28 Февраля 2017
$57.94
61.26
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Общество 01.11.2011

Дети бога

Фотограф: Архив "ТЖ"

Они читали умные книжки, обсуждали их с друзьями, искали смысл жизни и свое место в ней, но это место оказалось по ту сторону глухого забора с колючей проволокой поверху. Имя Александра Огородникова гораздо лучше известно за рубежом, чем на родине, и произносится в одном ряду с именами других граждан СССР, считавшихся в 70-е годы прошлого века диссидентами.

Они читали умные книжки, обсуждали их с друзьями, искали смысл жизни и свое место в ней, но это место оказалось по ту сторону глухого забора с колючей проволокой поверху.

Имя Александра Огородникова гораздо лучше известно за рубежом, чем на родине, и произносится в одном ряду с именами других граждан СССР, считавшихся в 70-е годы прошлого века диссидентами.

В конце 80-х – начале 90-х годов Огородников будет выступать в парламентах Австрии, Великобритании, Бельгии, Франции, Нидерландов, Италии, США. Он станет студентом Парижского православного богословского института им. Сергия Радонежского, основателем и председателем Христианского Демократического Союза России, общественным, политическим и религиозным деятелем. Президент США Билл Клинтон во время своего визита в Россию заглянет в помещение, занимаемое благотворительной организацией Огородникова «Остров Надежды» – приют для беженцев и обездоленных детей.

С нашим городом, тогда Калинином, и Калининской областью Огородникова связывает тот факт, что именно калининские суды дважды приговаривали его к лагерному заключению.

Первый раз Огородникова осудили в январе 1979 года. Конаковский районный суд дал ему вполне детский срок в один год лишения свободы по части 1 статьи 209 УК РСФСР (систематическое занятие бродяжничеством или попрошайничеством). Кто же мог предположить, что в действительности на свободу Огородников выйдет только восемь лет спустя?

Александр Иоильевич Огородников родился в 1950 году в городе Чистополе Татарской ССР в обычной советской семье. В армии не служил из-за болезни. После школы пошел работать на завод, даже создал молодежную «Боевую дружину» для помощи милиции в борьбе с хулиганами и дебоширами. В 1970 году Александр поступил на философский факультет Свердловского университета, где за полгода стал другим человеком – ищущим ответы на разные острые вопросы и не находящим эти ответы. Пока не находящим. В одно время с Огородниковым в СГУ учился Геннадий Бурбулис, будущий госсекретарь РФ, а в то время комсомольский активист. Это Бурбулис настоит на исключении Огородникова из университета с формулировкой «...за образ мыслей, несовместимый с образом мыслей советского студента». Фактически это был волчий билет. К этому времени Огородниковым и его товарищами уже заинтересовались «компетентные органы». Он уехал в Москву в надежде, что там все будет по-другому.

Вначале все и было по-другому. Несостоявшийся философ поступил во Всесоюзный государственный институт кинематографии на сценарно-киноведческий факультет. Во ВГИКе ему удалось проучиться почти три года. Огородников учился легко, хотя и не был старательным студентом, но получал почти одни пятерки. Тем не менее с третьего курса будущий сценарист и киновед был отчислен. Формально – за неуспеваемость (это при пятерках в зачетке!), в действительности – за попытку снять фильм о религиозных исканиях советской молодежи. В стране победившего социализма у молодежи не могло быть религиозных исканий, поскольку все они поголовно были комсомольцы и атеисты.

Огородников остался в Москве и продолжил свои духовные искания. Чтобы где-то жить и хотя бы формально работать, он устроился дворником в противотуберкулезный диспансер. В то время так делали многие ради прописки в столице и получения служебного жилья – дворницкой. Дворницкая тубдиспансера находилась во дворе дома №25 по проспекту Мира и представляла из себя бывшую столярную мастерскую. Очень быстро дворницкая превратилась в место встречи самых разных людей, молодых и не очень. Сюда приходили все: ученые, фарцовщики, хиппи, студенты. Здесь были рады всем. Сам Огородников был и хиппи, и студентом, и скитальцем по земле русской. В своих странствиях он часто оказывался в Псково-Печорском монастыре, где с ним и другими паломниками разговаривали на разные интересующие молодых людей темы – о Боге, о душе. Те же разговоры продолжались в дворницкой. По воспоминаниям Татьяны Щипковой, участницы встреч, политикой не занимались, не выступали против власти, не призывали к ее свержению.

Любопытен рассказ о том, как Огородников познакомился со своим будущим соиздателем подпольного журнала «Община» Владимиром Порешем. Встреча произошла в Ленинграде, вероятнее всего, на углу Невского и Владимирского проспектов, возле легендарного кафе «Сайгон».

Огородников – джинсы-клеш, длинные волосы – увидел выглядевшего точно так же Пореша и обратился к нему с вопросом: «Вы антисоветчик?» Ответ: «Да». Вопрос: «Тогда можно у вас переночевать?» На дворе стоял 1973 год. Пореш, филолог по образованию, в то время работал в ленинградской библиотеке Академии наук. Вместе они организовали религиозно-философский семинар, стали издавать «Общину».

Семинар представлял из себя непостоянную группу людей, свободно общавшихся между собой. Целью семинара было богословское православное образование. Общались на семинаре в духе первых христиан, все были братья и сестры, искали истину.

