19 Января 2017
$59.18
63.23
PDA-версия PDF-версия Аудиоверсия

Новости дня
Архив16.03.2010

На фронт с белым билетом

Николая Петровича Павлова в Максатихе знают все. У него учились бабушки и дедушки сегодняшних школьников, потом их мамы и папы. А их дети сегодня навещают его, инвалида  1-й группы по зрению, и под его диктовку пишут материалы – воспоминания о войне, о хороших людях, с которыми его сводили непростые дороги судьбы, размышления о жизни, времени, себе и друзьях. Эти материалы всегда охотно публикует районная газета

Преподаватель русского языка и литературы Николай Петрович Павлов проработал в Максатихе всю свою жизнь, долгие годы – уже будучи на пенсии. И всегда был в центре всего интересного, что происходило в поселке. Он возглавлял клуб шахматистов «Белая ладья», был ответственным секретарем  совета ветеранов. Весной скорее всего снова отправится в школу на Уроки мужества, но если не получится, ребята  сами придут к нему домой. Сегодня мы предлагаем читателям воспоминания Николая Петровича Павлова.

Николая Петровича Павлова в Максатихе знают все. У него учились бабушки и дедушки сегодняшних школьников, потом их мамы и папы. А их дети сегодня навещают его, инвалида  1-й группы по зрению, и под его диктовку пишут материалы – воспоминания о войне, о хороших людях, с которыми его сводили непростые дороги судьбы, размышления о жизни, времени, себе и друзьях. Эти материалы всегда охотно публикует районная газета

Преподаватель русского языка и литературы Николай Петрович Павлов проработал в Максатихе всю свою жизнь, долгие годы – уже будучи на пенсии. И всегда был в центре всего интересного, что происходило в поселке. Он возглавлял клуб шахматистов «Белая ладья», был ответственным секретарем  совета ветеранов. Весной скорее всего снова отправится в школу на Уроки мужества, но если не получится, ребята  сами придут к нему домой. Сегодня мы предлагаем читателям воспоминания Николая Петровича Павлова.
Очки мои были пять диоптрий. В них я был вполне зрячим. Но, когда в январе 1940 года мы с одноклассниками проходили медицинскую комиссию в военкомате, вместо военного билета   мне на руки выдали свидетельство о негодности к военной службе. Это был так называемый белый билет. Путь в армию  мне был закрыт.
Началась война.  Друзья уехали в военные училища. А я получил мобилизационную повестку на оборонительные работы в Осташков. Там за два месяца научился рыть окопы и  противотанковые рвы, строить землянки и дзоты. Там же испытал на себе, что такое бомбежка и обстрел. Вернувшись  в сентябре в Максатиху, пошел в Осоавиахим инструктором и одновременно стал бойцом Максатихинского истребительного батальона. Но, когда  фашистов отогнали от Москвы и нашей местности перестала угрожать оккупация, батальон распустили, а меня направили  в районный узел связи нести охрану телеграфа, телефона и радиоузла.
Почти каждый месяц меня приглашали в военкомат, но каждый раз из-за белого билета я уходил ни с чем. В соседские дома приходили письма с фронта. И мне было как-то не по себе, стыдно, что я,  в целом-то здоровый парень, сижу дома. В конце концов я пришел в  военкомат без очков и оставив дома зловредный документ о негодности к службе. И…прошел комиссию.
В сентябре уже ехал на фронт и вскоре стал красноармейцем 11-го запасного стрелкового полка.
Маршевую роту сформировали только в конце октября 1942 года. Экипировали нас превосходно: новые валенки, шинели, ватные штаны, телогрейки, ушанки и рукавицы.
Высадили нас на станции Филоново. Вручили оружие. В районе  Сталинградского тракторного завода мы получили первое боевое крещение, выбивая немцев и итальянцев из развалин домов, подвалов и других укрытий.
 Здесь произошел со мной небольшой конфуз. Выскочил на меня ошалевший от преследования немец. От неожиданности я успел только крикнуть «Хенде хох» и передернул затвор своей винтовки. Немец завопил «Найн!», вскинул руки вверх и упал на колени. Стрелять я в него не стал, только пнул валенком. Потом его как пленного отвели в штаб батальона.  А надо мной некоторые из наших бойцов посмеивались: немца пожалел!
Откровенно говоря, я был с ними согласен. И все-таки убить человека, поднявшего руки, был не в состоянии. Только командир хозвзвода сержант Мельников сказал: «Еще научишься. Война не завтра кончится».
 В январе 1943 года наш батальон был брошен на одну из железнодорожных станций возле кургана Грузкого, что по дороге  от Ростова к Сталинграду. Задача батальона была остановить колонну немецких танков и пехоты, которые спешили на выручку окруженным в Сталинграде  фашистам.
Бой был страшный, на батальон двинулись, как подсчитали позднее, 30 боевых машин. Атаки следовали одна за другой. Немецким огнем были выведены из строя наши пушки и минометы. Но батальон стоял насмерть. Враг не прошел. Живыми на разъезд Усово вышли после боя только 8 человек. Командир батальона старший лейтенант Губанов был тяжело ранен, но поля боя не покинул. Позднее он был представлен  к званию Героя Советского Союза. За участие в этом сражении я получил орден Красной Звезды.
После боя на кургане Грузком наш батальон пополнили двумя маршевыми ротами,  и мы пошли освобождать города и села  Украины. Шли с боями пешком от Сталинграда до Харькова. Принимали участие в освобождении Ворошиловграда и Краснодона. Тут мы получили передышку, нас помыли в бане (палатка прямо на снегу и бочки с горячей водой). О краснодонцах тогда ничего не слышали, узнали много позднее, и было очень жаль – ведь совсем рядом прошли.
Так дошли до города Барвенково. Там я осознал, как страшна на фронте паника. Однажды утром, когда я был на наблюдательном пункте на чердаке дома, где мы  остановились на ночлег, под окнами раздались голоса: «Немцы окружают! Они ворвались в город!» Это очень тяжело – увидеть, как  крепкие мужики теряют голову, бегут, ничего не видя и не слыша. Кстати, спастись это не помогает, в такой обстановке выживают те, кто не потерял способности трезво мыслить.
 Немцы действительно усилили минометный обстрел города, даже перенесли  огонь в поле, чтобы закрыть выход нашим отступающим частям. Теперь, чтобы
спастись, не попасть в плен, чего я  страшно боялся, необходимо было прорваться через этот заградительный огонь, через сплошные взрывы и свист осколков.
Я пристроился к отчаянным  беглецам, рядом со мной  очутились, как потом оказалось, два бывалых бойца  – Колосов и Алетдинов. Вот с ними мы и преодолели это огромное, кажущееся бесконечным поле. Бежали так стремительно, что захватывало дух, кололо в боках и груди. Колосов сказал, чтобы я бросил все: и вещмешок с хлебом и патронами, и  саперную лопатку, и противогаз, и гранату и флягу, что болталась на поясе, только оставил одну винтовку, пусть хоть без штыка и патронов. Он был мудрый вояка, этот Колосов…
Когда все разрывы мин остались позади, мы сбавили бег, перешли на быстрый шаг, перевели дыхание. Таким образом втроем мы прошагали  за сутки от  Барвенково до  Изюма.  Осталось перейти реку, но тут нас свалила усталость, и мы заночевали в одной из хат, до отказа набитой красноармейцами, опередившими нас. Мы проспали как убитые до рассвета, когда раздались автоматные очереди и затрещали моторы мотоциклов. Немцы ворвались в село. Кубарем скатились мы на лед реки  и перебрались в Изюм. Туда немцы сунуться побоялись: город был забит техникой, орудиями, танками, большим количеством наших частей.
Здесь, в Изюме, мы узнали, что остатки нашего полка, разбитого под Барвенково,  идут на соединение с основными частями нашей 58-й дивизии. Мы отправились догонять своих.  За командира  был Колосов. Он оброс бородой и выглядел очень внушительно. Шли  большей частью днем. Без продуктов было голодно. Правда, в хатах, где останавливались на ночлег, нас, как правило, кормили. Здесь очень выручал нас всех мой орден Красной Звезды. Нас встречали как героев, угощали борщом, картошкой с огурцами.
Вскоре к нам стали присоединяться бойцы из других частей. Понемногу образовалась целая рота. Так что в полку нас даже похвалили за организованность.
Скоро нас переодели в летнюю форму. Выдали потерянные в боях саперную лопатку, флягу, сумку с противогазом, а главное, погоны.
В мае 1943 года нас сняли с передовой и перевели во второй эшелон. Там мы были в резерве Степного фронта до начала боев на Курской дуге. Не забыть, как во время одного из переходов  оказались ночью на заминированном поле и пришлось до рассвета стоять не шевелясь, так как любое движение могло вызвать взрыв. Когда рассвело, стали заметны замаскированные лунки с минами, и мы выбрались без потерь.
Прорвав оборону противника, наш полк двигался к Харькову. На рубеж атаки вышли, как всегда, ночью и оказались слишком близко к позициям наших артиллеристов и танкистов, тоже приготовившихся к бою. К сожалению, немцы с вечера засекли их позиции, и с утра на нас обрушился мощный бомбовый удар. Более полусотни вражеских бомбардировщиков кружили, сбрасывая бомбы. От сплошных разрывов утро превратилось в ночь, солнце померкло, черная мгла из земли, дыма, свистящих осколков покрыла все вокруг. Когда самолеты улетели, оказалось, что  убит командир полка, многие бойцы убиты или ранены. Получил в том бою тяжелые ранения в  правую голень и я.
 Хирург медсанбата предложил ампутировать ногу. Я не согласился. Тогда он сказал: «Ну, держись, солдат!» – и стал вынимать осколки. Боль была страшная, поскольку никакой анестезии  не имелось. И началось мое скитание по госпиталям. К сожалению, рана не заживала, хоть мне и делали пересадку кожи. Только в июле 1944-го меня отправили в запасной полк в Омск. Здесь мы славно повоевали на молотьбе хлеба в ближайшем колхозе.
В Максатиху вернулся в мае 1947 года. В военкомате встал на учет, получил новенький военный билет, где черным по белому было записано, что гвардии старший сержант Н.П. Павлов  зачислен в запас первой категории. На этом и закончилась моя военная карьера.
Автор: Публикацию подготовила Аксана РОМАНЮК
43

Новости партнеров

Loading...

Возврат к списку

В Тверской области стартовала программа «Нас пригласили во Дворец»
Проект «Нас пригласили во Дворец» реализуется по инициативе губернатора Игоря Рудени. Всего в масштабной акции примут участие более 33 000 учащихся 526 школ Твери и области. В картинной галерее побывают 513 групп, составленных из учеников 8-х классов. Численность же обучающихся в 9–11-х классах составляет около 21 000 человек.
19.01.201711:17
Больше фоторепортажей
 
Этот уникальный проект наша газета и областная универсальная научная библиотека имени А.М. Горького проводят при поддержке Правительства Тверской области. 
22.10.201604:07
Больше видео

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5
Новости муниципалитетов
Письмо в редакцию