20 Января 2017
$59.35
63.18
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Гордость земли Тверской01.02.2012

На свет звезды

Фотограф: Личный архив В. Дударевой

Путь Героя Социалистического Труда Валентины Дударевой был выстлан тысячами тонн льняной кудели.

Два года назад, когда Валентина Трофимовна Дударева отмечала 80-летний юбилей, на который собрались ее соратники – и с кем она работала на Ржевской льночесальной фабрике, и такие же, как она, Герои Социалистического Труда, Павлина Петровна Потемкина, с которой долгие годы шагали вместе по фабричной дороге, приветствуя юбиляршу, сказала:

– Дорогая моя подруженька! Сколько же пудов пыли мы с тобой съели за нашу трудовую жизнь…
Слезы навернулись на глаза. И столько всего припомнилось…

Цветочек ты мой лазоревый

Великий сказочник Ханс Кристиан Андерсен поведал нам удивительную историю: «Лен цвел чудесными голубенькими цветочками, мягкими и неж¬ными, как крылья мотыльков, даже еще нежнее! Солнце ласкало его, дождь поливал, и льну это было так же полезно и приятно, как маленьким детям, когда мать сначала умоет их, а потом поцелует, дети от этого хорошеют, хорошел и лен…»

Валечке с шести лет пришлось забыть, как мама умоет и поцелует. После похорон осталась она с отцом и старшими братом и сестрой. Тонкий стебелек с льняной косичкой, она и подрасти как следует не успела, как ласковое солнце затмили тучи немецких полчищ. Отец – он был железнодорожником, да и в годах, и потому в армию его не брали, – вместе с братом перед самой оккупацией Ржева отправились по деревням подработать жестянщиками, чтобы хоть зерном, хоть картошкой поддержать своих голодных девчонок. Но вернуться не сумели: нагрянули немцы, рассоединив родных по обе стороны фронта.

Как девчонки жили да пухли от голода – не расскажешь, ждали весны, чтобы нарезать травы, обвалять в опилках да испечь лепешек. Да еще тиф их подстерег. Благо, что немцев отпугнул от дома. Но 20 февраля 1943 года, за две недели до освобождения Ржева, эта беда случилась: хотя и прятались, но их схватили и погнали вместе с такими же несчастными по заснеженным дорогам в даль дальнюю. 

– Гнали нас до Латвии – наш этап, наверное, последний был, – вспоминает Валентина Трофимовна.
– Слабых не щадили: кто падал, того прибивали. Бросили в лагерь для заключенных. Проволока в три ряда, большой барак один на всех. Вот и мыкались. Однажды погрузили всех на машины и привезли на берег моря, как оказалось – Балтийского, в Виндаву. Свалили в сарай, поставили часовых. Утром кто-то попытался выползти. Тронули дверь – она свободно открылась. Вокруг никого. В диковинку: что же такое?! А днем наши войска подошли – объявили Победу. Сколько же радости было! Стали нас сортировать по областям и в товарных вагонах отправлять домой. Дошла очередь и до ржевских. Приехали в конце июня, а город весь разбит, одни руины. Деваться некуда. Хорошо, что одна женщина нас с сестрой на чердаке приютила.

Фабричный гудок

В газете увидели объявление о наборе работниц на льночесальную фабрику. Была она старинной, открылась еще в 1912 году, и единственной на всю страну. Перед самой оккупацией, чтобы спасти производство, фабрику эвакуировали, а через год после освобождения, в 1944-м, она вернулась в Ржев, чтобы отстроиться заново. 

6 августа 1945 года (такие даты врезаются в память!) Валя босиком подходила к проходной. Для начала ее приняли в ФЗУ (прежде расшифровывать название школы фабрично-заводского ученичества нужды не было). Пошла и в вечернюю школу – до войны всего три класса окончить успела.

В ФЗУ стипендий не было, зато кормили. Групп набирали много, обучали на столяров, плотников, маляров, выпускали слесарей, токарей, механиков – разрушенному Ржеву каждая специальность была нужна и дорога. И фабрика здесь была надежной опорой. Было создано свое строительное подразделение с пилорамой. Ударными темпами восстанавливали цеха, склады, подъездные пути и дороги, отстроили целый прифабричный поселок с детским садом и яслями, клубом, баней, магазином и столовой, взялись строить дома в центре Ржева.

Фабрика разрасталась и крепла. В семи километрах от города раскинулось свое подсобное хозяйство. Картошку, овощи, мясо, молоко, все свежее, везли в столовую. Устанавливали новое оборудование, латали старое. В эту круговерть, за год освоив массу смежных специальностей, и окунулась с головой молоденькая льночесальщица, которой в ту пору миновал 16-й годочек.

Лен чесать – не петь да плясать

Я не представляла, на каких машинах работала Валентина Трофимовна, пока не увидела их. Эти громадины больше комбайна. На каждой такой льночесальной машине работали по три человека: закладчица, сортировщица и выгребальщица. Лен поступал в цех кипами, уже трепаный. Вначале он шел на деление: делили на горсточки по весу и горсточки закладывали в машину на чесание. После чески вязали пачки, прессовали, обшивали и отправляли на льнокомбинаты. Ржевская льночесальная продукция с успехом шла и на экспорт. 

Норма выработки была 

1 тысяча 200 килограммов – за смену рученьки переносили по горсточкам более тонны льна. В огромном цехе стояли 38 льночесальных машин, и лишь две-три останавливали периодически на профилактику. Грохот стоял неимоверный. Пыль – густым столбом. Кто заходил сюда впервые – не знал, куда голову спрятать. А обозы со льном шли и шли к фабрике, занимая всю улицу. Тресту из колхозов везли и машинами, и на лошаденках. Склады были забиты.

– Слушаешь, бывало, что где-то безработица, и не веришь, что может быть такое, – вспоминает Валентина Трофимовна. – У нас фабрика в три смены без продыха работала, и представить было невозможно, что это когда-то кончится. 

Кончится, слава Богу, еще не скоро, и пока Валя Дударева как челнок носится вокруг своей машины. Каждую пятилетку берет повышенные обязательства выполнить план досрочно и выполняет!

Каждую смену выкраивает время, чтобы лишние горсточки льна заложить на чесание, прибавить к норме дополнительные килограммы. Загодя, до начала ночной смены, не дожидаясь автобуса, успевает прибежать на репетицию хора. После смены – в колхоз: помогать лен поднимать, теребить, трепать да расстилать под августовские росы. А там тоже норма и закон товарищества: сделал сам – помоги отстающему. Глядишь, подоспеет очередь в подсобное хозяйство ехать. Дома хозяйство еще слаще и беспокойнее – две дочурки растут, мужа нужно после смены встретить – работа у него мастером на заводе АТЭ-3 тоже беспокойная. А вместе они друг другу помощники и отрада. 

Лен вымотает – лен и озолотит 

Валентине Трофимовне до сих пор снится, как лазоревые небеса на поля спускаются – в голубом июльском мареве лен цветет. А то вдруг ходит-ходит вокруг своей льночесальной машины, а ничего не получается, не клеится, вместо льна какое-то тряпье чешет. Проснется – рученьки ломит, пальцы не разогнуть, но днем и виду не подаст, вся добром светится. Глядя на нее, только думаешь: дай Бог чувствовать себя так же, как выглядишь. И это в 82 года.

– Трудно, конечно, но как я любила со льном работать! Особенно с бежецким. Чудный был лен. Шел под самыми высокими номерами. Сортируешь его, раскинешь на руках, а он такой длинный – прямо струится, блестит как шелк. И вот беру я две горсточки, закладываю в колодочки для чески, да не просто брошу пучок, а ладонью разровняю, пальцами пройдусь, проверю, чтобы слежалых узелков не осталось. Через гребни, как через расческу, машина протащит наши горсточки – и на выходе течет ровная шелковая куделя. Если не поленишься и при закладке льнотресты скрученные стебли расправишь, чтобы серединка комком не сбилась, недочеса не осталось, то на конечных операциях твой труд окупится, скажется на качестве. 

На каждой операции время было рассчитано по минутам. По цеху ходили строгие табельщицы и нормировщицы, на видном месте висела доска показателей. После смены мелом прорисовывали новые цифры: кто сколько готовой продукции выпустил. Работа каждого была как на ладони. Вначале, в 1964-м, Валю Дудареву за ударный труд наградили орденом «Знак Почета», а в 1971 году по итогам трех пятилеток – золотой звездой Героя Социалистического Труда. Было ей тогда 40 лет, а за плечами – 25 лет трудового стажа.

Ни при звезде Героя, ни до, ни после она ничего под себя «не загребала». Наоборот, привечала тех, кто послабее. 

– Была у нас в цехе работница – Лиля Андреева, – рассказывает Валентина Трофимовна. – Троих ребятишек растила, да слабенькие они были: то на больничном с ними, то отпрашивается. Держать ее в своей смене никто не хотел, все отмахивались. Да и льночесальщиц можно понять: одно дело с постоянной сортировщицей работать, другое – к новенькой приспосабливаться. Вот и говорю мастеру: «Давайте ее мне». И взяла. Вижу: толковая, прохлаждаться, лясы точить в подсобку не побежит. Так мы и сработались, и сдружились на всю жизнь. 

Удастся лен – так шелк, не удастся – зубами щелк 

Позже на Ржевской льночесальной фабрике перешли на две смены. Людям, конечно, стало полегче, но это свидетельствовало и о другом: поток с льняных полей оскудевал. Чесали пеньку, стали привозить импортный джут – эдакое чудовище в кипах по 100 кг: стебли до трех метров свернуты в несколько слоев, зато годились на изготовление канатов для морских кораблей.

Пришлось тот джут и Валентине Трофимовне почесать, а в 50 лет подоспела пенсия – по льготам вредного производства. Но она осталась работать на фабрике. В трудовой книжке у нее всего две записи: 1945 год – «Принята…», 1988 год – «Уволена…» А в промежутке – только благодарности, поощрения, награды, премии. Кругом почет – Герой Социалистического Труда! Избирали в делегаты съездов и конференций, в члены бюро обкома и горкома партии, ездила во Вьетнам в составе делегации советских женщин. Но все это не стало для нее усладой. «Шумно пошла жизнь. Я бы лучше две смены подряд бесплатно отработала, чем куда-то мчаться на пять минут с новым выступлением», – говорит она и сейчас. Счастьем было после поездок вернуться в свой цех, к своей машине, к своим девчонкам. И состояние этого счастья, думаю, понимают многие. Оно в самом простом: ты любишь и умеешь делать свое дело, оно у тебя получается, и это ценят другие. Ее звание Героя, считала Валентина Трофимовна, принад¬лежит всей фабрике.

Когда уходила на заслуженный отдых, еще ничего не предвещало печального краха, начавшегося с перекупки фабричных акций после приватизации. Потом и льны перестали выращивать, и фабрика обанкротилась. Слух пошел, что в последнее время ее купили москвичи, стали запускать по две-три машины. А в 1991 году государство упразднило звание Героя Социалистического Труда. 

Вы только не заплачьте…

Словно переступаю через ледяной поток, но все-таки прошу Валентину Трофимовну:

– Может, съездим на фабрику?

И вот десять минут на машинах (она этот путь раньше налегке пробегала!) – и мы въезжаем в ворота, где нас никто не останавливает. Дальше начинаются облезлые кирпичные корпуса, раскинувшиеся на многие гектары. И тишина. Высокая лестница ведет в административное здание замысловатой архитектуры. Около нас вырастает молодой мужчина, строго вопрошает: кто вы такие и что вам надо? Представляется: Костин Роман Николаевич, генеральный директор ООО «Ржевлен», которое начинает обживать здесь производственные мощности.

– А это Герой Социалистического Труда Дударева Валентина Трофимовна, льночесальщица фабрики, – показываем на нашу скромную спутницу.

– Тогда просто Роман, – теряется от неожиданности молодой директор, но тут же спохватывается: – Сейчас позову начальника производства, и все вам покажем.

Начальником оказывается Лидия Лебедько, она девчонкой пришла на фабрику и помнит Валентину Трофимовну. Обнимает ее за плечи, осторожно ведет по лестнице, приговаривая: «Вы только не заплачьте, когда увидите…»

В огромных цехах гулко отдается каждый шаг – пусто, ни одной машины, только эхо отлетает от голых стен. Одиноко висит доска показателей. Добираемся до отсеков, где стоят несколько старых льночесальных машин. «Родненькие мои», – шепчет Валентина Трофимовна и гладит ладошкой забитую слежавшейся пылью и паутиной железную махину, осторожно распутывает небольшой моточек кудели – на память.

Куда уходят Герои?

Что мы, потомки наши, возьмем на память о Героях Социалистического Труда? Список их редеет с каждым годом, как износившаяся холстина из льняных нитей. Не стало Валентины Ивановны Гагановой, Евдокии Борисовны Сапуновой, знаменитых братьев-картофелеводов Чистяковых. Как же длинен этот печальный перечень! Но не верю, что могут уйти в небытие желание, стремление этих замечательных людей работать так, что сердце пело. Упразднено звание, но Герои живут. Тверская ассоциация влилась в геройскую общественную организацию «Трудовая доблесть России» и достойно представляет наш регион. 

Каждое дело на земле имеет свою историческую оправданность и значимость. Будет меняться жизнь, ее уклады, технологии, орудия труда и средства производства. Но только потому, что когда-то в каждом селе сеяли лен, в каждом доме пряли, ткали кросна и белили холсты, лапотная Русь надела на себя белую льняную рубаху и возвеличилась. Сквозь пыль веков, войны, пожары, голод и разорения не нам ли завещано жить в чистоте помыслов и радости труда, сильнее, крепче и увереннее чувствуя себя на земле? И может быть, логично подумать о возрождении статуса Героя Труда, сохраняя память о нашем национальном достоянии, нашей национальной гордости?

Сейчас в Тверской области проживают 18 Героев Социалистического Труда, а всего высшей степени отличия за труд были удостоены 111 наших земляков, некоторые дважды и трижды. Этого почетного звания за исключительные заслуги перед Советским государством удостаивались те, кто внес значительный вклад в повышение эффективности общественного производства, проявил трудовой героизм, содействовал подъему народного хозяйства, науки, культуры, росту могущества и славы страны.

Блиц-опрос

– Вопросы, на которые нет ответа.
– Как сейчас люди работают? Ничего не показывают, в газетах не пишут, по радио не говорят. Кто передовики? На кого равняться? Кем гордиться? Ни звука. Вот и растеряли гордость за труд.
– Главные качества в человеке.
– Совесть, справедливость, умение понимать.
– Самое важное в вашей жизни.
– Нет, ни съезд, ни звезда. Просто сама жизнь, которая течет своим чередом.

Автор: Маргарита СИВАКОВА
83

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

В Тверской области стартовала программа «Нас пригласили во Дворец»
Проект «Нас пригласили во Дворец» реализуется по инициативе губернатора Игоря Рудени. Всего в масштабной акции примут участие более 33 000 учащихся 526 школ Твери и области. В картинной галерее побывают 513 групп, составленных из учеников 8-х классов. Численность же обучающихся в 9–11-х классах составляет около 21 000 человек.
19.01.201711:17
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию