23 Апреля 2017
$56.23
60.32
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Общество 06.12.2011

Талантливый клоун – это актер интуиции

Фотограф: Архив "ТЖ"

Великий клоун Карандаш никогда не забывал о своих старицких корнях. Когда в начале 1970-х годов он гастролировал в Калинине, то, напустив на себя таинственности и усадив за руль недоумевающего директора цирка Потупу, отправился в Старицу. Он четко указывал дорогу, и Евгений Витальевич подвез его аккурат к дому, где тот жил когда-то целых три года у своих близких родственников. Сейчас на месте старого двухэтажного деревянного дома на углу улиц Гусева и Мира стоит новый кирпичный, но мемориальную доску вполне можно установить и на нем.

Великий клоун Карандаш никогда не забывал о своих старицких корнях. Когда в начале 1970-х годов он гастролировал в Калинине, то, напустив на себя таинственности и усадив за руль недоумевающего директора цирка Потупу, отправился в Старицу. Он четко указывал дорогу, и Евгений Витальевич подвез его аккурат к дому, где тот жил когда-то целых три года у своих близких родственников. Сейчас на месте старого двухэтажного деревянного дома на углу улиц Гусева и Мира стоит новый кирпичный, но мемориальную доску вполне можно установить и на нем.

Дед Михаила Николаевича Румянцева, то есть клоуна Карандаша, заставший еще крепостное право, родился и прожил всю жизнь в старицкой деревеньке Козлово, стоящей и ныне на волжском левобережье в красивой излучине великой реки километрах в двадцати ниже города. Отец же не стал тянуть крестьянскую лямку и подался в Петербург, где 10 декабря 1901 года и появился на свет мальчик Миша. Когда ему было всего шесть лет, умерла мать. Отец работал, паренька воспитывала улица, в школу он ходил нерегулярно. Едва дождавшись ее окончания, Миша поступил в другую школу – художественно-ремесленную при Обществе поощрения художеств. Но и там все казалось ему слишком обыденным и скучным. Впрочем, полученные практические навыки впоследствии пригодились, чтобы зарабатывать на хлеб, а художественное чутье стало основой его творчества в цирке.

Мировая война и революция 1917 года разрушили великое государство. В Петрограде население голодало, работу невозможно было найти. Михаил соглашался на случайные заработки, кочуя из города в город. В поисках работы он приехал в 1922 году на родину предков – в Старицу. Нашел родственников, поселился у них и стал кормиться тем, что рисовал и писал афиши и плакаты для местного театра. Время было такое, что забота о куске хлеба явно перевешивала в сознании старичан мысли о прекрасном, и театр вскоре закрылся. Но не все артисты готовы были оставить сцену, и восемь из них, к которым присоединился в качестве клоуна Михаил Румянцев, образовали бродячую труппу и стали ездить по городам и весям с передвижными представлениями. Это давало хоть какие-то средства к существованию. Михаил был не только коверным, он продолжал рисовать афиши, продавал билеты, работал костюмером.

В 1925 году их труппа гастролировала в Твери, и Михаил, покинув странствующий театр, остался на некоторое время в губернском городе уже в привычном для него амплуа оформителя плакатов. Надо сказать, что талант в этом ремесле у него был несомненный, опыт прибавлялся с каждым днем, но тоска по чему-то необычному, яркому, праздничному не оставляла молодого человека, догадывавшегося о другом призвании.

Через несколько месяцев Михаил переехал в Москву и устроился художником-плакатистом в кинотеатр «Экран жизни». Вроде бы формально мало что изменилось, но столица и мир кинематографа произвели переворот в его душе. Жажда творческой деятельности, двигавшая им всю жизнь, привела Михаила на курсы сценического движения, а затем в школу циркового искусства, где класс акробатов-эксцентриков вел тогда Марк Местечкин, будущий главный режиссер цирка на Цветном бульваре.

Марк Соломонович вспоминал: «Он пытался заниматься всеми видами гимнастики и акробатики, но успехов не проявлял. Объяснялось это главным образом его необычайной робостью и застенчивостью. Его занятия по классу клоунады также не были успешными. Не давались ему этюды, достаточно было присутствия хотя бы одного постороннего человека, как сразу исчезала какая бы то ни было выразительность, а вместе с тем угасало воображение, затухала фантазия. Не везло этому юноше в цирковой школе. Не раз вставал вопрос о его исключении как неспособного ученика… Как педагог класса клоунады, я выступил в защиту Румянцева, предложив попробовать его силы и возможности в качестве коверного комика. Что же побудило заступиться за ученика, по общему мнению, не обладавшего никакими способностями? Присматриваясь к нему, я видел, насколько настойчиво он работал над собой. Где-нибудь в закутке, в сторонке, он часами репетировал, как говорится, «для себя» – и тут исчезала его робость, его скованность. Несколько раз мне удавалось подсмотреть его незатейливые репетиции. В них можно было уловить несомненные проблески комедийного дарования».

Образ Чарли Чаплина, который тогда эксплуатировали почти все клоуны мира, примерил на себя и Михаил Румянцев. Но через несколько лет, почувствовав вторичность этой маски, отсутствие органичной связи с действительностью, он начал работать в ленинградском цирке в новом образе под именем Каран Д’Аш (Карандаш). Артист скрупулезно трудился над созданием этого образа, ища и отрабатывая сценографию, подбирая оригинальную манеру выступления, обращая особое внимание на костюм.

В 1936 году он вернулся в Москву и покорил столичную публику. Тогда же артист решил добавить в свой сценический образ собаку – маленького скотч-терьера.

Отличительными чертами его реприз были динамичность и сатирическая наполненность содержания. Нередко во время гастролей Карандаш применял безотказно работавший прием: включение в клоунаду упоминания о каком-то известном всем зрителям месте в данном городе. Это вызывало изумление и восхищение, моментально устанавливало контакт с аудиторией, стремительно приближало ее к человеку на манеже.

Карандаш обычно выступал только со своей собакой Кляксой, но в послевоенное время у него появилось и несколько двуногих учеников. Любимцев не было, но Михаил Николаевич внутренне гордился талантливым дуэтом Никулин-Шуйдин, однако по инерции долго продолжал поучать этих сложившихся мастеров. Покладистость Никулина, допускавшего правоту оппонента, разрешала все мелкие конфликты.

В Союзгосцирке Карандаш много лет был палочкой-выручалочкой. Его всенародная популярность делала аншлаги только за счет имени на афише, даже если все другие номера были средненькие. Один маленький человек с чемоданчиком нехитрых реквизитов спасал репутации любых цирков, попадавших в сложное финансовое положение.

Государство вслед за народом официально признало клоунский гений Карандаша: ему были присвоены звания народного артиста СССР и Героя Социалистического Труда. В последний раз великий клоун вышел на манеж 19 марта 1983 года. А через двенадцать дней его не стало. Памятники Карандашу открыты в Москве, Тюмени и Гомеле, а в российской столице, кроме того, его имя носит Государственное училище циркового и эстрадного искусства.

Мне очень близки мысли его внучки Овены Румянцевой, сказавшей однажды о своем деде: «В нашей стране именно в цирке можно было точно выразить время. И главной, безусловно, была фигура клоуна. Здесь возникает перекличка с фигурой шута. Говорили: чтобы понять монарха, нужно посмотреть на шута. Клоун очень точно выражает свое время, гораздо точнее, чем драматический актер. Собственно, клоун – это вершина драматического в искусстве».

А когда его самого спросили, доволен ли он своей судьбой клоуна, Карандаш улыбнулся: «Сорок лет я шутил на манеже. Теперь пришло время разобраться, над кем и над чем я шутил. Конечно, я сказал не все. Но все, что я сказал, я хотел, чтобы было современно. У каждого вида искусства свой путь к истине, а у каждого художника свой путь познания истины. Я выбрал смешной путь».

Не стану напоминать сюжеты его клоунад, а тем более комментировать их: в пересказе и аналитике теряется почти все. Но и на пленке, увы, сохранилось так мало! Скажу лишь об одном, что меня волнует. Почему Карандаш в отличие от Никулина или Енгибарова обошелся на манеже без печали, без трагикомических линий и мизансцен? Ответ получается двойственный, а вернее, диалектичный.

Его собственный характер был созвучен внешнему ритму времени: страна строилась, газеты трубили о трудовых победах, люди мечтали о светлом. Но при этом в каждом человеке жило сначала предчувствие войны, а затем ее трагедия, долгим эхом отозвавшаяся и в послевоенные годы. Историки культуры заметили, что в такие эпохи искусство работает на оптимизм. И дело здесь, наверное, не столько в некоем идеологическом заказе, сколько в объективной необходимости сохранения веры в человека, в народ, в необходимости мостика от прошлого к будущему, в бесконечной преемственности добра.
Автор: Михаил СЛАВИН
277

Возврат к списку

Поисковики со всей России соберутся в Ржевском районе
В ближайший вторник рядом с деревней Есемово состоится открытие Международной военно-исторической поисковой экспедиции «Ржев. Калининский фронт».
21.04.201722:26
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию