27 Февраля 2017
$57.48
60.45
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Спорт21.12.2011

Все по-ЧЕСТНОВу

Фотограф: архив Алексея Честнова

Областному врачебно-физкультурному диспансеру исполнилось 60 лет. Главный врач ОВФД Алексей Честнов рассказал о нелегких временах, которые переживает учреждение-юбиляр.

Областному врачебно-физкультурному диспансеру исполнилось 60 лет. Главный врач ОВФД Алексей Честнов рассказал о нелегких временах, которые переживает учреждение-юбиляр.

«Здесь у нас кабинет лечебной физкультуры: чистенько, хотя в помещении занимаются 12 лет. Здесь тренажерный зал. А дальше – кабинеты массажа. Видите, криоаппарат – очень полезная вещь. Но дорогостоящая. Я часто бываю на выставках, любуюсь последними достижениями в нашей области. Жаль, мы можем позволить себе очень мало. Однако все, что куплено, никогда не пылится в кладовках, все идет в дело, все работает на благо пациентов», – с любовью показывает каждый уголок своего царства Алексей Алексеевич. Честнов – главный врач ведущего учреждения Верхневолжья, где занимаются спортивной медициной. Почему-то главный врач диспансера напомнил мне образ из детства: «Мороз-воевода дозором обходит владенья свои». Наверное, из-за отношения к своей работе: в диспансере нет привычной больничной давящей атмосферы, наоборот, здесь веет заботой и неподдельным вниманием к твоей персоне, аура почти что домашняя.

Отстающая параллель

– Алексей Алексеевич, сейчас медицина – одна из важнейших сфер, без которой спорт существовать просто не может. Поделитесь мнением на этот счет.

– Это не только мое мнение, но и многих руководителей, в том числе в нашем регионе. Наша служба – специализированная. Это не просто общедоступное лечебное учреждение, а работающее с конкретным контингентом. Значит, мы обязательно должны развиваться пропорционально тому, как развиваются спорт и физкультура. К сожалению, диспансер не может похвастаться тем, что успевает за спортом в нашей области. Причины во многом: разные ведомства, разное финансирование… Но в идеале медицина должна идти в ногу со спортом.

Очень много аспектов, касающихся двух параллельных областей. Здесь можно говорить о медицине как о контроле за занимающимися в группах начальной подготовки, детско-юношеских спортивных школах. Мы обязаны следить и следим за их здоровьем. Есть другая составляющая: работа со спортсменами высших разрядов, с профессионалами, членами и кандидатами в сборные команды. Там совершенно другие требования, очень много ограничений, касающихся различных методов восстановления работоспособности, а также ее стимулирования, повышения. Ни для кого не секрет, что достаточно широко применяются фармакологические препараты. Но почему-то у обывателей есть мнение, что любой фармпрепарат, назначенный медиком, является допингом – лишь бы улучшить результат. Мало кто понимает, что физические нагрузки предъявляют к организму завышенные требования. Затраты обязательно нужно компенсировать, а иногда лучше предугадывать их и действовать на опережение.

Потому тренеру и доктору необходимо работать в тесном контакте. Спортивный врач должен понимать наставника, они должны разговаривать на одном языке. Доктор должен знать тот или иной вид спорта и, соответственно, по периодам, этапам подготовки вместе с тренером вести спортсмена. Не только фармакологическими восстанавливающими методами, но и другими: физиотерапевтическими, массажными, тепловыми процедурами, правильной диетой. Вот то, чем должен заниматься спортивный врач, способствуя поддержанию формы, ее наращиванию и достижению высоких результатов.

– Из чего возникла идея создания диспансера 60 лет назад?

– Если разобраться, подобной службы в мире не было нигде. Она была создана в Советском Союзе. (Потом идею активно перехватили немцы, китайцы, кубинцы, и многие знаменитые российские спортивные врачи стали родоначальниками спортивной медицины в других странах.) После Великой Отечественной войны бурно начало развиваться олимпийское движение, стране стало важно показать свою значимость в спорте, и здесь прошелся красной нитью призыв «догоним и перегоним». Создавались условия для тренировок, занятий, строились стадионы, площадки, другие объекты, чтобы привлечь к активности как можно больше людей. (Сейчас наблюдается схожая ситуация.) Чем больше людей вовлечено в физкультуру, тем лучше это, во-первых, для здоровья и времяпрепровождения, а во-вторых, из большого количества гораздо легче отобрать действительно способных. Однако, когда количество занимающихся спортом сильно выросло, врачи увидели, как нерациональные физические нагрузки отрицательно влияют на здоровье пациентов. Появились спортсмены с заболеваниями, причиной которых стало незнание того, как правильно заниматься, тренироваться. В министерстве здравоохранения тогда проанализировали создавшуюся ситуацию и пришли к выводу, что необходимо создать специализированную службу, которая будет заниматься теми, кто регулярно тренируется, получает большие физические нагрузки, участвует в соревнованиях и на высоте своей формы становится склонным к различным отклонениям в состоянии здоровья. Понимать, носят отклонения физиологический или патологический характер, являются ли адаптационной ответной реакцией или человек просто заболел, должен именно спортивный врач.

Например, если снять электрокардиограмму у спортсмена и отнести врачу в поликлинику, тот скажет: «Ребята, да вы что! Какой спорт! Посмотрите, какие изменения на ЭКГ!» Или мы даем нагрузку, а у атлета пульс через минуту уже 180 ударов в минуту. Разве может такое быть у обычного человека? Нужно учитывать, что спортсмен в результате многократных тренировок в любой момент может привести себя в состояние боевой готовности. Простого смертного раскрутить до 180 ударов – дело 15-20 минут, а спортсмен может только подумать о предстоящей нагрузке – и организм сразу готовится принимать привычную норму.

Эту специфику должны знать спортивные врачи. Тогда в СССР и создали такую службу. В 1951-1952 годах появились врачебно-физкультурные диспансеры, которые сейчас отмечают юбилеи. В России было более 270 диспансеров. Сейчас осталось в лучшем случае 120. Многие были закрыты по разным причинам. В том числе потому, что мы как бы между двумя ведомствами: считается, что нужны спортсменам, а принадлежим и финансируемся здравоохранением. Здоровье здоровых, конечно, имеет какое-то значение, но считается, что для последнего ведомства это не самое главное: у него хватает проблем с больными. Получается, мы остаемся немного в стороне. К примеру, спорткомитет может взять диспансер на финансирование, но министерство здравоохранения нас не отдаст. Хотя примеры такие есть, причем все развивается гармонично и параллельно.

– Вы пытались сами решать эту проблему?

– Неоднократно. Председатель областного спорткомитета Владислав Павлов, зная наш годовой бюджет – 11 миллионов рублей, готов принять диспансер под свое крыло. Однако департамент здравоохранения нас не отдает. При положительном исходе дел сложности, конечно, будут: принадлежа одному ведомству, мы будем финансироваться из другого… Все сложно.

Лучший на одном крыле

– Как обстоят дела с персоналом?

– Здесь можно вернуться к началу разговора: мы должны развиваться в ногу со спортом. За последние годы количество тренирующихся возросло в два раза. В то время, как количество работающих в диспансере не только не увеличилось, оно уменьшилось. Для общей информации, зарплата врача сейчас – 5200 рублей, средняя зарплата по диспансеру – 7,5-8 тысяч рублей.

Неудивительно, что основная проблема на сегодня – кадры. Мы потихонечку летим с одним крылом, но сколько еще протянем – вопрос. Я не люблю пророчествовать, чаще смотрю на жизнь оптимистично, но около 80% сотрудников диспансера – предпенсионного возраста. Значит, через пару лет выяснится, что работать некому, останется десяток врачей.

– Сколько человек сейчас работают в диспансере?

– По ставкам – 71, хотя по расчетам должно быть более 200 ставок. А по рекомендуемому «свыше» расписанию у нас должно быть не менее 500 человек. Именно из штатного расписания зависит объем работы. Зная нагрузки докторов, мы рассчитываем количество посещений за год. У нас это 80 тысяч посещений, то есть восемь тысяч человек приходят к нам каждый год. Хотя потребности гораздо больше, но нам не позволяет разогнаться штатное расписание. Потому образовываются очереди, некоторым пациентам приходится наблюдаться в детских поликлиниках, врачебных центрах… Вне сомнений, лучше, если бы всех осматривали в диспансере.

Служба сейчас застряла в 80-х годах прошлого столетия. Не хочу сказать, что она плохая. Среди областных диспансеров тверской – один из лучших. Это доказано фактами: в проводимых в последнее время конкурсах мы три раза становились лауреатами. То есть мы входим в тройку лучших из 120 диспансеров. Кто еще из представителей медслужбы Верхневолжья занимал третье место в России? Даже Тверская государственная медакадемия – двенадцатая в рейтинге…
Другая проблема – оснащение и площади. У нас есть необходимое оборудование, но оно удовлетворяет нас ровно настолько, насколько мы живем. А располагаемся мы на 700 квадратных метрах, на первом этаже жилого дома. Доктора работают в две смены, сидят по два человека в кабинете, что неудобно не только им, но в первую очередь пациентам.

Хозяйничать негде

– Алексей Алексеевич, вы сами видите решение проблем?

– Можно построить современный диспансер, но все упрется в штаты. Потому что подготовка спортивных врачей очень затруднена. Сразу после института выпускник не может идти работать спортивным врачом. Сначала он должен отработать четыре года по своей специальности, стать неплохим специалистом, а потом внезапно начать все заново. Мало кто на такое решается.

Правда, в прошлом году, когда серьезные специалисты заявили в минздраве о необходимости подготовки спортивных врачей, то дали добро готовить этих врачей в ординатурах в необходимом количестве. Однако сами студенты не изъявляют желания идти в эту сферу: если находятся добровольцы, они идут в спортклуб, но никак не в диспансер.

Другая проблема: многие думают, что в диспансере только здоровые люди, спортсмены, а лечебная работа здесь не ведется вовсе. Отнюдь. Просто здоровый контингент требует обязательной медицинской коррекции. Плюс ко всему, у нас есть отделение физической реабилитации, где люди восстанавливаются после травмы от месяца до года. Однако реабилитацию также может пройти только малая часть нуждающихся в ней.

Получается, нам нужно создавать не просто диспансер, а центр реабилитации и спортивной медицины с соответствующими площадями (не менее 3,5-4 тысяч метров квадратных), со своим штатным расписанием, соответствующим оборудованием, оснащением, стационаром, водолечебницей, механотерапией.

Попытки улучшить наше существование были, но 40 лет уже ничего не меняется. Никого не волнует даже то, что здание, в котором мы сейчас располагаемся, принадлежит городу. Несмотря на то что на 99% наших пациентов – жители Твери (через диспансер прошло уже четыре поколения), которых мы обслуживаем абсолютно бесплатно, мы ежегодно отдаем городу огромную сумму за аренду помещения, так как мы – областной диспансер. Я много раз выходил на городскую Думу с просьбой предоставить льготы, какие-то послабления – но тщетно, при слове "деньги" все сразу отворачиваются. Если бы у нас было свое здание, где мы были бы хозяевами, а не находились на правах снимающих квартиру жильцов, можно было бы вкладываться и развиваться полноценно.

Проблем, как видите, достаточно много. Неудивительно, что многие диспансеры закрылись. Нам везет в том, что мы держимся за счет своего авторитета, однако наша служба нуждается в кардинальных переменах. На строительство нового центра необходимо финансирование. Пока никаких подвижек нет. Говоря объективно, если в течение максимум пяти лет не будут предприняты серьезные шаги, службу мы потеряем. В России станет на один диспансер меньше… Появится какое-то отделение, люди, наблюдающиеся у нас, уйдут в общую сеть не к узким специалистам…


Обратная связь

– Помимо здоровых спортсменов вы работаете с травмированными. Какие случаи можно назвать типичными?

– Все зависит от вида спорта. В основном это растяжения, надрывы связок, страдают коленные, голеностопные, плечевые суставы. Но в первую очередь для спортсменов потребность в создании такой службы есть в плане восстановительных мероприятий. Что может тренер? Кроме распространенной бани или самостоятельного массажа – ничего. Этого, естественно, мало: такие требования, такие нагрузки! Необходимо полноценное восстановление, за которое клубы готовы платить специалистам: чтобы спортсмен, в которого вложены деньги, был здоровым и работал.

– В чем отличие работы с детьми и с профессионалами?

– Так как у детей первое время занятия носят общеразвивающий характер, здесь достаточно одного углубленного осмотра в год. С четвертого года и дальше они должны обязательно проходить осмотр раз в шесть месяцев. Если у человека нет проблем, он получает допуск. Если что-то не так, следует назначение на обследование, на лечение, на определенные процедуры. Соответственно, атлет в своей деятельности может получить ограничение: тренировки по втягивающему циклу с назначенной спортивным врачом нагрузкой или какие-то другие предписания.

Кстати, тренер может воспользоваться кабинетом функциональной диагностики, протестировать состояние сердечно-сосудистой системы. Именно эта лимитирующая система ломается в первую очередь, ограничивает функциональные возможности. Поэтому, нагружая, тренер должен иметь обратную связь: как переносит нагрузки его подопечный. Кабинет функциональной диагностики четко, в ясных цифрах дает ответы на эти вопросы, помогает выстраивать рабочий процесс.
 
– Настоящий тренер должен понимать, что без спортивной медицины высот не достигнешь?

– Настоящий тренер должен видеть во враче не того, кто препятствует его деятельности и мешает заниматься. Грамотный наставник видит в докторе своего первого помощника.

Правда, здесь опять же упираемся в стену. У нас есть такой раздел работы, как врачебно-педагогическое наблюдение. Мы ходим на тренировки и по ходу всего занятия наблюдаем, тестируем одного-двух воспитанников. Затем по моему графику тренер смотрит реальную картину происходящего на тренировке. Сразу становится ясно, переутомляется спортсмен или сачкует, где пробелы, что исправить…

– Специалисты диспансера работают на соревнованиях?

– К сожалению, у нас нет времени посещать все соревнования. Мы просто физически не успеваем: в год проводится около 500 состязаний. Нам приходится понемногу отказывать в обслуживании соревнований, значит, они не должны проводиться вовсе: не дай Бог что-то случится, а доктора нет… Сотрудники поликлиник тоже не пойдут в выходные за двести рублей сидеть с утра до вечера. Ситуация действительно очень серьезная: ниточка, как бы долго она не растягивалась, когда-нибудь обязательно порвется… Меры нужно предпринимать срочные.

– Что главный врач пожелает своим сотрудникам накануне юбилея диспансера?

– Я очень благодарен тем, кто трудится рядом со мной. Я всегда говорю своим докторам: когда вы работаете, вы должны понимать, кто - для кого. Например, вот я -главный врач. Я есть только тогда, когда есть коллектив. Нет спортсменов, нет пациентов – нет докторов. Значит, вы должны смотреть на них, грубо говоря, как на источник своей профессиональной деятельности. Поэтому, если нет настроения, кислые мины надо оставлять за порогом диспансера. Сотрудники меня прекрасно понимают. И люди, которые приходят в диспансер, говорят: «У вас здесь все как-то по-другому, персонал красивый, аккуратный, улыбается". Поэтому я хочу пожелать своим коллегам, чтобы они и в дальнейшем оставались добрыми по отношению к своим пациентам и сохранили понимание - кто для кого.

Автор: Наталия ГОРСКАЯ
66

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

Без грусти и печали встречает Великий пост православная Тверь
О Прощеном воскресении наслышаны и те, кто никогда не ходит в церковь. Уж очень красив обычай в этот день не только просить прощения у тех, кого мы обидели, но и прощать всех обидевших нас, даже если они об этом не просят, и молиться за них.
26.02.201717:28
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 1 2 3 4 5
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию