18 Октября 2017
$57.34
67.46
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
История 21.12.2011

Историк Арктики с берегов Селигера

Фотограф: Архив «ТЖ»

Историк Арктики с берегов Селигера

Когда пытаешься осмыслить сделанное великими русскими историками Карамзиным, Соловьевым и Ключевским, невольно стараешься найти хотя бы одно имя, соразмерное им в XX веке. Занятие безуспешное: историческая мысль вместе с историками была вырублена большевиками на корню, а сама история подавалась исключительно как борьба классов. Изучая «Историю СССР с древнейших времен», я, как и все, почему-то не задавался очень простым вопросом: как это – с древнейших времен, если СССР образован в 1922 году? 

 все же несколько капитальных авторских исследований, достаточно свободных от идеологического засилья, в активе исторической науки советского периода имеется. Как говорится, всех не перевешаешь. Одним из таких фундаментальных трудов является четырехтомное, энциклопедического формата и столь же энциклопедического содержания исследование Михаила Ивановича Белова «История открытия и освоения Северного морского пути» (1956 – 1969). 

По правде говоря, узнав о многотомнике с таким названием, я, тогда еще студент, был чрезвычайно удивлен, когда вместо монолитного авторского коллектива увидел на титульном листе огромного первого тома одну короткую фамилию – Белов. Удивляться пришлось и дальше. Неподъемный научный фолиант был написан прекрасным русским языком, в книге был захватывающий сюжет, весь ее тон соответствовал величию подвигов русских людей в Арктике, а глубина проработки автором колоссальных архивных материалов до сих пор не дает ответа на вопрос, как и когда успел со всем этим справиться совсем молодой тогда историк. 

Второй, третий, четвертый тома… И вновь – одинокая фамилия на переплете. Монументальное творение, не превзойденное и поныне. 

Михаил Иванович Белов, автор этого гимна освоению Арктики, родился 21 ноября 1916 года под Осташковом, в деревне Старое Село на берегу озера Селигер. Это южный берег Березовского плеса – того, что простерся на запад, к истоку Волги, и не дотянулся до него какую-нибудь дюжину верст. Мне приходилось не раз бывать здесь в археологических разведках и на раскопках, но о том, что видный историк является нашим земляком, узнал гораздо позже. А тогда я вновь и вновь погружался в описания русских полярных экспедиций XVII – XIX веков, с удовлетворением замечая, что для автора важнее всего научная истина, что весомыми аргументами он считает архивные документы, а не цитаты из основоположников «единственно верного в мире учения». 

Михаил Иванович был очень талантлив и много успел, хотя и прожил не такую уж большую жизнь. В молодости он работал на Морском заводе в Кронштадте, в грозном 1941 году окончил исторический факультет Ленинградского университета, воевал в ополчении на Ленинградском фронте, а в 1947 году, успешно завершив обучение в аспирантуре и защитив диссертацию по истории экспедиции Семена Дежнева, стал работать в Арктическом и Антарктическом научно-исследовательском институте. Через год вышла в свет его первая книга «Семен Дежнев», вскоре переизданная.

Расширяя круг изучаемых вопросов, Михаил Иванович выпустил в 1952 году книгу «Русские мореходы в Ледовитом и Тихом океанах», закрепившую за ним репутацию основного исследователя этой проблематики.

Мне рассказывали достаточно компетентные люди (может быть, это и легенда), что товарищ Сталин очень озаботился после войны приоритетом России в Арктике и поручил нашей науке навести в этом деле порядок. Дело якобы дошло до того, что нашей агентуре в Европе выделялись существенные суммы на приобретение старинных книг, документов и карт по полярной зоне Евразии. Наряду с отечественными документами и материалами это собрание и стало основой для написания Михаилом Беловым «Истории открытия и освоения Северного морского пути». 
Первый том он использовал в качестве докторской диссертации, которую защитил в 1958 году.

Работая над следующими томами, Михаил Иванович параллельно писал и издавал отдельные монографии по тем или иным полярным сюжетам. Обработав колоссальный объем архивных материалов, Белов подготовил крупные обобщения с характеристикой истории открытия и исследований Гыданского и Тазовского полуостровов, Мангазеи и полуострова Ямал. Они преобразовались в монографии «Путь через Ледовитый океан» (1963), «Русские арктические экспедиции: XVII – XX вв. (1964), «Мангазея» (1969), «Раскопки «златокипящей» Мангазеи» (1970), «Подвиг Семена Дежнева» (1973), «По следам полярных экспедиций» (1977). В конце жизни он написал в соавторстве с известными археологами Олегом Овсянниковым и Вадимом Старковым книги «Мангазея: Мангазейский морской ход» (1980) и «Мангазея: Материальная культура русских полярных мореходов и землепроходцев XVI – XVII вв. (1981). 

Среди публикаций Белова в научных сборниках особенно привлекает внимание смелостью гипотезы и доказательностью его статья «Севернорусские жития как источник по истории древнего поморского мореплавания» напечатанная в 1958 году академиком Александром Сергеевичем Орловым в «Трудах Отдела древнерусской литературы» Пушкинского Дома. 

Еще одной заслугой нашего земляка являются его работы по истории открытия Антарктиды экспедицией Беллинсгаузена и Лазарева. Михаил Иванович был соавтором и редактором капитального труда «Первая русская антарктическая экспедиция 1819 – 1921 гг. и ее отчетная навигационная карта» (1963). 

В нескольких своих исследованиях профессор Белов перебросил мостик от прошлого к современности, опубликовав очерки советского периода освоения Арктики.

Еще одним проектом, сравнимым по значимости с многотомной «Историей открытия и освоения Северного морского пути», стала задуманная и проведенная им экспедиция по поискам и раскопкам первого русского города в Сибирском Заполярье – Мангазеи. 

Авторитет профессора Белова в научном мире был чрезвычайно высок. А его бывшие студенты и участники экспедиций и много лет спустя любовно называли Михаила Ивановича учителем, и это слово заменяло им все титулы. 

Имея множество наград, он больше всего гордился премией имени С.И. Дежнева, которой Михаил Иванович был удостоен в 1959 году вторым из отечественных ученых. Как раз в этом году он возглавил Отделение истории географических знаний Всероссийского географического общества, которым руководил 22 года, до своей кончины летом 1981 года. 

Несколько слов о Мангазейской экспедиции. 
В первой половине XVII в. русские мореходы открыли и активно использовали четыре основные трассы (в Поморье они назывались ходы) в Баренцевом и Карском морях, берущие начало в Белом море: Мангазейский морской ход, Новоземельский ход, Енисейский ход и Грумаланский ход.
Мангазейский морской ход, служивший путем в Сибирь, был наи-более сложным. Еще в XVI веке поморские первопроходцы основали городок, на месте которого в 1601 году был построен город Мангазея, игравший большую роль в дальнейшем освоении севера Сибири. Европейские картографы непременно отмечали его на географических картах нашего континента. Путь из Архангельска до Мангазеи занимал примерно пять недель. Продолжением этого хода был путь в низовья Енисея. 

Караваны судов-кочей везли в Мангазею продовольствие и вооружение для гарнизона, товары на продажу, промысловое оборудование, людей, а из Мангазеи – пушнину. Летом 1642 года город, дававший ежегодный взнос в казну государеву 25 – 30 тысячами штук соболей, был уничтожен пожаром. 

В значительной степени пролила свет на характер Мангазейского поселения, на его материальную культуру комплексная экспедиция Института Арктики и Антарктики и Института археологии Академии наук СССР, работавшая на Мангазее с 1968 по 1970 годы и в 1973 году под руководством доктора исторических наук профессора Белова. К сожалению, сотрудники Салехардского музея, куда профессор официально передал коллекции, хранили их небрежно, в результате многое пропало. 

Зато в Институте Арктики и Антарктики в Петербурге есть музей, экспозицию которого открывает диорама, с большой точностью восстанавливающая пейзаж древней Мангазеи. Пятибашенный Кремль, воеводский двор и приезжая изба (то есть канцелярия), гостиный двор из двадцати лавок-амбаров, церкви, таможня и расположенные в обширном посаде литейные и косторезные мастерские; жилые дома и вымощенные сосновыми досками улицы – так выглядела около четырехсот лет назад торгово-промышленная столица севера Сибири, раскопанная профессором Беловым. Среди экспонируемых находок – рыболовная сеть, изготовленная примерно 370 лет назад, шахматы, деревянная посуда, обувь, украшения из серебра, меди, дерева, кожи, бересты.

Сегодня Мангазее беда грозит не от пожара, а от современных вандалов – геологов и нефтедобытчиков. Возбужденные рассказами о заполярном средневековом городе, они буравят культурный слой и тащат все, что попадается под руку. Уникальное городище гибнет на глазах. Наверное, не о такой его судьбе мечтал профессор Белов, снаряжая в 1960-х годах экспедицию по изучению Мангазеи. 

Впрочем, на его собственной родине, на берегах красавца Селигера, ситуация с охраной археологических древностей не лучше. Продолжается силовой захват в частную собственность берегов озера, и ученым на эту территорию ходу уже нет. Перед законом у нас все равны, но некоторые, как говорится, равнее.
Автор: Вячеслав Воробьев, профессор Государственной академии славянской культуры
407

Возврат к списку

Тверь запомнилась гостям конкурса «Лучший по профессии» испытаниями и красотой улиц
Сегодня торжественной церемонией награждения победителей в ДТДМ завершились соревнования Всероссийского конкурса среди юных «Лучший по профессии». Более 140 участников из 34 регионов страны смогли достойно проявить себя и показать, чему их научили наставники. 
13.10.201719:52
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5
Новости из районов
Предложить новость