У семинара Огородникова и Пореша был постоянный адрес – поселок Редкино Конаковского района Калининской области, улица Ленинская, дом 12. Это был частный дом, в котором когда-то жил художник Творожников, чем участники семинара очень гордились, с участком 15 соток. Деньги на покупку дома дали в основном монахи Псково-Печорского монастыря. Семинаристы радовались: им казалось, что здесь, в Редкине, они построят свой собственный рай на пятнадцати сотках. У них и конспирации-то никакой не было, поскольку они считали, что в своем отечестве могут жить свободно в мире творчества, равенства, любви. Просто приезжали в дом примерно раз в две недели, радовались друг другу, возможности говорить с духовно близкими людьми. Они будто не замечали, что вокруг давно шли аресты таких же богоискателей. Вскоре добрались и до редкинской обители. 
Из приговора Калининского областного суда:

С апреля 1975 года по июнь 1976 года Огородников, проживая в доме №25 по пр. Мира в Москве, хранил и распространял большое количество изданной за рубежом литературы антисоветского клеветнического содержания, сочинения отщепенцев, ярых антисоветчиков Солженицына «Архипелаг ГУЛаг», Русланова «Молодежь в русской истории», Буковского «Я успел сделать слишком мало»…

Во второй половине 1976 года Огородников А.И., посягая на политическую основу СССР – советскую власть, договорился с Порешем об изготовлении с целью распространения нелегального машинописного сборника «Бюллетень №1», в который включил письма, заявления и статьи «Круг проблем семинара», «Справка о семинаре и преследователях», «Заявление для печати»… Помещенные в сборник материалы содержат оголтелую клевету на внутреннюю политику советского государства, социалистическую демократию…

Первый раз Огородникова арестовали в ноябре 1978 года в Редкине, дали год за бродяжничество. Власть не поленилась этапировать осужденного за тысячи километров, в Комсомольск-на-Амуре. В конце 1979 года Огородникова потащили через всю страну назад, в Ленинград, где поместили в тюрьму КГБ. За пять дней до дня его освобождения завели новое дело. Следователем Огородникова был сотрудник КГБ Виктор Черкесов. Следствие велось несколько месяцев. Дело получилось огромное – пятнадцать томов. По сути Огородникову и Порешу (его тоже арестовали, как и других участников семинара) вменялось в вину хранение «Архипелага ГУЛаг», написание статей религиозного содержания, общение с единомышленниками. Отягчающим вину обстоятельством считалось то, что о семинаре сочувственно говорили в передачах радиостанции «Свобода».

В ходе следствия допрашивали других участников семинара, в том числе и арестованных – Пореша, Щипкову, уже уволенную из Смоленского пединститута, где она преподавала античную литературу. Что отрадно – стукачей среди них не оказалось. Подтверждением тому – исключение из обвинения эпизода «распространение заведомо ложных измышлений в своем кругу на пр. Мира, 25».
Но остановить маховик «правосудия» уже ничто не могло. Калининский суд посчитал доказанным прямой умысел подсудимого на подрыв советской власти. Адвокат в судебном процессе не участвовал (!). Приговор был вынесен шестого сентября 1980 года.

Из приговора Калининского областного суда:

Огородникова Александра Иоильевича признать виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.70 УК РСФСР и назначить наказание в виде лишения свободы сроком на шесть лет с последующей ссылкой на пять лет.

Огородников отбывал срок в Пермской колонии строгого режима, держал голодовки, сидел в ШИЗО (штрафном изоляторе) и ПКТ (помещении камерного типа). По завершении срока его не выпустили (как и Пореша), добавили еще три года… Об освобождении Огородникова советские власти просили Рональд Рейган, Маргарет Тэтчер, зарубежные правозащитники и отечественные во главе с академиком Сахаровым. Подписи за освобождение узника совести подвезли к советскому посольству во Франции на двух автомобилях. Но он вышел на свободу только при Горбачеве, в 1987 году, когда начали освобождать политических.

*  *  *

Как пишут в романах, прошли годы. Что стало с Александром Огородниковым после выхода на свободу, мы рассказали в начале статьи. Сейчас ему 61 год, он живет в Москве, у него четверо детей (старший родился до ареста), занимается помощью бедным и обездоленным на деньги, полученные под свое громкое имя. Говорят, что волосы старый зэк по-прежнему не укорачивает.

Владимир Пореш живет в Петербурге, он реабилитирован. В 1990 году Пореш открыл в Петербурге частную школу с гуманитарным уклоном. Пока он был в заключении, у него родилась вторая дочь. Татьяна Щипкова отсидела три года по сфальсифицированному уголовному делу. В этом году, уже после ее смерти, издана ее книга «Женский портрет в тюремном интерьере».

У гонителей участников христианско-философского семинара биографии сложатся вполне успешно. Разве что Бурбулис, чья карьера стремительно развивалась при Ельцине, к новой власти станет не столь приближен, а со временем отставлен вчистую. Но все-таки – депутат Госдумы двух созывов, приличная пенсия. Виктор Черкесов, следователь Огородникова по питерской части дела и его ровесник, вначале взмоет вверх – глава ФСБ по Петербургу, представитель президента в Северо-Западном округе, но затем пойдет вниз – всего лишь глава Госнаркоконтроля, год назад он вовсе освобожден от госслужбы, теперь сошелся с коммунистами. В 2006 году РПЦ сочла необходимым наградить бывшего генерала ФСБ орденом святого мученика Трифона 1-й степени.

Верить в Бога в России стало желательно. Православие в фаворе у властей. Визиты первых лиц государства в храмы транслируют по ТВ. «Архипелаг ГУЛаг» Солженицына свободно продается в книжном магазине за 1343 рубля.

Каждому воздалось по делам его? Или это еще не конец?
Автор: Марина ШАНДАРОВА, по материалам архива Тверского областного суда
174

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

Верхневолжье показало участникам инвестиционного форума «Сочи-2017», куда бизнес должен вкладывать деньги
Что объединяет производство по выпуску сыров, предприятие по переработке масличных культур и создание авиационных теплообменников? Все эти проекты реализуются или будут реализованы в Тверской области.
27.02.201721:44
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 1 2 3 4 5
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию