, чтобы дыхание было правильным).

Всеобщий энтузиазм на занятиях по сцендвижению вызывают упражнения с вынесенным на середину аудитории столом, через который делаются кувырки, прыжки и перекаты. Из образных объяснений иногда спонтанно рождаются жаргонизмы, например, «одеть медведя» (с ударением на последний слог). Это выглядит следующим образом: чтобы сделать так называемый арабский перекат через стол, надо руки и ноги держать так, как будто ты медведь и обнимаешь большой бочонок. А потом взмахнуть рукой, как будто вдеваешь руку в рукав, прикрепленный к столу. «Да-да, правильно, ты большая пушистая медведя…». Раздается адский шум – это студент всеми костями прогремел по столу.

Но, пожалуй, один из самых ярких афоризмов и жаргонизмов – это «веселая каторга», что, собственно, и означает профессию. Причем важны оба слова в сочетании – далеко не уедешь ни на одном веселье, ни на одной каторге. Студенты, правда, чаще страдают отсутствием «каторги», чем нехваткой веселья.

Автор: Мария СПИРИДОНОВА
10

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

В Твери прошел городской молодежный марш-бросок «Москва за нами!»
Несмотря на снег и холодный пронизывающий ветер, они пришли сюда, чтобы отдать дань памяти тем, кто ровно 75 лет назад остановил фашистских оккупантов на подступах к столице нашей Родины и перешел в контрнаступление, изменившее ход Великой Отечественной войны.
07.12.201620:02
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию