04 Декабря 2016
$64.15
68.47
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Безопасность 13.10.2011

Пирамида взаимопомощи

Фотограф: Архив "ТЖ"

В 1980 году в Калинине осудили кладовщицу Фомину, задолго до МММ создавшую финансовую пирамиду.

В Советском Союзе банки не давали кредитов гражданам, как сейчас, они вообще не работали с физическими лицами.

Свои сбережения население держало в сберкассах. В некоторых магазинах можно было приобрести товары в беспроцентную рассрочку на срок от шести месяцев до года. В городе Калинине с 1959 года такую услугу оказывали крупные магазины, торгующие бытовой техникой, радиотоварами, одеждой, посудой. Это было удобно. Деньги высчитывали потом по месту работы, о невозврате кредита тогда и не слыхивали.

Перехватить десятку, четвертак, сотню-другую рублей или более крупную сумму можно было у друзей, знакомых, родных. Впрочем, был еще один вариант – так называемые «черные» кассы или кассы взаимопомощи. Сейчас их назвали бы ссудными товариществами. Организовывали эти финансовые учреждения на предприятиях, в профкомах, фабкомах или, если предприятие крупное, в его подразделениях.

«Черные» кассы и кассы взаимопомощи, несмотря на схожие названия, являлись разными формами самокредитования граждан.

Касса взаимопомощи

– в СССР добровольная организация членов профсоюза, объединяющихся для оказания взаимной товарищеской материальной помощи. Организуется по решению комитета профсоюза при наличии на предприятии (в учреждении, учебном заведении) не менее 15 членов профсоюза, желающих быть ее членами. Органами к. в. являются общее собрание (конференция) членов кассы и правление (избирается на общем собрании членов к. в. открытым голосованием на 1 год). За счет средств, образующихся из вступительных и членских взносов, процентов за пользование ссудами, дотаций по профсоюзному бюджету и др., к. в. выдает долгосрочные и краткосрочные ссуды, а в отдельных случаях – безвозвратные пособия. (Большая советская энциклопедия)

«Черная» касса была более простой и неофициальной формой кредитования. Для ее создания обычно объединялись шесть, 12 или 18 коллег (редко больше), один из которых выполнял функцию казначея. Участники проекта ежемесячно вносили заранее оговоренную сумму денег, допустим, по десять рублей. Если участников набиралось 12 человек, то в кассе ежемесячно набиралось по 120 рублей. Их получал один из пайщиков. Кто именно – решал жребий. Очередность получения сумм из кассы разыгрывалась в начале цикла.

Касса взаимопомощи имела более сложную структуру, зато в ней можно было получить более крупные суммы, например, на покупку мебели, на летний отдых или даже на автомобиль. Советские люди славились взаимовыручкой.

Известно – где деньги, там возможны разного рода мелкие и крупные нарушения. Не обошлось без них и на Калининском ордена Ленина хлопчатобумажном комбинате, крупнейшем предприятии региона. Если быть более точными, то преступление произошло на ткацком производстве №1. Скандал на флагмане советской текстильной промышленности разразился в 1979 году. Уголовное дело, арест единственной подозреваемой, следствие, опрос многочисленных свидетелей и, наконец, суд. На скамье подсудимых оказалась 39-летняя Нина Михайловна Фомина (фамилия изменена), кладовщица, жена и мать двоих детей, ранее не судимая. Ей вменялось в вину хищение 13 тысяч 157 рублей общественных средств. Оклад кладовщицы в 1970-е годы составлял рублей 90, с премиями вряд ли больше 130. Получалось, что Нина Михайловна, уроженка города Ленинграда, русская, беспартийная, замужняя, с образованием 9 классов, обобрала своих товарищей по ткацкому производству почти на свою 10-летнюю зарплату. Фантастика!
Из приговора областного суда:

Являясь казначеем цехового бюро кассы взаимопомощи ткацкого производства №1 Калининского хлопчатобумажного комбината, Фомина, начиная с 1975 года по январь 1979 года, систематически похищала полученные в подотчет деньги для выдачи долгосрочных ссуд.

С этой целью Фомина составляла фиктивные заявления-обязательства от имени членов КВП, в некоторые вносила исправления в сторону увеличения сумм против фактически полученного работником, а иногда с согласия члена КВП на их имя оформляла ссуду, но деньги брала в свое распоряжение. Полученные таким путем деньги из КВП профкома Фомина частью присваивала, а часть использовала для погашения ссуд, по которым наступал срок уплаты, скрывая таким образом хищение.

Всего в 1975 году Ниной Михайловной было похищено 600 рублей.

И это только начало.

Настал 1976 год, между прочим, год проведения ХХV съезда Коммунистической партии Советского Союза. Многие советские люди в честь главного партийного форума четырехлетия встали на ударную трудовую вахту, выполнив пятилетний план досрочно.

Нина Фомина ознаменовала 1976 год собственными трудовыми свершениями.

Из приговора областного суда:

В 1976 году Фомина оформила 34 заявления-обязательства на выплату долгосрочных ссуд от имени лиц, которые деньги фактически не получали в КВП или получали, но в меньшем размере, списав со своего подотчета по ведомостям:

– в январе 310 рублей на Уткину и Воронцову,

– в феврале 490 рублей на Никитину, Фролову,

– в марте 300 рублей на Нефедову и т.д.

Указанным способом Фомина незаконно получила наличных денег 4665 рублей, из них 1980 рублей провела в расход в виде возмещения долгосрочных ссуд по фиктивным обязательствам, по которым наступал срок уплаты ссуды, а остальную сумму – 2685 рублей – присвоила.

Настал 1977 год, оставшийся в истории как год принятия новой Конституции СССР.

В 1977 году Нина Фомина изъяла из кассы взаимопомощи и присвоила 2145 рублей. К тому времени у нее в хозяйстве уже образовалась недостача в 5430 рублей. Чтобы как-то минимизировать этот гигантский долг, кладовщица оформила на различных сотрудников ткацкого производства выдачу долгосрочных ссуд на общую сумму 5080 рублей.

Из приговора областного суда:

– в январе 250 рублей на Морозову и Воронцову,

– в феврале 1200 рублей на Волкову, Исаеву, Фролову, Сокову, Бойкову и Лебедеву,

– в марте 150 рублей на Тимофееву и т.д.

…Кроме того, не оприходовала за год 2850 рублей, поступивших в кассу в погашение долгосрочных ссуд, и списала в расход 5785 рублей от имени лиц, фактически ссуду не получавших.

Настал 1978 год.

В 1978 году и январе 1979 года, последнем месяце функционирования в ткацком производстве кассы взаимопомощи, Нина Михайловна изъяла и присвоила 7727 рублей общественных денег.

Из приговора областного суда:

Чтобы скрыть недостачу подотчетных сумм, образовавшихся на протяжении 1975 – 1979 годов в сумме 13157 рублей, она необоснованно списала со своего подотчета по ведомостям на выдачу долгосрочных ссуд 10845 рублей на лиц, которые фактически деньги в КВП не получали.
Кроме того, она не оприходовала по кассе 3355 рублей, полученных ею в 1978 году с июня по декабрь и в январе 1979 года с Солодкиной, Кондратьевой, Ефановой, Собачкиной… (всего 42 фамилии).

Четыре с лишним года Нине Михайловне удавалось проворачивать махинации с общественными деньгами. Трудно поверить, что она, имея всего девять классов образования, самостоятельно придумала комбинации, говоря современным языком, увода денег в тень; что никто из пайщиков за столь длительный срок не догадался, что в кассе происходит что-то неладное. Фактически на Калининском хлопчатобумажном комбинате, задолго до Мавроди и других гениев финансовых махинаций нашего времени, в условиях советской плановой экономики была сооружена и действовала в течение нескольких лет финансовая пирамида. Неужели ее единственным строителем и получателем дивидендов являлась простая кладовщица, женщина с неполным средним образованием? Не верю…

Все кончилось в январе 1979 года. Началось следствие, которое шло почти год. В деле больше десятка томов. Хозяйственные дела – самые нудные. Тщательный опрос свидетелей – кто, когда, сколько вносил в кассу, кто принимал, расписывался. Десятки свидетелей финансовых экспертиз, сотни допросов. Нина Михайловна почти все это время была на свободе, жила дома, наверное, пребывая в состоянии постоянного ожидания неизбежного. Ее арестовали в декабре 1979 года, незадолго до суда.

В ходе следствия Нина Фомина свою вину признала. Или взяла на себя?

Из приговора областного суда:

Виновной себя подсудимая признала частично, но подробно объяснила, как и за счет кого из членов КВП она изъяла за 1975 – 1979 годы 13157 рублей, рассказала, каким образом она скрывала недостачу. Из ее объяснений следует, что деньги она брала из тех сумм, которые получала из КВП профкома комбината для выдачи долгосрочных ссуд, а также неполностью приходовала поступившие к ней деньги в погашение взятой членами КВП ссуды. Скрывала недостачу путем оформления фиктивных заявлений-обязательств или внесения в них изменений.

Объяснения Фоминой полностью соответствуют выводам акта документальной ревизии и заключению судебно-бухгалтерской экспертизы, а также фактам, установленным в судебном заседании.

В материалах дела есть любопытный момент. Оказывается, махинации со ссудами не были столь уж тайными. По крайней мере, 14 свидетелей пояснили, что по просьбе Фоминой они разрешали брать ссуду на их лицевой счет, так как Фомина обещала погасить ее за счет тех лиц, для которых она ее брала. Имена «этих лиц» не называются. Суд состоялся в феврале 1980 года. Нине Фоминой инкриминировали статью 93 часть 1 УК РСФСР – завладение государственным или общественным имуществом путем обмана или злоупотребления доверием (мошенничество). Эта статья проходила по разделу Уголовного кодекса «Преступления против социалистической собственности». Наказание по ней предусмотрено в виде лишения свободы на срок до трех лет или исправительных работ на срок до одного года. Но Нине Фоминой дали гораздо больше – восемь лет исправительно-трудовой колонии общего режима с конфискацией имущества. И это еще с учетом смягчающих обстоятельств – активного способствования раскрытию совершенного преступления, а также наличия двух несовершеннолетних детей. А еще суд учел общественную опасность преступления, видимо, она была очень велика, что «утяжелило» срок наказания. Суд постановил также взыскать с подсудимой все 13 тысяч 157 рублей, пропавших из кассы, в пользу правления кассы взаимопомощи профкома Калининского ордена Ленина хлопчатобумажного комбината.
Автор: Марина ШАНДАРОВА, по материалам архива Тверского областного суда.
64

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

В тверском регионе отметили День клубного работника
День клубного работника, который проходит в нашей области с 2002 года, можно смело назвать уникальным, поскольку нет больше ни одной отрасли, специалисты которой в календаре имели бы отдельный, подчеркнем, региональный профессиональный праздник.
02.12.201623:03
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию