22 Сентября 2017
$58.22
69.26
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

К началу
Новости дня
Общество 01.11.2011

Память стучится в сердце

Фотограф: Архив "ТЖ", архив семьи Виноградовых

Совсем немного осталось до 70-летия со дня освобождения нашего областного центра. В этот год, объявленный к тому же Годом воинской славы, мы чествуем живых ветеранов Великой Отечественной и склоняем головы перед памятью тех, кто не вернулся с полей войны. Это нужно не мертвым – нужно живым. И особенно – вдовам, детям и внукам погибших защитников Отечества.

Совсем немного осталось до 70-летия со дня освобождения нашего областного центра. В этот год, объявленный к тому же Годом воинской славы, мы чествуем живых ветеранов Великой Отечественной и склоняем головы перед памятью тех, кто не вернулся с полей войны. Это нужно не мертвым – нужно живым. И особенно – вдовам, детям и внукам погибших защитников Отечества. Мой отец тоже погиб на фронте, поэтому я знаю, что говорю.

Мой отец, Дмитрий Арсеньевич Виноградов, погиб уже на излете войны – летом 1944 года. Ему было всего 34. С высоты своих сегодняшних 70 с лишним лет я понимаю, как это мало. Он мог бы сам вырастить нас, детей. Мог долго и успешно работать в своем колхозе. Они с мамой горячо любили друг друга, и у них могла бы быть долгая счастливая жизнь – ведь сколько ветеранов переваливают сегодня не только за 80, но и за 90 лет! Он ничего этого не успел. Но успел и сумел главное – защитить свою Отчизну, а значит, и свою деревеньку Ельчино, где жила наша семья. Правда, сам погиб на чужбине. О своем отце я и хочу рассказать.

Судьба его не баловала. В пять лет он остался сиротой. Их было шестеро детей, самой старшей, Екатерине, исполнилось 18. Девушка заменила младшим ушедших родителей. Всех подняла на ноги, всех обучила грамоте, хотя сама ни читать, ни писать не обучилась.

И хотя ночей не досыпала, но семья не бедствовала, жила не хуже других. А когда началось раскулачивание, кое-кто даже сказал: вот Виноградовых не мешало бы потрясти. Впрочем, и власти, и комбед быстро разобрались, что к чему, и сиротскую семью оставили в покое. Зато Екатерину все братья и сестры почитали как мать.

Отец рано женился – в 22 года. Жили они с нашей мамой, Евдокией Турыгиной, дружно, очень любили свою деревню. В 1939-м папа ушел на финскую войну. Он был крепкий, спортсмен, лыжник. Так что воевал в лыжном батальоне. В начале 1940-го, по окончании военной кампании, живым и здоровым вернулся домой. Но ненадолго. После нападения Гитлера на Советский Союз он в первые же дни войны уходит на фронт.

Все это я знаю в основном со слов мамы, поскольку самому мне в ту пору и двух лет не было. Воевать отец начинал на тверской земле, и хоть непосредственно Калинин освобождать ему не довелось, но в том, что враг все же не дошел до Москвы, есть и его заслуга. Зато в кровопролитных боях под Ржевом, как потом признавался матери, уже даже и не рассчитывал, что удастся остаться живым. Там он был тяжело ранен, попал в госпиталь, а потом снова вернулся на фронт.

В войну наша деревня была захвачена немцами, и мы сполна хлебнули оккупационного лиха. И мы, дети, все приставали к матери: ну когда папа приедет и освободит нас? А ведь по сути дела он сражался неподалеку.

Известия о событиях на фронте на оккупированную территорию хоть и редко, но просачивались. Позже мать рассказывала, как они все мечтали, чтобы врага отбросили от Москвы, освободили областной центр и погнали фашистов на запад. Уже после освобождения нашей деревни нас эвакуировали, так как по соседству шли очень суровые бои. Отправили нас в Кесову Гору, мы ехали через Калинин, видели много разрушений. В то же время бросалось в глаза, что и делается по восстановлению города многое, и главное – уже был восстановлен мост через Волгу, так что на другой берег мы перебрались вполне благополучно. А после освобождения Ржева снова вернулись домой.

Мне посчастливилось еще раз увидеть отца живым – весной 1944 года, когда после очередного тяжелого ранения он возвращался на фронт, и его на несколько дней отпустили на побывку (как тогда говорили) домой. Три года папы не было дома. И вдруг такое счастье! Это был праздник для всей нашей семьи, для всей родни, да что там – для всей деревни. Бабы говорили: раз к Евдокии муж живым пришел, так, может, и наши живыми вернутся. Даже сейчас, 67 лет спустя, я снова чувствую себя мальчишкой, вспоминая те два дня, что папа провел с нами, и снова испытываю безмерную радость, что вижу его живым. Все два дня я не отходил от папы ни на шаг. Я просил его то дать мне потрогать звездочку, то примерить солдатский ремень, то блокнотик с рисунком елочки. У меня до сих пор хранится папин походный котелок, который он мне подарил.

Но два дня пролетели как одна минута, и наступил тяжелый миг расставания. Ранним холодным весенним утром мы всей семьей вышли провожать папу. Слезы расставания, поцелуи, колючая папина щека остались в моей памяти на всю жизнь. Как мне не хотелось, чтобы папа снова уходил! Но Дмитрия Виноградова, бойца 260-й стрелковой дивизии 47-й армии 1-го Белорусского фронта, ждали в части. Им предстояло еще пройти пол-Польши. И там 10 августа 1944 года в одной из атак в пригороде Варшавы мой отец погиб.

Став взрослым, я прочитал немало литературы о сражении за Варшаву. На многое мне открыли глаза воспоминания Рокоссовского «Солдатский долг». Как я понял, успешное освобождение Украины и Белоруссии вызвали в верхах ощущение, что и освободить Польшу, взять Варшаву, можно одним броском. Но ведь германские войска находились в Польше с 1939 года. За шесть с лишним лет они сумели превратить польские города, и Варшаву в том числе, в непреступные крепости. Понадобилась смелость Жукова, чтобы сказать Сталину: с наскоку Варшаву не взять. Он предложил приостановить наступление, тщательно подготовить к нему все рода войск и только потом действовать. С предложением этим Ставка согласилась. Командующим 1-м Белорусским фронтом был назначен маршал Жуков. На подготовку ушло почти пять месяцев, но зато Варшава была освобождена всего за три дня.

Около 600 тысяч солдат Советской Армии погибло в Польше. Несколько тысяч из них – жители нашей области. К сожалению, мы даже не знаем точного места захоронения наших близких. Те из моих знакомых, кто побывал в Польше, чтобы навестить могилы близких, говорят, что, к сожалению, поименного списка погибщих на братских могилах нет. Можно только предполагать, где именно похоронен родной человек.

И я пока не получил точного ответа, где захоронен Дмитрий Арсеньевич Виноградов. И все-таки не теряю надежды. Я давным -давно сам стал отцом, а потом и дедом, и я хочу, чтобы все в семье знали, что ее родоначальник геройски погиб за Родину. И еще. Все фронтовики имеют медали «За Победу над Германией». И это справедливо. Но почему обойдены павшие? Они свой вклад в эту Победу тоже внесли. Считаю, что наше правительство должно посмертно наградить павших солдат. Они это заслужили.
Автор: Анатолий ВИНОГРАДОВ, сын погибшего защитника Отечества
47

Возврат к списку

Тверская область ярко представила свой туристический потенциал в Москве
Сегодня в столичном комплексе «Экспоцентр» завершается 23-я международная выставка «Отдых Leisure-2017». На три дня огромная площадка объединила более 670 участников из 64 стран мира и большинства регионов России.
20.09.201719:44
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 31 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 1
Новости из районов
Предложить новость