29 Июня 2017
$59.54
67.69
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Гордость земли Тверской17.10.2011

Видеть мир и писать правду

Сторонник традиций в контексте художественной революции.

В этом году исполнилось девяносто лет живописцу Ефрему Зверькову. Этот человек представляет собой редкий пример сочетания мощного творческого потенциала и склонности к глубинному проникновению в суть искусства с завидным вкусом к общественной деятельности. Обширный список его художественных регалий сопоставим со списком государственных наград. Последний на днях пополнился: в этот понедельник Президент России Дмитрий Медведев вручил Ефрему Зверькову орден «За заслуги перед Отечеством» 3-й степени.

Родом из детства
Ефрем Зверьков родился 1 февраля 1921 года в селе Нестерово недалеко от Старицы. Первыми впечатлениями будущего художника были большой усадебный дом, старый яблоневый сад и живописный парк. И огромная, еще дедовская библиотека, в которой мальчик, научившийся читать к четырем годам, мог просиживать часами. Отец Ефрема Иван Сергеевич служил инспектором по сбору лекарственных трав, так что в библиотеке помимо книг с иллюстрациями и альбомов было немало ботанических атласов, которые традиционно издавались как образцы не только научно-справочного, но и художественного качества. Возможно, именно здесь, в раннем детстве, и стоит искать истоки творческих интересов будущего продолжателя традиций классического русского пейзажа.

– Я родился в Калининской области, бывшей Тверской губернии. Как говорится, тверяк, – приводит рассказ Ефрема Зверькова автор книги «Мастера. Новеллы о художниках» Игорь Долгополов. – Годы детства... Деревня Нестерово... Река Шостка, глубокая и узкая. Родниковая вода. Мокрый, всегда влажный берег, зыбкий ковер зелени травы. Лужайки с желтыми лютиками. Мы мальчишками ставили верши. Приплывали огромные щуки. Вдали крутой бугор, белая церковка, высокое небо. Вечерний звон... Никогда не забуду песни моей родины. А наши зимы! Голубые сугробы. Морозы. К избам приходило зверье. Продуешь в заиндевелом оконце дырочку и видишь: мечутся серо-желтые тени – волки. Российская глушь. Но все это невыразимо далеко. Вспоминаешь, как сон», – говорил впоследствии художник.

Рисовать Ефрем начал рано. Сначала, как все дети, срисовывал картинки из азбуки и тех самых ботанических атласов, потом начал писать с натуры – это рекомендовал его первый настоящий учитель. В 1926 году семья переехала в Тверь: шестерым детям надо было давать образование. Заметив явные способности сына, отец привел его к лучшему художнику-педагогу города, выпускнику Императорской академии художеств Николаю Борисову.

– Помню, Николай Яковлевич долго рассматривал мои незамысловатые наброски и потом, не торопясь, сказал отцу: «Пускай Ефрем побольше рисует с натуры». Я очень внимательно выслушал этот наказ, ведь Борисов был учеником самого Ильи Ефимовича Репина. Так состоялось мое «крещение»....

Позднее Ефрем Зверьков был принят в класс изобразительного искусства Дома художественного воспитания детей, где обучали технике масляной живописи и акварели, занимались скульптурой и читали курс истории искусства.

А после была война
В 1939 году Ефрем с отличием окончил школу и, собрав три десятка своих работ, уехал в Ленинград, где поступил на подготовительное отделение Всероссийской академии художеств. И сразу же был призван в армию. А потом началась Великая Отечественная. В 1942 году солдат 301-й стрелковой Сибирской дивизии Зверьков отбыл на фронт.

– Новый Оскол. Рядом фронт, – вспоминает Ефрем Иванович. – Отчетливо врезалась в память молодая рощица на берегу Северского Донца. На солнце сверкала первая зелень берез. Розовели клены. Вырыли окопы. Тишина. Птичий гомон. Бегут прозрачные солнечные тени. И вдруг взрыв. Первый снаряд разорвался в лесу. Начался артналет. Бурая влажная земля встала дыбом. Грохот, треск ломаемых ветвей, стоны. А после, как ни в чем не бывало, запели дрозды, переливчато залились иволги, дробно застучали дятлы. Мы лежали в окопе. Вокруг ликовала весна.

