09 Декабря 2016
$63.39
68.25
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Общество 15.12.2011

В гостях у тверских карел

Фотограф: Илья Безручко

Эта идея витала в воздухе давно: сейчас, когда к нам постепенно приходит осознание важности национальных корней, основой туризма может стать этнография. И где же развивать это направление туризма, как не в Тверской области – месте проживания тверских карел, эстонцев, представителей других народов? Так появилась идея создать Карельскую тропу – туристический маршрут по местам проживания карел, проходящий по Рамешковскому, Лихославльскому, Максатихинскому и Сандовскому районам.

Эта идея витала в воздухе давно: сейчас, когда к нам постепенно приходит осознание важности национальных корней, основой туризма может стать этнография. И где же развивать это направление туризма, как не в Тверской области – месте проживания тверских карел, эстонцев, представителей других народов? Так появилась идея создать Карельскую тропу – туристический маршрут по местам проживания карел, проходящий по Рамешковскому, Лихославльскому, Максатихинскому и Сандовскому районам.

Карелы живут на тверской земле не одну сотню лет. Но что мы знаем о своих замечательных соседях: о карельском языке, фольклоре, традициях и обычаях? Скажем честно: ничего. В советское время интерес к национальным традициям существовал в основном на бумаге, на деле же государство, как могло, старалось ассимилировать этносы в одну «братскую семью». Строя одно, ломали другое, подрезая корни. На родном языке в те времена карелы говорили только дома, а на улицах, в школах, на работе – на русском, чтобы избежать усмешек, недоуменных взглядов и автоматического занесения в категорию «чужие», «враги».

Времена изменились – выходцев из карельских семей вновь тянет к своим историческим корням. Возрождается карельский язык. Собирается фольклор. По крупицам восстанавливаются сведения о тверских карелах. А в село Никольское Рамешковского района – место компактного проживания карел с XVI – XVII веков – приезжают десятки туристов из разных городов России. Они хотят прикоснуться к культуре древнего финно-угорского народа, трудолюбивого, терпеливого и гостеприимного, сумевшего сохранить народные традиции, несмотря на все революции, репрессии и войны…

Что ни шаг – то история

Мы приехали в село Никольское Рамешковского района в холодный зимний день. Грунтовка замерзла, машину нещадно трясло на ухабах. Мы наблюдали за меняющимся пейзажем, вглядывались в проплывающие мимо нас избы.

– Карельскую деревню легко опознать и без путеводителя. В русских деревнях царят пестрота, мозаичность, хаотичность. Карельские деревни все как одна опрятны, с ровными широкими улицами, дома стоят, как по линейке, – рассказывала нам провожатая.

Но первое, что мы видим на въезде в Никольское, – не избы, а огромный Богоявленский храм, с белыми колоннами, колокольней, золотыми крестами. На фоне заснеженного села и серенького неба храм кажется диковинной нарядной игрушкой. Оказывается, чудо – рукотворное. Нам показывают фотографию десятилетней давности: руины и горы мусора. Имя инвестора, занимающегося восстановлением церкви, неизвестно даже местным жителям. Ходят легенды, что этот человек иногда прилетает на вертолете – посмотреть, как идут работы.

– Дай ему Бог здоровья. И всем, кто трудится на восстановлении, – крестятся сельчане. Специально для нас открывают дверь храма. Внутри работают тверские художники: расписывают фресками стены. Мы любуемся росписью купола, похожего на звездное небо. Вглядываемся в строгие лица святых на стенах храма. И радуемся вместе с сельчанами возрождению дома Господня.

История в Никольском – на каждом шагу. Рядом с храмом – покосившиеся кресты на старых кладбищенских захоронениях. Аккуратной ажурной оградкой обнесена могила настоятеля храма, служившего здесь в XIX веке. А в нескольких метрах – скорбный мемориал. В Никольском в войну сотрудники НКВД расстреливали по подозрению в дезертирстве, шпионаже, предательстве. Здесь лежат солдаты, сбегавшие на побывку в родное Ильино. Здесь лежит молодой солдатик, взявший 
(в формулировке НКВД – укравший) тряпку, чтобы смастерить портянки… Земля здесь, как и во многих других деревнях и селах, обильно полита кровью – неважно, карельской ли, русской, украинской – человеческой.

Уголок традиций

Как это часто бывает на селе, средоточие культуры и хранилище истории – местная биб-
лиотека. Мы поднимаемся по скрипучим деревянным ступенькам, открываем дверь и оказываемся… в карельской избе. Уголок карельского быта в библиотеке начал создаваться в 1990 году – стараниями бывшего директора Валентины Горшковой и краеведа Таисии Кременецкой. К работе с удовольствием подключились местные ребятишки – ходили по избам, записывали воспоминания, собирали предметы карельского быта. Так был собран уголок, который с полным правом претендует на звание музея. Здесь можно увидеть настоящую люльку, старинные домотканые расшитые полотенца и одежду – с легендарными красными карельскими петухами. Вот шоба, по-карельски – рубаха. Вот полотенце с трогательной надписью: «Кого люблю – того дарю». Легко представить, сколько времени провела над вышивкой карельская девушка, готовя подарок. Для родителей? Подруги? Любимого? Вот фрагменты убранства Богоявленского храма, подобранные после его разорения и закрытия. Вот стеклянные штофы. Вот ткацкий станок и прялка, деревянные колодки для изготовления валенок. А вот – многочисленные фотографии карел. Пожилая женщина в черном платке со строгим, суровым лицом и выжженными временем глазами. Вот бравый светловолосый офицер в военной форме… Рядом с фотографиями – маленький стенд, посвященный семье Макаровых. Это они, Макаровы, строили большой добротный дом, где сейчас находится библиотека. Это их, Макаровых, после новоселья назвали кулаками, выгнали из дома, лишили всего имущества. Это она, хозяйка дома, Анна Ивановна Макарова, пройдя через раскулачивание, голод и нищету, в старости отказалась от пенсии – «Мне от государства ничего не нужно».

Немало грустных страниц – в рукописных альбомах, созданных сотрудниками библиотеки, краеведами и местными жителями. Вот рассказы о местных праздниках и фотоотчеты – о «Николе вешнем», об обходе села в Егорьев день, проводах зимы… Перелистываем альбомы: карельские песни, загадки, пословицы, отчеты о визите финнов, о фестивалях карельской культуры, фестивалях национальных культур, отчеты о выступлениях местного ансамбля. Вырезки из газет, детские сочинения, выписки из энциклопедий, исторических справочников, из книг и научных статей. Но листаем дальше: протоколы допросов раскулаченных карел, карточки репрессированных, описи изъятого имущества (отнималось все, до нижнего белья, до нитки). А вот фотография местного священника, последнего настоятеля Богоявленского храма до его закрытия большевиками.

– Посмотрите, похож на былинного героя. Какое удивительно красивое, светлое лицо! – не может сдержать эмоций директор библиотеки.

Читаем протоколы допросов: иерей – «богатырь» не дает себя запутать. Он упорно отрицает абсурдное обвинение – в намеренном затягивании службы в разгар колхозной страды.

Переворачиваем протокол: «Расстрелян…». Выходя из библиотеки, мы сетуем: как мало знаем об истории родного края, о страданиях отцов и дедов. Наши собеседницы удрученно кивают головой: увы, в карельских семьях постепенно теряется преемственность поколений. Дети уже не говорят по-карельски, хотя искренне интересуются национальной культурой. И традиционную еду можно встретить далеко не на каждом столе…

– А ведь что может быть вкуснее настоящих карельских пирогов! – повисает в воздухе риторический вопрос наших провожатых.

Что такое яблочница

Согласимся: ничто не может сравниться с настоящими карельскими пирогами. Если только русские пироги моей бабушки, добавлю от себя. Но ведь в русской и карельской кухне много общего – в ход идет все, что выращено своими руками и растет в лесу. Из даров природы и русские, и карелы могут приготовить тысячи блюд – простых, сытных, вкусных и полезных.

Нас ведут в избу к бабушке Мане.

– Ой, что же вы так поздно? Пироги-то остыли, – беспокоится хозяйка. Оказывается, поджидая гостей, бабушка Маня не спала всю ночь – повесила яркие, праздничные занавески, помыла полы, тесто затворила в печи ранним утром – чтобы все было с пылу с жару.

Мы ступаем по домотканым ярким половикам. Стол уже накрыт и ломится от деревенских яств. А неутомимая хозяйка с ловкостью фокусника все приносит и приносит тарелки, блюдечки, кастрюльки. Мы не можем поверить, что бабе Мане уже стукнуло восемьдесят и что в жизни пришлось ей повидать такое, что и в страшных фильмах не увидишь.

– Пироги с кашей, с картошкой, с капустой. Рыжики соленые. Кисель. Помидоры (сама растила, сама ставила). Рыбка жареная – неужели не попробуете? А молочка топленого попьете? Господи, про яблочницу забыла! – баба Маня исчезает в кухне и возвращается с яблочницей. Ничего общего с яблоками это карельское блюдо не имеет. Главное в яблочнице, запекаемой в печи, – это картошка.

Мы беремся за пироги, от души нахваливая хозяйку. Баба Маня светится: рада, что рады гости. Она настоящая карелка и говорит по-русски с неистребимым нежным, мелодичным акцентом. Звуки журчат по-домашнему уютно и тепло – как горячие пирожки, которые мы метем с тарелок.

– Дом у вас какой, баба Маня, – настоящая карельская изба, добротная, – поддерживаем мы разговор.

– Ой нет, – пригорюнивается баба Маня. – Моя изба, хорошая, сгорела под Новый год. Перебралась с детьми сюда, в Никольское, избу купили самую дешевенькую, самую маленькую в селе…

Заходя в дом, мы не увидели замка. Интересуемся, не страшно ли бабе Мане одной – дочки живут в городе, навещают мать не каждый день.

– Я дверей не закрываю – даже когда ухожу. У меня в доме есть телефон, вдруг я уйду, а кому-то понадобится позвонить? – удивляется вопросу эта щедрая душой женщина. – Я в жизни дверь не закрывала. И из дома никогда ничего не пропадало. Я живу хорошо, и дети у меня живут хорошо. И люди вокруг нас – хорошие!

…Мы и не заметили, собираясь в дорогу, когда это баба Маня успела собрать нам пирогов и спрятать в наши журналистские сумки.

– Приезжайте к нам в гости! – слышали мы не раз в этот зимний день в Никольском. Конечно, приедем: однажды прикоснувшись к любой национальной культуре, хочется возвращаться к ней еще и еще, заново переживая восторг открытия. Потому уверены: не зарастет карельская тропа в Рамешковском районе. И пойдут по ней туристы, и будут открываться двери библиотеки, и на печи подходить тесто для знаменитых карельских пирогов.
Автор: Юлия ОВСЯННИКОВА
430

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

В Твери прошел городской молодежный марш-бросок «Москва за нами!»
Несмотря на снег и холодный пронизывающий ветер, они пришли сюда, чтобы отдать дань памяти тем, кто ровно 75 лет назад остановил фашистских оккупантов на подступах к столице нашей Родины и перешел в контрнаступление, изменившее ход Великой Отечественной войны.
07.12.201620:02
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию