19 Апреля 2018
$56.8
70.53
16+

PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Гордость земли Тверской 26.12.2011

Четыре танкиста летели в вечность…

Фотограф: Николай Погорелов

Когда я вглядываюсь в лица четырех бесстрашных танкистов, мчащихся с боем в опаленной броне танка сквозь зажатый фашистами Калинин, то кажется, что рядом с ними различаю и других. Они незримо здесь. Это те, кто истекал кровью, но до последней минуты не отдавал врагу город в том далеком октябре 1941 года. Это лица солдат 15-й стрелковой дивизии и лица вчерашних мальчишек – слушателей Высшего военно-педагогического института, лица ополченцев и бойцов истребительных отрядов.

Когда я вглядываюсь в лица четырех бесстрашных танкистов, мчащихся с боем в опаленной броне танка сквозь зажатый фашистами Калинин, то кажется, что рядом с ними различаю и других. Они незримо здесь. Это те, кто истекал кровью, но до последней минуты не отдавал врагу город в том далеком октябре 1941 года. Это лица солдат 15-й стрелковой дивизии и лица вчерашних мальчишек – слушателей Высшего военно-педагогического института, лица ополченцев и бойцов истребительных отрядов. Сквозь рваную колючую проволоку, взорвавшую гранитный постамент, проступают изможденные лики узников концлагеря. Это наша история в камне. Монумент защитникам и освободителям Калинина от фашистских захватчиков. Поднялся на линии обороны города. Покрывало с него было спущено спустя 70 лет после тех лютых событий. 

Мастер, сотворивший этот монумент, – тверской скульптор, народный художник России Евгений Антонов, у которого в эти дни еще одна знаменательная дата – 65-летие. 

Первая попытка

Идея создания монумента начала оформляться еще в конце 1980-х годов. Тогда вышла тоненькая книжечка «Ярче легенды», написанная замечательными тверскими журналистами Семеном Флигельманом и Павлом Ивановым о героическом рейде экипажа Степана Горобца из 8-й от-
дельной танковой бригады. Антонов прочитал повесть и загорелся. Сделал эскизы. Понес в Пролетарский райисполком. Показывал и рассказывал. Но в идею вникать не стали. Порыв автора знаменитого «Договора тысяч», ранее украсившего Пролетарский район областного центра, сдуло шальными ветрами перестройки.

– Тусклое это было десятилетие, – рассказывал Евгений Андреевич. – Одни старались как бы не умереть, другие выживали, третьи набивали карманы. В эти годы я практически ничего не сделал – это десять потерянных лет. В профессиональном отношении. Зато они стали годами духовного обретения. Я выстраивал себя как личность, чтобы уже остаток жизни ни вправо, ни влево не свернуть. 

Счастливая случайность?

– Возрождение почувствовалось только в начале 2000-х годов – вспомнили о художниках, – продолжал Антонов. – Появились деньги на архитектуру и скульптуру – ведь это имперский вид искусства, удел самодостаточного государства, состоятельных людей. Я уже и забывать стал про ту тему. Даже эскизы были потеряны, остались лишь одна-две фотографии. И вдруг – счастливая случайность? В Твери был объявлен конкурс на патриотическую тему об освобождении города с воссозданием памятника в сквере на Комсомольской площади. Опять явилась возможность воскресить из небытия подвиг героев. 

Но конкурсные работы принимались по двум номинациям. И тогда Евгений Андреевич решился предложить третий вариант: момент сдерживания врага на подступах к городу, когда около полутора суток остатки наших сил бились с лавиной наступающих фашистов, чтобы не сдать Калинин.

За эту тему ухватились. Антонов представил материалы. Но сам на конкурс не пошел – еще не верил, что его боль в ком-то всколыхнет ответные чувства. Оказалось, что всколыхнула – именно его идее отдали предпочтение.

К тверскому берегу

Стал работать. Увлекся. Предложил еще массу эскизов, в которых конкурсная комиссия уже запуталась, а идеи рождались и рождались. Между тем официального заказа так и не поступало. Деньги должны были прийти на реконструкцию Комсомольской площади, но их не было, а в архитектурно-скульптурном деле финансы значат очень многое. Время стучало в висок, утекая. Победа в конкурсе стала меркнуть. На раскачки и утряски ушло почти два года, прежде чем каркас будущего монумента сроднился с первым комом глины.

– Но я тверской и знал, что уже не отступлю, – голос скульптора окреп. Он вырос здесь – в послевоенном Калинине, в рабочих кварталах Резинстроя, в семье фронтовика. Мать со старшим братом пережили оккупацию. Бог миловал, отвел жестокие потери от их рода: отец хоть весь израненный, но вернулся домой. Видно, дед вымолил, молитвенником он был…

Почувствовать, что он тверской, приходилось Евгению Антонову не раз. После окончания в Смоленском педагогическом институте факультета рисования и черчения он уехал учиться в Москву, в государственную художественную академию имени Сурикова. В 1975 году, окончив курс наук, получил приглашение от дорогого ему человека и учителя смоленского скульптора Альберта Георгиевича Сергеева вернуться работать к нему. Все складывалось успешно. Сделал несколько интересных вещей, на подходе были новые проекты. Антонова в Смоленске уже называли мастером, как вдруг… 

На одном из званых приемов именитых художников в Москве у молодого тогда скульптора случилось знакомство с Василием Ивановичем Волковым, заслуженным художником России, возглавлявшим в Калинине областную организацию Союза художников. Знакомство оказалось счастливым: Василий Иванович позвал Евгения приехать в Калинин. А там – мать, отец, родина. На собеседование ехал как на зов души. Волков сразу принял, повел на сватовство к начальству, и молодому скульптору предложили взяться за памятник, который потом станет известен как «Договор тысяч» на «Пролетарке».

Все было заманчиво, тем более в 34 года. Но в Смоленске жена, дочка, готовые модели к мемориалу. Признание. Выбор предстояло сделать не из легких. Но силы бурлили немереные. Все интересно и все хотелось охватить разом, и казалось, что все сможет. В этом круговороте высветилось главное: хочу вернуться домой! Хотя резать пришлось по-живому, его лодку прибило к тверскому берегу. 

Стена памяти

Мы возвращаемся к разговору о создании монумента защитникам и освободителям Калинина.
– Он состоит из трех элементов, – рассказывает Евгений Андреевич о своем детище. – Первый посвящен обороне города, тем, кто стоял за него и полег. Подвигов было много, далеко не обо всех мы знаем. Помним ли, например, что до последних минут стреляла пушечка в Затверечье: это дрались наши артиллеристы, заблокировав вход в Затверецкий район. А «Стена памяти» – это образ разрушенного врагом Калинина и флаг освобождения над ним…

Искусство скульптуры – это символика в синтезе с настроением, которое она создает. Это колючая немецкая проволока, это грубый камень распятых стен, искореженных домов и людских судеб. В основу создания настроения Евгений Антонов выбрал два цвета: черный и мышино-серый. 

– Шел на это сознательно, – говорит Евгений Андреевич. – Серый цвет – это цвет тех будней. Им они пропитаны насквозь. Представьте: поздняя осень 1941 года. Немцы за короткое время разбили Западный фронт и прямым ходом движутся в центр России. Остановить их нечем. На подступах к Калинину их натиск удалось сдержать лишь у поселка Элеватор. Да и то они остановились, чтобы напружиниться перед броском на Москву. Выбор перед нами стоял однозначный: или погибнуть как нация, или сражаться. Трагические это были времена. И я искал такой гранит, чтобы через него передать дух тех дней и чтобы люди прониклись этим духом.

Центральная часть – монумент старшему сержанту Степану Горобцу и его экипажу – создавалась на подъеме. Был вкруговую обложен не только литературой, но и богатым песенным репертуаром того времени. Ведь танкистов любили в нашем отечестве, о них песни слагали. Эпоха рождала своих супергероев.

– Натуру для Горобца специально подбирали?

– Ну, какая натура! Были фотографии из книги Семена Моисеевича Флигельмана – по ним и лепил. Рядом со Степаном – механик-водитель, его друг и свояк (их жены были сестрами) Федор Иванович Литовченко. Кстати, хорошо бы Михаилу Флигельману переиздать труды отца – очень они нужны! Для памяти людской.

Открытия бывают разные

Евгений Андреевич не говорил мне, мечтал ли он, что тверитяне будут приводить к монументу своих детей, внуков и рассказывать им о подвиге бесстрашных защитников и освободителей, о подвиге города воинской славы. И потому с болью, но решаюсь спросить, как он отнесся к осквернению монумента, как ответила душа на то, что буквально на следующее утро после открытия чья-то варварская рука надругалась над героями.

– То, что произошло, очень печально. Печально то, – он с трудом подбирал слова, – что такое вообще может случиться. Ведь те молодые люди, что бесчинствовали, как губка, впитали в себя все то порочное, что происходит в самом обществе, где втаптываются в грязь и любовь к отечеству, и уважение к ее истории. Это ошибки воспитания граждан. Ведь народ надо, как ребенка, холить, лелеять, заботиться о нем, воспитывать. А из нового поколения, родившегося в 90-е годы, вышибли фундамент нравственности. Их такими воспитало время, когда бацилла охаивания разъедала нравственные национальные устои. Она и в детей проникла. Теперь пожинаем то поле бурьяна. Но я видел и другое: интерес к этой теме появляется и закрепляется. Дедовы медали далеко не во всех семьях предмет купли-продажи, и внуки помогают немощным дедовым рукам начищать потускневшую орденскую планку. Я видел, как дети лепят солдатиков…

Негабаритный груз

Работа над монументом шла, мягко говоря, неровно. Чтобы сделать его в граните, пришлось преодолеть гранитные полосы препятствий. В глине лепил у себя в мастерской. В Катыни под Смоленском, где работают хорошие мастера, монумент отливали в окончательном виде. Отлили. Антонов пригнал из Твери машину. Начали грузить. И так вертят эту махину, а в ней три с половиной метра высоты и почти три тонны веса, и эдак – никак не удается поставить и закрепить в кузове, чтобы доставить домой.

– ГАИ «во весь рост» нас не пропускает. Никто не идет навстречу, чтобы уладить этот вопрос, везде закрытые двери. Бился полтора месяца, пока со слезами на глазах не порезали «груз» до габаритных размеров. Сварщика пришлось везти в Тверь, чтобы сварить глыбы заново. А здесь меня уже прессовали по срокам сдачи объекта. 

«Я за то и люблю затеи грозовых военных забав, что людская кровь не святее изумрудного сока трав» – это Николай Гумилев написал.

Про изумрудные травы

Евгений Андреевич трогает на столе томик стихов Гумилева:
– Вот, полюбил, хотя, когда начинал читать, привыкал тяжело. Я вообще поэзию люблю. Эту книжку купил давно, но не прикасался к ней. И вдруг неожиданно открыл для себя удивительного поэта, мыслителя, человека, которого не сломаешь:

...Когда вокруг свищут пули 
и волны ломают борта,
Я учу их, как не бояться, 
не бояться и делать, что надо...

Как он работал с образом, с каждым словом! Все отточено до буквы. По смыслу – понятно, ясно, образно, и ничего не переставишь. Ему даже подражать нельзя. Разве что «учиться не бояться и делать, что надо».

Эта образная напористость отточена и в скульптурах Антонова, а в характере – стремление не бояться и делать, что надо. Что же собирается делать скульптор дальше? Зреют ли новые идеи?

– Конечно, – отвечает Евгений Андреевич. – Времени мне уже не так много отпущено для их реализации, но кажется, что мое время все-таки впереди. Для меня наступила пора творческой зрелости, когда многое умею делать в своей профессии, многое знаю. Подчас просто не хватает часов в сутках, чтобы все успеть, а надо. Я люблю прикасаться к истории жизни великих людей, неординарным личностям, ярким подвигам служения. Как-то услышал, что выбросили из центра Эстонии захоронения наших солдатиков, освобождавших Таллин. Лежал там и наш кашинский лейтенантик Вася Волков – погиб вместе с экипажем в горящем танке. Кашинцы перевезли его прах на родину. Вот и не дает мне эта тема покоя, уже эскизы набросал. Вполне сложился в голове памятник замечательному флотоводцу, вице-адмиралу русского флота Владимиру Алексеевичу Корнилову. Хочу, чтобы этот памятник на его родине, в Старице, стоял. Вынашиваю идею о скульптурной композиции нашим тверским полкам, тверскому князю Михаилу Александровичу Микулинскому на Куликовом поле. Я еще не выговорился до конца.

…Когда я вглядываюсь в лица танкистов, мчащихся в опаленной броне сквозь зажатый фашистами Калинин, то кажется, что рядом с ними различаю и другие лица. Теперь я знаю, что среди них незримо присутствует и скульптор Евгений Антонов.

Блиц-опрос

Три события в истории Твери, которые вы считаете 
краеугольными.
– Кульминационная веха в развитии Тверского княжества: победа в Бартеневском сражении. 
– Строительство Твери как города: мы обязаны государыне 
Екатерине его современным обликом. 
– Освобождение Калинина от немецко-фашистских оккупантов. 
Три места на земле, наиболее милые вашему сердцу.
– Всегда была мила и дорога деревня Радилово в Новоторжском районе – место моего детства, откуда родом мои родители. Но сейчас там очень уныло.
– Старинный парк Блонье в центре Смоленска.
– Молдинские окрестности Удомельского района, где Левитан написал «Над вечным покоем», где творили Венецианов, Григорий Сорока, другие замечательные художники. 
Книги, без которых трудно прожить.
– Еще в студенческие годы открыл для себя великого русского писателя Ивана Сергеевича Соколова-Микитова. Зачитывался им, чувствовал, что прикоснулся к классике, совершенно не помышляя, что живой классик еще может быть жив. Даже ездил на его родину, в деревеньку на реке Угра в Смоленской области. Как-то недавно снова открыл книжечку Ивана Сергеевича – и повторилось очарование его словом. Перечитывал не отрываясь. Любовь – она не пропадает.
Вопросы, на которые нет ответа.
– Их много. Есть темы, которые лучше не обсуждать. Есть тайны, к которым нельзя прикасаться.
Автор: Маргарита СИВАКОВА
102

Возврат к списку

208 избирательных кампаний пройдут в Тверской области
Избирательная система региона с честью выдержала ответственный экзамен. Состоявшиеся 18 марта выборы Президента РФ на территории Тверской области проведены без серьезных замечаний и получили высокую оценку, в том числе и со стороны международных наблюдателей.
19.04.201811:35
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 1 2 3 4 5 6
Новости из районов
Предложить новость