Рядом с окопом росла красавица верба, ее молодые, клейкие листочки чуть не касались моего лица. С необычайной четкостью я видел каждую жилку листка, каждый сучок на ветке. Глядел и не мог наглядеться. Ведь с вербой у каждого из нас связано детство, весна, самое дорогое. Весенний ветер ласково шевелил траву. Желтая бабочка кружилась над окопом, солнечные зайчики разбежались по земле. Внезапно мы услышали протяжный, гнусавый вой самолета, пулеметную очередь…

Впоследствии Ефрем Зверьков рассказывал, что именно тогда он решил: «Если выживу – займусь пейзажем». В Калинин он вернулся в 1946 году, и на одной из выставок познакомился с известным пейзажистом Константином Первухиным. Они подружились – их часто можно было увидеть на этюдах в окрестностях города: натурная работа помогла солдату вернуться с войны, восстановить и душевную гармонию, и подзабытые навыки живописи.

Тогда же Ефрем Зверьков единственный из художников-фронтовиков прошел отборочный конкурс и был принят в московскую студию академика Иогансона, где началось его приобщение к московской художественной традиции, а через год он поступил в Суриковский институт. Там по-настоящему начал раскрываться его колористический и композиционный дар.

Возможности поучиться Ефрем Иванович не упускал никогда. Вспоминает, что увидел как-то на выставке ставшую впоследствии знаменитой картину Пластова «Фашист пролетел» и подумал: хорошо бы попасть в ученики к этому художнику. И случилось так, что на одном курсе с Ефремом учился сын Пластова. Молодые люди подружились, и несколько лет Ефрем Зверьков практически жил в семье Пластовых, даже дипломную работу писал в селе Прислониха Ульяновской области: Ефрем Иванович до сих пор любит вспоминать это удивительно творческое время:

– Пластов оставил в моем сознании глубочайший след. Он научил меня видеть мир, писать только то, что знаешь, и писать правду. Дружба с Аркадием Александровичем озарила всю мою жизнь. Никогда не забуду последнюю встречу с ним. 29 апреля 1972 года. Моя мастерская на юго-западе. Пластов приехал поглядеть мои новые пейзажи. Попили чайку, договорились, что летом обязательно приеду в Прислониху. «Приедешь ли? – вдруг промолвил Пластов.– Смотри, ведь время бежит!» И он по-пластовски горько и мудро усмехнулся. Разве я знал, что в этих его, для меня последних, словах была страшная правда? Вскоре его не стало. Пластов был великим русским художником. Он писал, как пел…

– Художник, – считает Ефрем Иванович, – имеет каждый и свою задачу, и сверхзадачу, как говорил Станиславский. Для меня пейзаж оказался кратчайшей прямой к решению вопроса всей моей творческой жизни.

Шестидесятники
Ефрем Зверьков вошел в большое изобразительное искусство в странное и интересное, в самом широком смысле, переломное время. После смерти Сталина начались не только общественно-политические изменения, но и фактически художественная революция. Уходил в прошлое вычурный и тяжеловесный «сталинский неоклассицизм», молодые художники привнесли в изобразительное искусство воздух «оттепели» – начинался новый период развития культуры, происходила смена художественных ориентаций, возникали новые стилистические направления.

Самым известным и самым радикальным направлением того времени по праву считается «суровый стиль». Однако среди молодых художников, вошедших в большое искусство в середине 1950-х, были и те, кто связывал свои творческие интересы с развитием русского импрессионизма и ориентировался на искусство мастеров Союза русских художников. Среди них был и Ефрем Зверьков, который воспринимал принципы искусства начала ХХ века и как способ осмысления духовной сущности традиций прошлого, и как выразительное средство, подходящее для выражения его индивидуальных авторских замыслов, которые к тому времени развивались в направлении создания глубоких обобщенных образов. Обладая отменным искусством фиксировать на полотне нюансы жизни природы, он из мимолетных импрессионистических образов с проницательностью художника-философа создавал тяготеющие к метафоричности картины русской природы. К началу 1960-х Ефрем Зверьков вырабатывает свой индивидуальный творческий почерк, построенный на поэтических условностях, сложных цветовых и световых соотношениях, использовании особых живописно-пластических приемах. В то время художника особо привлекает Русский Север: он организовал и совершил несколько длительных путешествий в Псков, Новгород, Старую Руссу, Карелию, на Вологодчину и особенно в полюбившийся ему во многом уникальный Каргополь. Именно «на Северах» живописец проникся поэтикой «чистого пейзажа», возможностью донести до зрителя образную неисчерпаемость каждого момента жизни природы, которая в тех местах порождает особое, более острое восприятие пространства, воздуха, света и цвета.

– Пейзаж, – говорит Ефрем Иванович, – может быть куском местности с рельефом, с домами, деревьями, рекой, но... он может нести и другое начало. Пейзаж имеет духовную сторону, он вызывает в зрителе ряд ассоциаций, ощущений, подобных музыке или поэзии. И я порой слышу, да, слышу голоса пейзажей Венецианова, Левитана, Саврасова, Рылова, Бялыницкого-Бирули. Венецианов открыл мне изумительный мир. Ведь он опередил в своих полотнах великих французов Коро и Милле. Знаете, я немало поездил, кое-что повидал и убедился, что русская реалистическая пейзажная школа, ее классика своей духовностью, своим лиризмом, тонкой пластикой, высокой гражданственностью принадлежат к вершинам мирового искусства.

Дорога к храму
Впрочем, не стоит считать Ефрема Зверькова апологетом чистого искусства, замкнувшегося в «башне из слоновой кости». Он всегда был хорошим организатором, вел огромную общественную работу, был заместителем председателя правления Московского союза художников, секретарем правления Союза художников СССР, членом Международного совета музеев, а в 1992 году был избран вице-президентом Российской академии художеств. Он много сделал и для российского, а в частности – для тверского художественного образования. В Тверском художественном училище имени Венецианова в течение многих лет присуждается учрежденная им специальная премия, которую отличившимся студентам традиционно вручает сам Ефрем Иванович: для них возможность пообщаться с настоящим живым классиком становится без преувеличения уникальным опытом.

Хроника славы

1939 – 1946. Награжден медалями и орденом Отечественной войны 2-й степени;
1972. Награжден орденом Кирилла и Мефодия 1-й степени (Болгария);
1975. Удостоен звания лауреата Государственной премии РСФСР имени Репина;
1981. Присвоено почетное звание «Народный художник СССР»;
1992. Избран академиком шести международных академий;
1998. Удостоен звания лауреата Государственной премии РФ;
1999. Награжден Русской Православной Церковью орденом святого преподобного Сергия Радонежского;
2005. Награжден орденом «За заслуги перед Отечеством»

Но главным делом последнего десятилетия ХХ века для Ефрема Зверькова стало возрождение московского храма Христа Спасителя – в 1994 году он возглавил комиссию по воссозданию художественного убранства храма. Работа предстояла большая и очень сложная. Дело в том, что в ХIХ веке при строительстве храма пришлось порядком сэкономить: бронза, предназначенная для скульптур, во время русско-турецкой войны была использована на нужды армии, и они были выполнены из дешевого подмосковного камня, который не позволил передать в материале некоторые элементы – это могло сделать только литье. Камень оказался недолговечным: к 1907 году скульптурное убранство храма на две трети разрушилось. Масляная живопись сильно пострадала от близости реки, краски потемнели. Процесс уничтожения храма был зафиксирован на кинопленку, вся живопись сфотографирована, сохранились и фотографии ХIХ века. Однако пользоваться черно-белыми фотоматериалами было затруднительно. Чтобы воссоздать живопись во всей ее полноте, художники тщательно изучали работы тех, кто расписывал первоначальный храм, – Семирадского, Маковского, Верещагина, анализировали их творческую манеру и технические приемы. И уже с использованием этой информации готовились новые эскизы. Каждый эскиз проходил через четыре комиссии, в процессе росписи были применены новые технические достижения. И скульптуру воссоздали так, как это было задумано изначально – из бронзы. Поэтому можно сказать, что храм получился лучше прежнего. «Мы все сделали по чести», – говорит Ефрем Зверьков. Собственно, эту лаконичную фразу можно отнести и ко всей его долгой и богатой на события жизни.

Автор: Наталья ЗИМИНА
1267

Возврат к списку

Губернатор Игорь Руденя встретился с молодежью Тверской области
У нас есть хорошая традиция – в День молодежи России глава региона Игорь Руденя встречается с представителями молодежных общественных организаций. Не стал исключением и нынешний праздник, на который был также приглашен заместитель председателя Государственной Думы РФ, руководитель фракции «Единая Россия» Владимир Васильев.
28.06.201722:30
Больше фоторепортажей
В этом году только в столице Верхневолжья он собрал более 28 тысяч человек, а в целом в Тверской области в ряды полка влились более 79 тысяч наших земляков. Акция «Бессмертный полк» прошла в Твери третий раз подряд.
09.05.201719:02
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 31 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 1 2
Новости из районов
Предложить новость